31.10.2013
Российские спецслужбы до сих пор не рассекретили места массовых захоронений жителей Бурят-Монгольской республики, которые были расстреляны сотрудниками НКВД в середине 1930-х годов (особенно в 1937 г.). Таким образом, одна из кровавых страниц истории республики до сих пор не закрыта.
Российские спецслужбы до сих пор не рассекретили места массовых захоронений жителей Бурят-Монгольской республики, которые были расстреляны сотрудниками НКВД в середине 1930-х годов (особенно в 1937 г.). Таким образом, одна из кровавых страниц истории республики до сих пор не закрыта.

Кампания Сталина по истреблению собственного народа имела фантастический размах. Вместе с Гражданской и Великой Отечественной войнами она входит в число главных причин сегодняшнего демографического кризиса в России. Во времена реформ, в 1991 г., на грани развала СССР общественности удалось добиться учреждения в РСФСР – это сделал Верховный Совет РСФСР – Дня памяти жертв политических репрессий. Он ежегодно отмечается 30 октября.

Репрессии нанесли республике тяжелый удар. Сейчас в Бурятии осталось около 2,5 тыс. пострадавших от политических репрессий. Это сами репрессированные и дети репрессированных.

«Всего в республике за годы репрессий пострадали более 20 тысяч человек. Из них около 6 тысяч были расстреляны. Для малонаселенной Бурят-Монголии тех времен это была колоссальная цифра.  В республике издается «Книга памяти жертв политических репрессий Республики Бурятия». В настоящее время уже издано 7 томов, куда вошли 12,5 тысячи имен. Работа продолжается», – говорит Лидия Соколова, председатель Ассоциации жертв политических репрессий РБ.

В Улан-Удэ имеются два памятника жертвам политических репрессий. Один – небольшой, в поселке Загорск. Второй – «главный», на улице Линховоина, возле здания, где в 30-е годы располагался НКВД.

- Да, у нас есть памятник, куда мы можем прийти поклониться, но могилы – это святое. И мы надеемся, что в этом нам помогут и правительство, и соответствующие органы. Мы очень этого хотим, - отметила Лидия Соколова.

Но в Бурятии память о репрессированных предках увековечена не так весомо, как, допустим, в соседней Иркутской области.

«В этом году в Иркутске был построен памятник на мемориальном кладбище в местности Пивовариха. Мемориальное кладбище открыто в 1989 г., ему придан статус государственного», – говорит Лидия Соколова. На этом иркутском кладбище уже нет места для мемориальных плит. Теперь их размещают у подножия стены и даже на деревьях.

Политические репрессированные Бурятии считают, что пришла пора рассекретить места массовых захоронений. По предположениям Ассоциации жертв политических репрессий РБ, только в Улан-Удэ имеются несколько братских могил. Улан-удэнцы могут ходить по ним, не подозревая, что под ногами у них находятся останки. По некоторым данным, одно кладбище находится в районе ЛВРЗ, где ранее был лесной массив. Также, возможно, кладбище было устроено на Левом берегу, значительно застроившемся с советских времен. Предположительно, на пятом километре. Еще одно возможное место захоронения – в районе Медведчиковой пади.

- Кроме того, есть предположения, что людей после расстрела вывозили на все кладбища, какие есть в городе. Вывозили поодиночке, по несколько человек, и просто подхоранивали там, без обозначения места захоронения, - отметила Лидия Соколова.

В то же время скрываемые до сих пор координаты кладбищ – тенденция общероссийская. В других регионах засекреченные когда-то кладбища были обнаружены лишь во время строительных работ.

Служба информации «Номер один».

^