24.10.2013
«Экспортная сказка» в Бурятии все-таки закончилась, и проявилась сырьевая сущность ее экономики. Высокие технологии побеждены природными богатствами региона, в частности каменным углем.
«Экспортная сказка» в Бурятии все-таки закончилась, и проявилась сырьевая сущность ее экономики. Высокие технологии побеждены природными богатствами региона, в частности каменным углем.

Экспорт из Бурятии увеличился на 43,1 %. Импорт товаров в республику упал более чем в 2 раза. По прогнозам, в текущем году объем внешнеторгового оборота РБ составит 1 млрд 300 млн долларов. Цифры за восемь месяцев говорят об огромном положительном сальдо в торговле с зарубежными странами.

Экспорт товаров из Бурятии достаточно монополизирован – до 80 % экспорта приходится на 10 больших предприятий. Тогда как участников внешнеторговой деятельности аж 600.

«На протяжении ряда лет основная доля приходилась на машиностроительную продукцию. В 2009-2010 гг. это примерно 60 %, это работа нашего авиационного завода. Рекордно высокий удельный вес продукции машиностроения в экспорте республики пришелся на 2011 г. -- почти 75 %, -- напоминает Татьяна Думнова, министр экономики Бурятии.

В 2012 году картина изменилась. Продукция машиностроения стала занимать 40,9 % экспорта. А 47 % пришлось на минеральную продукцию. У нас идет вывоз минеральных продуктов (каменный уголь, вольфрамовый концентрат).

«Мы вывозим каменный уголь в такие страны, как Китай, Корея, Япония и Малайзия. По предварительным данным таможенной статистики за восемь месяцев 2013 г., этот показатель в структуре занял 50 %. Максимально стали вывозить каменный уголь», -- говорит министр.

Что касается последних новостей, удельная доля машиностроительной продукции в экспорте Бурятии в I полугодии т.г. составила только 27,2 %. Зато одновременно неуклонно растет доля машиностроительной продукции среди завозимого в республику импорта.

Впрочем, есть и хорошие новости. Они касаются древесины. Бурятия сокращает вывоз «кругляка». Пять лет назад на кое-как обработанные стволы срубленных деревьев приходилось 74 % «древесинного экспорта». При вступлении в ВТО Россия была вынуждена отменить пошлины на экспорт пиломатериалов и другие административные меры.

«И именно начиная с 2012 г., и сегодня по итогам восьми месяцев, кардинально изменилась структура. Свыше 70 % вывозимой древесины составляет пиломатериал. Доля «кругляка» упала до 26 %. Увеличились экспортные поставки пиломатериалов в Китай, Японию и Монголию», -- указывает глава минэкономики.

Самыми неопределенными моментами во внешней торговле Бурятии можно назвать, во-первых, возможную широкомасштабную «торговую войну» между Россией и Украиной. Как известно, в ответ на грядущее подписание Украиной Договора об ассоциации с Евросоюзом РФ может начать обрывать экономические связи с украинцами.

Между тем Украина (наряду с Китаем) является одной из самых важных стран, чьи товары импортирует наша республика. Так, оттуда импортируются авиадвигатели. Что будет с закупками двигателей? Возможно, придется заместить двигателями из Чехии.

Во-вторых, туманной выглядит судьба экспорта бурятского угля на мировые рынки. Опасения вызывает начало разработки мощных угольных месторождений в Монголии. Для монголов приоритетным рынком сбыта также является рынок Восточной Азии.

Татьяна Думнова не драматизирует ситуацию: «Сегодня в мире есть большие проблемы с каменным углем. Эти ресурсы исчерпываются. Бурятия уже имеет проверенный рынок – Япония, куда уходит большая часть. У нас есть предложения со стороны Германии. Я не думаю, что будет какая-то жесткая конкуренция, но пока трудно сказать, насколько быстро будет развиваться рынок Монголии».

О том, насколько сильно может пострадать Бурятия в ходе потенциальной российско-украинской «торговой войны», министр экономики РБ говорит тоже оптимистично.
«Думаю, что мы пострадаем не сильно. Мы делаем ставку на Азиатско-Тихоокеанский регион», считает г-жа Думнова.

Экономической «сказке» в Бурятии пришел конец. Конечно, никто из жителей республики не желает, чтобы она сменилась «экономическим кошмаром». Но сможет ли бурятский уголь удержать позиции на не очень дружественном для россиян (из-за «северных территорий») японском рынке или придется искать новые рынки, действительно ли Бурятия легко обойдется без украинских товаров -- на такие вопросы точные ответы даст время.

Петр Санжиев, «Номер один».
^