10.08.2005
— Был в моей практике такой случай, — рассказывает Елена Алексеенко, эксперт, проработавшая в судебной психиатрии больше 14 лет. — В Прибайкальском районе маленькая девочка 4—5 лет являлась потерпевшей сразу по двум уголовным делам. Сначала ее изнасиловал собутыльник отца, а после того, как уголовное дело по этому факту было возбуждено, ее жестоко избил родной отец: металлической кочергой проломил голову. И таких случаев огромное количество!

Воспитание насилием

В Бурятии происходит тихая беспрецедентная по масштабам катастрофа. Тихая катастрофа. Потому что тревогу никто не бьет. Все молчат. Дети боятся взрослых, родители боятся опозориться, школа и правоохранительные органы к ситуации привыкли и не считают ее чем-то особенным.

Между тем ежегодно в Бурятии совершается 1,4 тысячи преступлений против детей. Еще несколько тысяч — вне рамок статистики. То, что делают взрослые Бурятии с детьми, можно смело назвать беспределом. В большинстве случаев это тяжкие злодеяния, совершенные с особой жестокостью. Убийства, изнасилования, тяжкие телесные повреждения. Список детей, пострадавших от рук взрослых, в том числе и своих родителей, год от года неизменно растет.

Социологи уверены: высокий уровень числа разного рода насилия над детьми связан, в первую очередь, с общим возрастанием насилия в нашем обществе.

— Что такое насилие? — продолжает судебный эксперт. — Прежде всего, это принуждение исполнять чужую волю посредством физического нажима или морального подавления. Ведь во многих российских семьях понятие воспитание подменяется понятием наказания. Родители побили своего ребенка — и он стал послушнее, беспрекословно исполняет их волю. Часто родители считают так: я тебя пою, кормлю, а ты еще смеешь предъявлять мне какие-то претензии? — я буду тебя наказывать. И как минимум в 60—70% семей Бурятии физическое насилие над детьми имеет место быть.

Благопристойный отец семейства, материально независимый и внешне спокойный, планомерно издевался над своей семьей. Двух своих дочерей в случае провинности он ставил на гречку и запирал дома. Он выстроил свою картину мира, и все, что не укладывалось в рамки его представления о жизни, он яростно отрубал. Соседи говорили, глядя на его дочерей: какие воспитанные девочки, а то, каким способом это достигалось, никто из посторонних не знал.

Другой случай. В самом центре города, в соседнем доме с Министерством внутренних дел, в то время, когда мать ушла в магазин, родной отец со всего размаха ударил головой своего 8-месячного ребенка о стенку кровати только лишь за то, что тот плакал и очень хотел кушать. В результате малыш с тяжелыми травмами головы попал в отделение нейрохирургии. Заметим, что вышеперечисленные случаи не относятся к разряду экстраординарных, они типичны для Бурятии и встречаются сплошь и рядом.

Приемные дети страдают чаще

Вся страна возмущается американцами, которые жестоко обращались с русским приемным ребенком. Между тем, только в одной Бурятии случаев насилия над приемными детьми — десятки.

По словам Елены Алексеенко, очень широко распространены сейчас факты сексуального насилия над детьми в семьях. И чаще всего это происходит там, где дети являются приемными.

— Очень большой пласт отношений между отчимом и падчерицей очернены сексуальным насилием, — рассказывает психолог. — Реализуют развратные действия по отношению к детям из-за сексуального влечения или с целью наказать (!) за какую-нибудь провинность, ведь приемные дети не всегда благополучны в психологическом плане, сказываются условия предыдущей неустроенной жизни. Очень часто они просто направлены на реализацию своих сексуальных потребностей.

С одной стороны, этот ребенок вроде как и не совсем свой, а с другой, может побояться взрослого родителя, да и напугать ребенка можно очень просто — возвратом в детский дом.

Матери молчат

Иногда матери это знают или догадываются об этом, но молчат, даже со своим супругом этот вопрос стараются не обсуждать. Очень часто только тогда, когда факт насилия становится очевидным (наступает беременность или замечают педагоги, врачи, бабушки), только тогда о страданиях ребенка узнают. Некоторые матери боятся развода, другие находят массу оправданий для своего супруга, третьи просто стыдятся.

Но не только приемные отцы могут надругаться над ребенком. Часто и родных папаш не останавливает кровосмешение. Виной тому чаще всего злоупотребление алкоголем или наркотиками. По словам психолога, суррогаты и постоянные пьянки ведут к более глубокой деградации личности, а социальная критика и моральные нормы оказываются полностью погребены под действием алкоголя. Дети в таких семьях, уже начиная с 2— 4 лет, могут стать жертвами сексуального насилия.

— Отцы или отчимы часто подготавливают ребенка к сексуальным действиям, — говорит Елена Алексеенко. — Как правило, они говорят ребенку: "Ты вырастешь хорошей девочкой, а хорошие девочки всегда делают так-то. Если ты любишь папу, ты должна сделать именно так. Папе это очень нравится". Особенностью психики маленького ребенка является потребность в любви. Между дочерью и отцом образуется своеобразный заговор.

