12.10.2005
Еженедельник "Номер один" около месяца назад начал акцию против коррупции в Бурятии. Это значит, что наша газета будет уделять проблеме повышенное внимание. Сегодня мы решили посмотреть, как решают этот вопрос представители законодательной власти республики. На последней сессии Народного Хурала было поднято сразу несколько антикоррупционных тем, в том числе по возможным злоупотреблениям в распределении социального жилья. Нелицеприятные вопросы исполнительной власти задавались представителями недавно созданной комиссии по противодействию коррупции, которая за полтора месяца своей работы развила довольно активную деятельность и стала инициатором целого ряда серьезных проверок. Корреспондент "Номер один" встретился с председателем комиссии, депутатом НХ Игорем Бобковым.

— Игорь Александрович, поясните, пожалуйста, свои позиции по теме социального жилья и другим щекотливым вопросам, поднятым на заседании парламента.

— Финансирование строительства жилья для инвалидов, ветеранов, других незащищенных слоев населения очень важно и на эти цели обязательно нужно выделять деньги. Но при условии, что средства станут направляться именно для социального жилья, а не на покупку квартир, чиновникам и другим обеспеченным гражданам. В бюджете РБ расходам на социальное жилье отводится отдельная строка. Правительство запрашивает на него миллионы рублей бюджетных денег. Мы дважды в комитете по бюджету поднимали вопрос о предоставлении нам подробной информации по расходам средств, выделяемых на соцжилье, но информацию так и не получили. Это наводит на определенные выводы. Правительству, получается, есть что скрывать? А потому в ближайших планах комиссии — проведение парламентского расследования по этой проблеме. Если эти деньги шли по назначению — отлично, если нет, то они должны быть возвращены в казну.

В целом на сессии поднималось несколько, как вы выразились, щекотливых вопросов, которые напрямую не связаны с коррупцией, но довольно красноречиво характеризуют нашу власть, а потому на них стоит заострить внимание общественности. Прежде всего рассматривались поправки в бюджет 2005 год. Дело в том, что в казне появились дополнительные средства — сто с лишним миллиона собственных доходов плюс трансферты. Эти деньги должны были пойти на первоочередные нужды республики. Однако, на мой взгляд, ими распорядились довольно странно. К примеру, я был категорически против того, чтобы истратить 68 миллионов рублей на увеличение зарплаты работникам государственного управления. По моему мнению, наша республика сейчас себе это позволить не могла. Куда более правильно было бы эти деньги направить на подготовку к отопительному сезону. В следующем же году, как я полагаю, бюджет у нас будет профицитным, доходы превысят нынешние примерно на три миллиарда рублей, вот тогда и можно было рассмотреть вопрос повышение зарплаты чиновникам. Однако парламентское большинство проголосовало за повышение зарплат чиновникам, что не добавило авторитета ни правительству, ни Хуралу.

Рассматривались поправки и по поводу приобретения автомобилей для автопарка администрации президента, в частности правительство просило выделить 3 миллиона на покупку автомобилей "Форд". Как будто у республики нет других потребностей — если уж выделять деньги, то на те же скорые, которых катастрофически не хватает. К счастью, противников этого предложения оказалось больше, чем сторонников и поправка не прошла.

— Сколько запросов в прокуратуру по признакам и фактам проявления коррупции было направлено комиссией за время ее работы?

— В результате работы комиссии было инициировано 40 запросов, которые в настоящее время рассматриваются или уже рассмотрены прокуратурой и правоохранительными органами.

Так, комиссией был направлен запрос по ООО "Икон", которое получило кредит в виде 17 килограммов чистого золота под гарантию администрации Северобайкальского района и истратило деньги не по назначению. По результатам проверки состоялся Арбитражный суд, и договоры, как по предоставлению гарантии, так и по предоставлению кредита, были признаны недействительными.

Также комиссией был рассмотрен ряд коррупционных проявлений в Селенгинском районе, а именно фактов злоупотребления служебным положением с превышением должностных полномочий руководителя района. В отношении главы администрации Селенгинского района возбуждалось 6 уголовных дел по статье "Хищение", и все они были прекращены. В числе прочих дела возбуждались по фактам нецелевого использования бюджетных средств, которые должны были быть направлены на создание новых рабочих мест для шахтеров после закрытия Хальбоджинского разреза и шахты Гусиноозерская. Куда ушли шахтерские деньги, неизвестно. Покажите хоть одного шахтера, бывшего горняка, который получил бы специально созданное для него рабочее место или которому выдали бы деньги. Нет таких. А ведь средства из федерального бюджета выделялись немалые.

Также неизвестно, куда израсходовало СПКСК "Весна" Селенгинского района бюджетные деньги в размере 8 миллионов рублей, которые были выделены в виде компенсации за то, что федеральная трасса была проложена по сельскохозяйственным угодьям и пахотным землям. Мы сделали запрос и по этому поводу в прокуратуру.

В целом, глава Селенгинского района согласился с нанесенным им ущербом, нецелевым расходованием бюджетных средств. Вопрос в том, почему этот ущерб до сих пор не компенсирован. Комиссия должна добиться возврата средств в бюджет, а прокуратура довести до конца это дело. А то получается: дела возбуждались, деньги исчезали, глава по-прежнему руководит районом, но никому нет дела до возвращения средств.

Также мы сделали запросы по "адвокатским деньгам". Это довольно темная и запутанная история. Здесь вообще речь идет о сотнях миллионов. В 2003 году для того, чтобы выиграть дело у "Бурятэнерго" на сумму 164 миллиона, наши власти наняли адвокатскую контору из Иркутска и заплатили ей 33 миллиона рублей. Суд проиграли, деньги потеряли. И вопрос здесь не только в 33 миллионах, непонятно за что отданных гонораров. Вопрос также в том, что за 164 миллиона бюджетных средств фигурируют в этом деле, каким образом он попали в "Бурятэнерго", за что им были заплачены эти деньги. Общая сумма средств тянет на 218 миллионов: 164 миллиона сам иск плюс проценты, плюс заплаченные адвокатам гонорары.

В целом счетная палата республики зафиксировала довольно много фактов нецелевого использования бюджетных средств. Но для нас главное — результат. Нужно не просто констатировать эти факты, а добиться возвращения денег в бюджет.

— На ваш взгляд, возможно искоренить коррупцию?

— Это серьезная проблема, которая угрожает целостности и безопасности России, и люди это понимают. В одночасье эту проблему искоренить нельзя, нужно работать над тем, чтобы возбуждались уголовные дела, чтобы они доводились до суда, подобные факты нужно пресекать. Когда чиновник поймет, что коррупция наказуема, он задумается, совершать ли противоправные действия. Задача комиссии — постоянное противодействие коррупции.

— После того как вы создали комиссию, недоброжелателей много появилось?

— А вы как думаете? Речь идет о миллионах.

— Много к вам обращений?

— Да, к нам достаточно много обращений, много анонимных сигналов, мы их проверяем, делаем запросы. Однако нельзя утверждать, что власти у нас сплошь коррумпированы. Большинство чиновников все-таки честно исполняют свой долг, занимают четкую гражданскую позицию. Но гражданская позиция еще не развита у общества в целом. К примеру, проводится конкурс по распределению бюджетных средств с нарушениями, его участники видят эти нарушения, но молчат, надеясь, что в следующий раз им позволят выиграть. Я считаю, что это в корне не верно. Если участник конкурса знает о нарушениях, он должен судиться, обращаться в антикоррупционную комиссию, мы будем действовать. Это должно стать распространенной практикой, иначе коррупция нас задавит. Ведь, по большому счету, все зависит от позиции самого общества.

^