13.07.2005
Европейская и американская молодежь сейчас переживают революцию ценностей. Люди отказываются работать ради денег и карьеры, по их мнению, деньги и карьера ничто по сравнению с возможностью жить, наслаждаясь каждым днем. Новые веяния западного общества докатились и до нас. В Бурятии есть люди, готовые отказаться от благ цивилизации, чтобы остановиться и подумать над вечными философскими вопросами, чтобы пожить в гармонии с собой и природой.

C детства мечтал пожить в глухом лесу

Ирина и Кирилл недавно вернулись в Улан-Удэ. Полгода они прожили в глухой баргузинской тайге вдвоем. Отшельничество стало для молодых людей не только увлекательным приключением, но и возможностью переосмыслить многие ценности.

Кирилл — молодой человек 28-ми лет, родом из Калининграда, Ирина — коренная улан-удэнка. Год назад молодые люди познакомились на Ольхоне, где Ирина, менеджер по туризму, работала. Молодые люди понравились друг другу, у них оказалось много общего. Ирина давно мечтала пройти вокруг Байкала пешком, а Кирилл — пожить в сибирской тайге. Спустя год они вместе осуществили мечты.

— Я с детства мечтал пожить в лесу отшельником, — рассказывает Кирилл. — Сначала мне представлялся любой лес, а после того как я побывал на Ольхоне, я понял, что хочу пожить именно в сибирской тайге. Мне хотелось проверить себя в настоящих экстремальных условиях.

Опыт жизни в лесу у Кирилла был, он раньше частенько ходил в походы, знал основы выживания. Ирина, тоже отчаянная путешественница, занималась альпинизмом. Обсудив все тонкости отшельничества, молодые люди решили, что идеальным местом станет девственная баргузинская тайга, где, кроме лесных гостей, их никто не сможет потревожить.

— Мы вышли на директора Баргузинского заповедника с предложением пожить какое-то время там, — рассказывает Кирилл, — а за предоставленную возможность мы могли бы там работать — убирать мусор, следить за браконьерами. И директор согласился. Обсудив детали, мы стали собираться в дорогу — из вещей мы взяли стандартное туристическое снаряжение, купили муку, сахар и 400 пачек лапши "Роллтон".

Съели 400 пачек "Роллтона"

В феврале, в самые суровые холода, молодые люди отправились к месту своего отшельничества. Сначала добирались до Усть-Баргузина, оттуда по байкальской ледовой дороге — в небольшое поселение Давша.

— Когда мы ехали по Байкалу, я не переставал удивляться, дорога была гладкая-гладкая, как стекло, — вспоминает Кирилл.

Давша — далекий таежный поселок, который живет благодаря Баргузинскому заповеднику, где и работают практически все его жители. Добраться до Давши можно только по ледовой дороге или во время навигации, в межсезонье поселок отрезан от внешнего мира. Раньше он был довольно большим — около ста жителей. Сейчас осталось только двадцать. Все жители Давши — настоящие таежники.

От Давши ребятам предстояло добраться до северного кордона, а это еще 18 км по ледовой дороге. "Когда мы выезжали из Давши, мы представляли себе, что нас ждет: небольшое зимовье и маленькая банька на берегу Байкала, — рассказывает Ирина. — Но, приехав на кордон, мы увидели огромное хозяйство. Мы очень удивились, а работники заповедника объяснили нам, что здесь на протяжении тридцати лет (!) жила семейная пара и только в прошлом году они съехали отсюда, возраст дал о себе знать, в 75 лет хочется быть поближе к врачам".

Среди надворных построек были дом, баня, теплицы, парочка сараев. Все находилось в рабочем состоянии, только требовало кое-какого ремонта и уборки. Этим в первые дни и занимались Ирина с Кириллом. В это время питались только "Роллтоном". Всего за все время пребывания на кордоне они съели 400 пачек.

Клубничное варенье из лиственницы

Когда удалось обустроить быт, Ирина стала печь хлеб. Кириллу предстояло научиться ловить рыбу — на это ушло около двух недель.

Ловить рыбу оказалось не так-то просто. Для этого нужно было сделать лунку и наловить гамарусов, а для их поимки необходима нажива из рыбы. Замкнутый круг. А потом неожиданно в одном из сарайчиков нашлись засохшие бормаши.

Когда сошел снег, кухня, по словам Ирины и Кирилла, стала очень разнообразной. До поездки в тайгу Кирилл купил справочник "Пищевые растения Сибири", с помощью которого отшельники находили в тайге различные травы, коренья, цветы, почки деревьев, которые шли на еду. Иногда ребята просто экспериментировали.

— Как-то мы собрали шишечки листвянки и просто засахарили их, — рассказывает Ирина, — через несколько дней открываем банку, а оттуда запах свежего клубничного варенья! Было очень вкусно.

