20.07.2005
8 марта 1968 года военно-морской флот Советского Союза понес тяжелейшую потерю — в районе Гавайских островов при невыясненных обстоятельствах погибла суперсовременная для тех лет подводная лодка К-129. Вместе с ракетоносцем ушли на дно почти 97 моряков. До недавнего времени вся информация, касающаяся обстоятельств гибели К-129, считалась особо секретной. Лишь спустя три десятилетия о подвиге матросов-подводников становится более-менее известно широкому кругу россиян. Наши коллеги журналисты из Перми, долгое время занимавшиеся судьбой семей экипажа К-129, буквально на днях добились рассекречивания списков погибших и распространили их среди журналистов на одном из семинаров фонда "Открытая Россия". В списках жертв трагедии оказался и наш земляк Анатолий Кабаков. До призыва на военную службу он жил в заиграевском селе Унэгэтэй. Корреспонденты "Номер один", выяснив это, незамедлительно выехали на родину моряка.

Знаете, каким он парнем был...

К сожалению, никто из родственников Анатолия Кабакова в Унэгэтэе уже не живет. Родители умерли, братья и сестры разъехались.

Семью погибшего моряка Анатолия Кабакова постигла судьба не из легких. Потерять юного сына, любимца не только родителей, но и всего села, даже не получив его тела, да еще и не знать обстоятельств гибели — такого не пожелаешь никому. Родители так и умерли, не ведая, что сын их — герой.

Только в 1998 году Указом Бориса Ельцина все члены экипажа К-129 под командованием капитана Владимира Кобзаря были награждены орденами Мужества (посмертно). Но если семьи офицеров получили ордена, то семьи матросов срочной службы остались без ничего. Дело в том, что по нашим законам (самым гуманным в мире), правительственные награды вручаются родственникам первой категории — отцу, матери, жене и детям. Матросам, призванным на флот было по 18 лет, по молодости семей они создать не успели, родители не выдержав горечи утраты, в большинстве своем умерли довольно рано. Всем семьям погибших моряков выдали стандартные справки с умопомрачительной формулировкой: "Полагать умершими", которая лишила их законного права получать пенсию за погибшего сына и всех причитающихся в подобных случаях льгот. Такова ситуация с семьями большинства погибших моряков. Как оказалось, эта же участь постигла и семью нашего земляка.

Горе постигло семью Кабакова, однако, забвение его не коснулось. О погибшем подводнике помнят практически все унэгэтэйцы.

Жизнь разбросала друзей и родных матроса-моториста Анатолия Кабакова. Тем не менее, корреспондентам газеты удалось отыскать в Унэгэтэе друга погибшего моряка, одноклассника и тоже бывшего подводника Кима Ерофеева.

Самый флотский поселок Бурятии

Ким Ерофеев: "Мы закончили 11 класс в 1965 году, и в сентябре меня призвали в армию. А Толя поступил в институт, но потом по какой-то причине оставил учебу и пошел в армию на год позже — в 1966."

Во флот в те годы крепкие парни из Унэгэтэя легко проходили комиссии. Из класса, в котором учился Анатолий Кабаков, шестеро (!) ушли служить на подводные лодки. Это, наверное, самое флотское село Бурятии.

Ким Ерофеев: "В армии мы с Толей Кабаковым вновь встретились. Я служил на подлодке специалистом. А он в составе молодого пополнения заканчивал 51-й учебный отряд во Владивостоке. Я его спрашиваю: "Тебя куда?". "На Камчатку", — говорит. Мы служили на разных подлодках".

Сердце матери не вынесло трагедии

На Камчатку уходила подводная лодка "К-129". Она долго стояла на базе, проходила переоборудование на подводный запуск ядерных ракет. Первое боевое дежурство, в которое подводная лодка вышла после модернизации, стало последним. Этот же боевой поход стал первым и последним для Анатолия Кабакова.

К-129 приступила к дежурству в районе Гавайских островов (США). Все шло как обычно, но внезапно советская субмарина, будучи в нейтральных водах, перестала выходить на связь с Москвой. По какой причине погибла лодка до сих пор неизвестно. Ходили самые разные версии. Чаще всего говорили, что потопили ее американцы.

Исчезновение подлодки с ядерным оружием на борту для СССР было супер ЧП. Для поиска К-129 была направлена другая подлодка, на которой служил Ким Ерофеев. "Сходили, пришли назад. Никаких результатов не было", — вспоминает Ким Ерофеев.

О том, что погибла лодка, на которой служил его друг и односельчанин, наш собеседник сначала не знал. Ким Ерофеев: "Нам говорили, что погибла одна боевая единица, но номер лодки нам не говорили". После похода в район гибели К-129 он уехал в отпуск домой, в Унэгэтэй. О трагедии К-129 узнал, вернувшись из отпуска. Наш собеседник был потрясен. "Когда уходишь в море, гарантии, что ты вернешься — нет. Все мы ходим под богом." — говорит он.

Гибель односельчанина потрясла весь Унэгэтэй. Но хуже всего, конечно, пришлось семье Анатолия Кабакова. В семье было шестеро детей. Анатолий был предпоследним ребенком. Как рассказали односельчане, для Семена Гурьяновича Кабакова, отца, это был второй брак. Анатолий был назван в честь его сына от первого брака, который погиб на войне. Так сложилась судьба, что и второй Анатолий тоже погиб в армии.