Иногда ребенок понимает, что это не совсем хорошо, но боится, что мать накажет именно ее, а не отца. А в дальнейшем частые развратные действия приводят к тому, что ребенок к ним просто -напросто привыкает и не воспринимает это как насилие.

Подросток подростку враг

Насилие над детьми вне семьи имеет свои особенности. Как правило, насильничают более взрослые дети над младшими, создавая своеобразную иерархию отношений в группировке. Униженный таким образом ребенок становится полностью зависим от взрослых ребят. Он не расскажет о происшедшем родителям или друзьям, потому как стыдно. Да и верят родители этому с трудом, ссылаясь на богатую фантазию ребенка.

Возможность быть отверженным в среде своих сверстников более значима для ребенка, чем поиски справедливости и - * … -(% обидчиков. Они боятся годами, скрывая насилие и подвергаясь колоссальным унижениям. Некоторые матери узнают о том, что над ребенком издеваются абсолютно случайно, когда у сына вдруг обострится аппендицит или возникнут другие проблемы со здоровьем.

Детские хирурги нашего города не раз обнаруживали у поступивших в больницу детей многочисленные разрывы, в том числе внутренних органов, характерные для действий сексуального характера. Зачастую только так и становится известным факт преступления, совершенного по отношению к ребенку.

Маленький поселок в Кабанском районе. Шестилетний мальчик впервые подвергся сексуальному насилию со стороны взрослых парней, после школы, катаясь на ледяной горке в 2001 году. Парни затащили его в сарай и изнасиловали. Случайно узнавшая о происшедшем мать ребенка сначала хотела написать заявление в милицию, но ее отговорили. Через два года изнасилование повторилось.

Прошу, заберите меня от родителей!

Почему же дети скрывают факты изнасилований? Прежде всего, из-за стыда и сильнейшего страха. Доверчивость, подчиняемость авторитету взрослого, недостаточный жизненный опыт и осведомленность в вопросах пола, неумение полно и критично оценивать ситуацию — все это в силу незрелости детской психики приводит к тому, что сексуальное насилие над детьми возможно долгое время скрывать. Преступление находится за семью замками даже в голове самого ребенка.

Часто дети находятся в сложной ситуации, когда отказать надо родителю. Это непросто. И пожаловаться некому, ведь в психике ребенка заложено: рассказать о полученной обиде можно только родителям, а на самих родителей пожаловаться некому, они — вершина всех человеческих отношений.

С недавнего времени в нашем городе появился детский телефон доверия 268-167, который работает с 8 вечера до 8 утра. На него часто звонят напуганные и ищущие помощи дети. Кто-то из них увидел номер телефона по телевизору, кому-то его дала подружка.

— Однажды, когда я дежурила на телефоне, — рассказывает Елена Алексеенко, — к нам дозвонилась девочка. Она рассказала, что ее родной дядя, брат отца, заставляет ее смотреть вместе с ним эротические фильмы и при этом пытается гладить ее. Девочка рассказала матери об этом, но та не поверила ей. Ребенок был очень напуган. К сожалению, разговор внезапно закончился, кто- то зашел, и девочка положила трубку. Больше она не перезванивала. Очень тяжело осознавать, что никто в семье девочку так и не услышал.

Случаев, когда дети самостоятельно обращаются за помощью к специалистам по социальной работе, довольно мало. Rолько один случай вспомнила Елена Алексеенко. Десятилетняя девочка, родители которой постоянно издевались над ней, разыскала адрес органов опеки и попечительства, поговорила с подружками, пришла и сказала: "Я родителям до такой степени не нужна, что прошу вас, отберите меня от них, устройте куда-нибудь, я не могу больше с ними жить".

Вообще, насилие над детьми и особенно сексуальное насилие над несовершеннолетними в республике, по словам специалистов, получило такой размах, что нужно кричать об этом во весь голос. Правоохранительным органам, психологам пора обратить на проблему самое пристальное внимание, а в школах в целях профилактики стоит ввести специальные учебные часы, где бы детям разъясняли, как действовать в подобных случаях. Детей, которые нуждаются в нашей помощи сотни. Они живут совсем рядом, может быть, даже в соседней квартире. Если мы не заметим, как им тяжело, не поможем им выбраться, они могут просто погибнуть.

  • Ежегодно в Бурятии совершается 1,4 тысячи преступлений против детей. В большинстве случаев это тяжкие злодеяния, совершенные с особой жестокостью. Убийства, изнасилования, тяжкие телесные повреждения.
  • И как минимум в 60—70% семей республики практикуется физическое насилие над детьми.
  • Детские хирурги нашего города не раз обнаруживали у поступивших в больницу детей многочисленные разрывы, в том числе внутренних органов, характерные для действий сексуального характера.
^