Черемша вообще стала спасеньем. С ней мариновали рыбу, добавляли ее в первые и вторые блюда. С удовольствием ели крапиву — делали салаты и варили уху. Пекли пироги из хвоща, из одуванчиков. Варили варенье из цветков медуницы.

— Вообще, еды в тайге очень много, — говорит Кирилл. — И что удивительно, практически каждое растение можно есть, среди них почти нет ядовитых. Вот, например, из бадана мы делали чай, цветки шли на варенье. Но самое главное, в тайге все кажется очень вкусным.

Мы не чувствовали себя одинокими

Поскольку молодые люди вегетарианцы, то мяса они не ели, и единственным источником белков для них стала рыба. Рыбу ели нечасто, но за полгода научились делать невероятное количество блюд.

— В тайге мы не чувствовали себя одинокими, наблюдали за животными, — рассказывает Кирилл, — не раз видели изюбра, медведя, соболя, зайцев. Даже видели, как медведь на льдине рыбачил.

Хотя у отшельников довольно много времени уходило на хозяйство, бывали дни, когда им удавалось просто отдохнуть.

Это непривычный для городских жителей вид отдыха — созерцание, — признается Кирилл. — С развитием технологий мы совершенно забыли о том, что природа требует трепетного и внимательного отношения. Кликающая культура, когда приехали, сфотографировались и уехали, совершенно не дает той полноты ощущений, что созерцание. Может быть, поэтому люди стали совершенно небрежными в своем отношении к окружающему миру.

Вечерами до захода солнца Ирина и Кирилл играли в шахматы. Иногда просто гуляли по лесу в свое удовольствие, купались в сероводородных источниках.

— Вообще, отшельничество повлияло на меня самым лучшим образом. В лесу у меня перестала болеть голова, хотя в городе меня очень часто мучили мигрени, — рассказывает Кирилл. — Я думаю, все это благодаря природе — свежему воздуху, чистой пище. С заходом солнца мы ложились спать, с рассветом вставали, сон был здоровее некуда, да и потом, было много физической работы. Чувствовали мы себя отменно, было ощущение, что организм просто набирается здоровья, это удивительное ощущение невозможно передать словами.

Из дневника отшельников

05.02.05

Сегодня первый день новой жизни! Из Давши мы выехали на ледовую дорогу по Байкалу примерно в 13:00. Несмотря на то, что ехали по льду, скорость была приличной — 80—90 км/ч. С ледовой дороги машина свернула на девственно чистый снег и понеслась напрямую через белое поле.

Когда мы приехали, никто не выбежал встречать машину, и сердце у меня екнуло.

На поверку одинокий домик в лесу с банькой на берегу оказался большим хозяйством с теплицами — все это нам досталось от предыдущих хозяев. Домик, правда, пришлось тщательно убирать, вставлять стекла и навешивать на дверь матрас. Сгоряча мы перетопили печку и до двух ночи не могли уснуть от жары в доме и от новых впечатлений.

6.03.05

Сегодня с лункой я возился три часа. Здесь лед тоньше полутора метров не бывает. Рубить его пешней несложно, но вот выгребать нарубленные осколки с глубины метра, стоя на коленях или лежа на боку, дело нелегкое и утомительное. Оказалось, что воды подо льдом всего 40 см, и рыбы там, конечно, нет. Сделал еще одну лунку подальше, но на запах хлеба рыба не подплывала.

Когда пошли мыться в баню, увидели в 30—40 метрах от нас, на опушке леса, зверя. То ли изюбр, то ли еще какой олень. Он долго смотрел на нас, а мы на него, а потом, смешно прыгая по снегу, зверь удалился. Потом опять видел того же оленя. Опять на опушке.

9.04.05

Наконец убедились, что в Байкале есть рыба! Мы нашли кучу высохших бормашей, я подкормил ими рыбу в лунке и на них же пытался ловить. Я решил, что первую рыбу обязательно выпущу в Байкал — в дань уважения к морю. Первая рыба меня поняла и сама сорвалась с крючка. Здоровый хариус около 40 см в длину. Вчера сорвался еще один такой же. Больше рыба не попадалась.

Вчера у нас кончилась свечка, так что теперь с заходом солнца у нас полная темнота.

10.05.05

Едим от пуза. Ирина умудряется из муки и сахара делать всякие крема, а также оладьи, лепешки и много всего другого — все это очень вкусно.

Черемша стала спасеньем. С ее помощью маринуем рыбу, добавляем медвежий лук в первые и вторые блюда. С удовольствием едим крапиву. Ирина печет пироги из хвоща, из одуванчиков и варит варенье из цветков медуницы.

Вообще, еды в тайге очень много. И что удивительно, практически каждое растение можно есть, среди них почти нет ядовитых. Но самое главное, в тайге все кажется очень вкусным.

20.06.05

Это совершенно особенное чувство — жить вдали от цивилизации. Есть возможность подумать, узнать себя и окружающий нас мир. Городские жители совершенно забыли, что являются частью природы, а здесь эта мысль кажется очень естественной.

^