07.09.2005
На прошлой неделе "Номер один" сообщил о беспрецедентном ЧП в селе Ранжурово. Около сотни вооруженных браконьеров напали на инспекторов рыбоохраны, сотрудников линейного отдела милиции и ОМОН. Также мы сообщили о том, что ситуация с браконьерством в устье Селенги полностью вышла из-под контроля. Здесь по сути люди живут в своем государстве, не подчиняясь общепринятым законам. Сотни рыбаков незаконно ловят омуль, идущий на нерест, с помощью сетей и багров и ни во что не ставят стражей порядка. Последние оказываются бессильны против нарушителей закона. Запланированный сразу же после ЧП в селе Ранжурово рейд, своеобразный ответный удар по распоясавшимся браконьерам, полностью подтвердил эту истину. Пока рыбоохранные структуры явно проигрываю в борьбе с правонарушителями. Также облава показала: если и далее все ведомства, занимающиеся охраной этой ценной рыбы, будут вести не скоординированные между собой действия, результатов ожидать не придется.

Облаву раскрыли

Устье Селенги. База "Байкалрыбвода". Именно здесь в час дня должны были собраться для совместной отработки берегов реки несколько ведомств. Но сотрудничества не получилось. МОМ МВД РБ прибыл только в восемь вечера, чуть раньше приехал заместитель начальника Роспотребнадзора. Еще раньше на место прибыл Байкалрыбвод. В результате, пока одни ждали других, все окрестные жители узнали, что на реке готовится большая облава.

Когда уже ближе к вечеру представители правопорядка все-таки отправились в рейд по реке, незаконных ловцов омуля уже практически не было. Таким образом, впустую был потрачен целый день, использованы немалые средства, а результатов нет.

— Мы сейчас должны довести косяк омуля до границ с Монголией, — с горечью говорит начальник ФГУ "Байкальское бассейновое управление по сохранению, воспроизводству рыбных запасов и организации рыболовства" Владислав Щепин. — Но полностью охватить прибрежные территории в одиночку мы не сможем. Необходима группа в 50— 60 человек, которая бы вела рыбу вдоль берегов. Обязательно надо было создать штаб под руководством кого-то из министерства сельского хозяйства, либо из правоохранительных органов. Это позволило бы моментально давать указания и в экстренном порядке перебрасывать в нужном направлении людей. А тот разлад в работе, который царит сегодня на водоемах, абсосолютно нельзя допускать. Люди разбросаны и работают сами по себе.

"Нас разрезали по живому "

Чтобы дойти до нерестилища в верховьях Селенги, косяки омуля должны преодолеть не только километры водной глади против течения, но и тысячи метров сетей. Нагулявшаяся за лето рыба для многих серьезный бизнес и немалые деньги. В этом году ситуация с охраной массивного и плотного, по словам специалистов, косяка осложняется последствиями прошедшей недавно административной реформы рыбной отрасли.

— Нас разрезали по живому, плохо и бездарно, — говорит Владислав Щепин. — На базе старой системы надо было бы создать новую структуру, но ни в коем случае не делить нас. В итоге рыбная отрасль понесла огромные финансовые потери, мы лишились большого количества специалистов. Враг бы не сделал так. Теперь как минимум два года мы будем выбиты из колеи. По моему мнению, никакого экономического эффекта эта реформа не принесла, только распылила необходимые отрасли средства.

Через 8 лет рыбы не будет

По словам специалистов, сегодняшний омуль — это рыба 95—96 годов. Именно на те года приходится начало цикла, когда люди перестали ловить омуль для себя и стали заготовлять его массово на продажу. Сегодняшняя популяция рыбы уже подорвана. Если и сейчас ее должным образом не уберечь от расхищения, не сохранить нерест, последствия будут катастрофическими и через 8 лет рыбы практически не будет.

— Мы предлагаем ввести строгий контроль за ловом, — говорит Владислав Щепин. — Предлагаем не давать квоты тем организациям и предпринимателям, которые еще не освоили квоты, не заплатили налоги. А сегодня квоты выделяются без конца. Такого быть не должно. Таким образом, с каждого килограмма омуля наша дотационная, бедная республика теряет огромные средства.

Нужно срочно менять подход

По словам специалистов "Байкалрыбвода", комплексный подход к проблеме нереста омуля остро необходим. Деньги, недополученные от незаконного вылова омуля, могли бы пойти на решение актуальных проблем отрасли. Так, сейчас очень остро стоит проблема зарастания водорослями Байкала. Если сейчас не принять необходимых мер, через 2—3 года заливы могут совсем зарасти, а нерестилища омуля уничтожится. Чиновники разводят руками, говорят, что нет денег, но они есть, только проходят мимо.

Пока же специалисты ФГУП "Восточно-Сибирского производственного рыбного центра", станции которого базируются по берегам Селенги, констатируют, что количество омуля стабильное. Но о том, как на самом деле обстоят дела с популяцией, можно будет судить только поздней осенью, когда мониторинг будет закончен. По словам же специалистов "Байкалрыбвода" уже сейчас можно говорить о том, что количество омуля неуклонно сокращается.

— Сегодня на Байкале настоящая катастрофа, — говорит Щепин. — У нас неосвоенных квот сегодня 42%, в Баргузинском районе квот освоено всего на 72% — такого никогда не было. Это первый звонок для всех нас, надо чтото серьезно менять на озере, причем срочно.

^