Мать моряка горько оплакивала потерю сына. Редко кто переживает так сильно, как переживала она. Из-за потрясения у женщины начало болеть сердце. В конце концов, сердце не выдержало горя, и мать Анатолия преждевременно ушла из жизни.

"Чемодан шамана"

К-129 оказалась в центре дипломатического конфликта. Москва обвинила американцев, поднимавших подлодку, в глумлении над памятью моряков. США в ответ продемонстрировали запись церемонии похорон подводников, с почетным караулом, священниками и другими почестями.

То, что не удалось поднять американцам, позднее СССР разбомбил.

"На мой взгляд, — продолжает бывший подводник, — США охотились за "чемоданом шамана". Мы так называли чемоданчик, принадлежавший нашему шифровальщику. Если бы США чемоданчик достали, то смогли бы расшифровать весь наш код.

Рубка "шамана" должна была находиться в передних отсеках. К-129 командовал капитан первого ранга Кобзарь, здоровенный мужик. Он удлинил свою каюту, заняв рубку "шамана". Шифровальщика переселили в четвертый отсек, который потом так и не смогли достать". Будь капитан меньше ростом, возможно мировая история пошла бы совсем по другому пути.

Береза, как память о друге

ом, в котором ныне живет Ким Ерофеев с семьей, раньше принадлежал семье Кабаковых. Во дворе дома растет огромная береза. Дерево еще в школе посадил Анатолий Кабаков. С тех пор береза стала в два раза выше дома, затеняет окна, но у Ерофеевых нет даже мысли срубить ее. Это — память о друге, погибшем в пучине Тихого океана.

Помнят о матросе и учителя. Валентина Ивановна Вахрушева, до сих пор работающая в местной школе, была в те далекие годы классным руководителем Анатолия. О своем бывшем ученике она не только не забывает, а даже собирает материал для школьного музея.

— Он был душой класса, — вспоминает Валентина Ивановна. — Учился хорошо. Спортом увлекался серьезно. У нас баскетбольная секция сильная была. Так он все время там занимался. Хоть и не высокий, а шустрый. Играли они здорово. На районных соревнованиях всех побеждали, на республиканских. Даже на первенство России не раз ездили.

Да все мальчики в их классе спортсменами были. Поэтому и призвали их на тяжелую службу — в подводный флот. Когда пришла "похоронка", все село горевало. Любили его все, уважали очень. Мы ведь тогда не знали, как он погиб. А сейчас, говорят, гдето на Гавайях похоронен.

После гибели Толи его мама все горевала. Просила одноклассников Толиных, что на Тихом океане служили — мол, вы хоть форму его привезите. Форму ей действительно потом привезли... А в конце 90-х годов орден Мужества доставили в село." Но родителей Толи уже не было в живых.

Считать умершими

Хроника трагедии

Дизельная К-129 вышла на боевое дежурство в конце февраля 1968 года. В марте К-129 уже патрулировала возле Гавайских островов.

Несмотря на то, что лодка была оснащена дизельным двигателем, она считалась одним из самых опасных подводных ракетоносцев страны. В шахтах К-129 таились три мощных ракеты с мегатонными ядерными боеголовками, нацеленными на американские города Сан-Франциско, Сан-Диего и Бремертон. Но и не это было самым главным. К-129 была страшна тем, что могла запускать ракеты прямо из-под воды. Лодка несла на борту еще две ядерные торпеды.

Что именно случилось вечером 8 марта в районе Гавайев до сих пор остается тайной. Американцы настаивают на том, что К-129 пошла ко дну вследствие технических неполадок, наши намекают на то, что лодка была протаранена американской субмариной.

После исчезновения К-129 в предполагаемый район бедствия были брошены советские корабли. Они тщательно прочесали квадраты моря, но никаких следов катастрофы не обнаружили. А вот американцы К-129 все-таки нашли.

И не только нашли, но и решили поднять на поверхность — задача для тех лет просто фантастическая. По всей видимости, главной целью операции "Дженифер" было поднятие со дна советских ракет подводного старта и шифровального устройства. Особенно опасным для советского флота было второе. Добыв коды шифров, американцы не только сумели бы рассекретить перехваченный архив советских радиограмм, но и разгадали бы всю шифровальную систему советских ВМФ.

Для поднятия К-129 со дна был построен специальный корабль "Гламар Эксплорер" — что-то типа огромной платформы, оснащенной огромными клешнями. Вообще, как отмечали американские специалисты, поднятие К-129 было задачей сложнее, чем высадка на Луне.

В 1974 году американцы начали подъем К-129. Однако в ходе операции советская субмарина неожиданно разломилась. Кормовая часть лодки вновь ушла на дно — американцам достались лишь носовые отсеки. Шифровального устройства в них не оказалось — оно ушло на дно вместе с затонувшими отсеками.

В поднятых отсеках американцы обнаружили тела нескольких погибших моряков. Некоторые источники говорят о том, что на борт американского корабля были подняты 8 тел, другие настаивают на 80.

Тела погибших моряков американцы похоронили согласно традициям советских военно-морских сил и под звуки гимна СССР. Между прочим, США приглашали на траурную церемонию и родственников погибших моряков. Однако во времена "холодной войны" поездка на Гавайи для наших людей было дело нереальным. Советское правительство ограничилось тем, что выслало родственникам моряков скорбные извещения с формулировкой "Считать умершими".

^