28.09.2005
Бурятский государственный театр песни и танца "Байкал" и Бурятская государственная филармония несколько лет находятся в состоянии конфликта и не в силах разрешить спор о том, кому где работать. Дело в том, что Министерство культуры, по сути, "столкнуло лбами" эти культурные учреждения вместо того, чтобы цивилизованно определить каждому из них нишу для существования.

"Светлая" мысль чиновников

Яблоком раздора между творческими коллективами, вернее, их руководителями, стало здание филармонии в самом центре города. Согласно постановлению Правительства РБ от 19 января 2004 года, в доме номер 6 по улице Ербанова с того момента должен был работать коллектив театра песни и танца "Байкал". А филармония, судя по всему, должна была арендовать помещения уже у "Байкала". Кому в голову пришла эта "светлая" мысль — не имеет значения. Главное, что реализация даже этого постановления не была доведена до ума. То, что "стерпела" бумага, не смогли снести люди. Коллективы, по сути, оказались в одном большом террариуме.

Для начала вернемся к событиям последних лет. В 2003 году коллектив тогда еще под названием "Бадма Сэсэг" перешел из арендуемого помещения в судостроительном заводе на репетиционную базу по улице Ключевской, состоящую на балансе филармонии. Переезд не принес успокоения в сердца артистов, а напротив, поверг их в грусть. Обшарпанное строение с выбитыми окнами, заколоченными досками, торчащими трубами и ржавыми машинами вокруг него не добавляли энтузиазма. Хуже всего, что в зимнее время температура в репетиционном зале и на улице не сильно отличалась. Холод для любого человека неестественен, для поющих и танцующих он просто опасен.

Министерство культуры Бурятии в прошлом году изыскало средства на ремонт зала, однако вопрос с остальным не решается до сих пор. И как в таких условиях творить прекрасное? А ведь творят, да еще как! Представления ансамбля "Бадма Сэсэг" с неизменным фурором часто проходят на мировых сценах, и география гастролей расширяется год от года.

Однако вернемся к основной теме статьи. Тогда же, пару лет назад, возникла идея объединить три коллектива: упомянутые уже "Байкал", "Бадма Сэсэг" и республиканскую филармонию. Это заметно облегчало нагрузку на бюджет, да и новому творческому гиганту должно было быть легче в его прямой деятельности. Поэтому ансамблю "Байкал" и отдали здание филармонии. Однако на деле оказалось все куда сложнее, чем планировалось. Филармоническому руководству удалось убедить реформаторов, что их деятельность и задачи "Байкала" далеко не идентичны (что, в принципе, соответствует действительности). В итоге было решено передать здание филармонии вновь создаваемому тандему "Байкал" — "Бадма Сэсэг", но и саму филармонию оставить отдельным юридическим лицом в прежнем помещении.

Дальше ситуация усложнилась. В начале 2004 года в свет вышло уже известное читателю постановление Правительства РБ, согласно которому "в целях развития профессионального искусства и культуры и упорядочения деятельности театрально-зрелищных учреждений" коллектив "Бадма Сэсэг" объединятся с театром песни и танца "Байкал". Новое объединение сохраняет за собой название и статус последнего. Камнем преткновения стал пункт шесть постановления, согласно которому полновластным хозяином здания филармонии и репетиционной базы на Ключевской становился Государственный театр песни и танца (ГТПиТ) "Байкал".

Уступать площадь никто не хочет

С этого момента задача по "упорядочению деятельности" встала с еще большей остротой. Как говорит директор бурятской филармонии Эржена Жамбалова, в их спор уже включались правоохранительные органы — прокуратура отменяла некоторые решения бурятского Минкультуры относительно здания в центре. Но и это не привело к порядку. Филармония не хочет уступать лучшие площади "Байкалу". Последний же требует именно эти площади, причем на законных, по их мнению, основаниях.

"Вопрос о том, кому отдать здание филармонии, не имеет под собой разумной почвы. Потому и не может разрешиться. Какой смысл передавать нам свои помещения "Байкалу", если мы нуждаемся в них больше? В камерном зале невозможно проводить репетиции танцевального коллектива по причине недостатка площадей". Пройдясь по коридорам филармонии, действительно убеждаешься в том, что репетировать там людям искусства невозможно. Потому как там много кабинетов заместителей, бухгалтеров, юристов и прочего административно-управленческого персонала. Отдельного внимания привлекают к себе немалые площади, отданные под зал заседаний коллегии Министерства культуры республики — пусть раз в месяц-другой, но надо же где-то чиновникам совещаться о том, как поднять культурный уровень населения. Или в очередной раз собраться для разрешения других насущных вопросов.

А весной этого года к театру "Байкал" присоединяется оркестр народных инструментов имени Чингиса Павлова, ранее находившийся под опекой БГТРК. Музыкальный коллектив количеством в сорок с лишним человек пришел со своими инструментами и нотами все в ту же филармонию. Из-за хронического дефицита площадей оркестр репетирует в вестибюле, что тоже радости не добавляет.

"Байкал", вопреки всему, продолжает успешную деятельность — выступает на фестивале Моды монголов мира, его оркестр собирает восторженную публику в оперном. Про одну из блистательных постановок в бурятской культуре — спектакль "Дух предков" и напоминать не надо.

Работа филармонии в последнее время более известна благодаря проекту "Grand Classic" под руководством Даримы Линховоин, который собирает почитателей оперного искусства. Весной приезжали вокалисты из столицы. Тоже вроде не бездействуют. Вот только вопрос с помещением никак не решится — кому быть хозяином в доме номер шесть на улице Ербанова?

Культуру продолжают "учить жить"

В Министерстве культуры проблему отлично знают, однако чтолибо изменить в лучшую сторону почему-то не могут. Заметьте, что все участники затянувшегося спора носят статус государственных. То есть работают на деньги налогоплательщиков. А простой люд, кроме хлеба, нуждается и в зрелищах. С чем у нас большая проблема. Несколько лет назад интерес народа вызывал международный конкурс "Белый месяц", и в один год он прошел даже дважды под разными названиями. А теперь остались и без этого. Как и без Театра пластической драмы "ЧелоВек", прописавшегося в Омске. До сих пор нет современной звукозаписывающей студии, о которой было столько разговоров. И Театр русской драмы никак решит вопрос с помещением.

В общем, куда ни глянь, налицо все признаки эдакой "антикультурной" революции в отдельно взятом регионе. Культуру продолжают "учить жить" (зарабатывать деньги) вместо того, чтобы помочь ей материально. Если следовать логике облегчения нагрузки на бюджет, стоило бы не четыре коллектива в один "Байкал" утрамбовать, а уж оптом, все культурную сферу взять да и обозвать одним словом и предоставить им самим отвоевывать место под солнцем. Только слово это, боюсь, будет не совсем цензурное.

Посетивший недавно республику министр экономразвития России Герман Греф пообещал помощь в реконструкции оперного театра. Спасибо ему за это огромное. Только очень хочется спросить, перед тем как приезжать "облагодетельствовать" отсталый регион, не проще было бы федеральным властям не "урезать" последние непроизводственные статьи регионального бюджета, такие как культура.

^