20.07.2005
В Чите с успехом прошел форум "Театр Информ 2005". Он собрал театралов, искусствоведов, артистов из 24 регионов страны, а благодаря зарубежным делегациям получил еще статус международного. В Читу приехали московские "Ромэн" и Театр сатиры под руководством Александра Ширвиндта. Во время войны их коллективы находились в эвакуации именно в Забайкалье, и это было своеобразной благодарностью. Достойно показали себя и наши коллективы. Экспозиция бурятских театров состояла из множества фотографий, запечатлевших артистов, фрагменты спектаклей, репетиции к ним и др. О впечатлениях с форума и театре в целом "Номеру один" поведал главный художник театра русской драмы имени Бестужева, очень интересный, глубокий искусствовед Вадим Бройко. Бурятия должна знать тех, кто ее прославил

— Моя мечта — создать в Улан-Удэ музей театрального искусства по аналогии со знаменитым бахрушинским в Москве, говорит Вадим Бройко. — Столичные театралы имеют возможность любоваться многими вещами, связанными с великими именами Мейерхольда, Раневской, Райкина, Смоктуновского и многими другими. Там и традиции очень сильны: во МХАТе, Ленкоме, Большом, Театре сатиры. Театралы очень бережно относятся к великим именам и тому, что связано с ними. В нашем небольшом городе храмов искусства достаточно, но мало кто сейчас доподлинно расскажет молодым об их истории и традициях. Например, театр Бурятской драмы живет с 1932 года, и с того времени в нем работали изумительные таланты: Содном Дашиевич Будажапов, Петр Нагаслаевич Николаев, Мария Николаевна Степанова. А сколько актеров блистали на его сцене — Найдан Гендунова, Владимир Халматов, Людмила Дугарова... Множество ярких личностей, о которых необходимо помнить. И сегодняшние спектакли не ставятся с нуля, своей жизнью они во многом обязаны легендарным предшественникам, которые заложили традиции. То же самое и в театре русской драмы. Галина Дмитриевна Шелкова, Нина Константиновна Туманова, Сергей Леонидович и Дмитрий Леонидович Панковы, отец которого — Леонид Николаевич — был учеником Мейерхольда. А Клавдия Тимофеевна Никулина, которая творит в театре аж с 1947 года. И сохранить этот огромный пласт почему-то никто не спешит. Хотя прошедший в Чите "Театр Информ" показал, что мы занимаем достойное место на российском театральном поприще. Наши экспозиции рассказывали об истории всех бурятских театров.

Современный зритель — это электроприбор

Анатолий Эфрос произнес замечательную фразу: "Современный человек похож на прибор, к которому подключили сто розеток одновременно, и он живет в диком напряжении". Этот ток делает современного человека поверхностным: знаний много, но он ни во что не вникает. Космос, компьютер, телевизор, взрывы, цены, ЖКХ... Ему надо совершить кучу действий, причем все срочно. В этой суматохе до театра ли ему? Вот сидел Пушкин у себя в усадьбе, писал "Онегина", никто ему не мешал. Сейчас, боюсь, ему было бы очень трудно — звонки, лекции, встречи. И все же наблюдается определенный сдвиг в положительную сторону. В Москве и центре вообще народ обратился к театру. Он успокаивает, люди наслаждаются действием на сцене, чистым русским языком, переживают за героев.

У нас в Бурятии ситуация парадоксальная. Улан-Удэ — город театральный, но зритель не особо почитает театр. Ходят туда студенты, школьники, пенсионеры. Не ходит интеллигенция: профессура, медики, педагоги (кроме словесников). Между прочим, не ходят журналисты. Я не знаю, почему это так, но это действительность. Вот приедет Пресняков или Королева, и билет будет стоить рублей пятьсот — люди найдут сумму и пойдут. Нельзя осуждать их за это, это, на мой взгляд, все временно.

Я люблю повторять, что театр и церковь — это убежище для души, где можно посидеть поразмышлять. Эфрос говорил, что человек рождается чистым и невинным, когда появляется в природе. Потом на нем появляются различные наслоения. И задача театра — убрать эти наслоения. Ведь еще в Древней Греции, где зародилось это искусство, главной задачей был катарсис, то есть очищение. Человек должен становиться лучше, добрее.

Особое пространство

Успех любого спектакля определяется не только блистательной игрой актеров. Это лишь часть, из чего складываются в конечном итоге аплодисменты. Спектакль — это даже не винегрет, где все смешано. У каждого из его создателей свое соло — у режиссера, сценариста, балетмейстера, даже осветителя. Одно исходит от другого, и в итоге их умелое единение превращает спектакль в искусство, определяет его успех. Если кто-то не доработал, то это и видно будет по реакции зрителя. Марк Захаров сказал замечательно по этому поводу: "Театр — это создание магической зоны". Актер своим биополем, энергетикой должен управлять залом, держать на ниточке зрителя. Есть такая теория пространства, и заключается она в следующем. Есть пространство драматурга -он сочинял пьесу, наделял своих героев характерами и так далее. У режиссера свое видение, он претворяет задумку на сцене. Сценограф делает свое. Актеру в его пространстве должно быть комфортно.

И есть особое пространство зрителя. Он попадает в мир, созданный всеми предыдущими людьми. Все тот же Эфрос говорил, что ему важно, чтобы зритель пришел в гости в семью Прозоровых. Окунулся в этот мир переживаний, любви. А не дергал без конца свой мобильный или не жевал конфеты. К театру ведь необходимо относиться как к событию. Недаром на наших программках написано: "Главное событие в театре — это Ваш приход к нам".

^