05.03.2014
Зампред правительства Бурятии Владимир Матханов в интервью «Номер один» рассказал о слухах об отставке, притязаниях на кресло мэра Улан-Удэ, отношении к судьбе «Байкалфарма». Также было заявлено о реформе работы с детьми-сиротами и работе социального блока правительства во время финансового кризиса.
Зампред правительства Бурятии Владимир Матханов в интервью «Номер один» рассказал о слухах об отставке, притязаниях на кресло мэра Улан-Удэ, отношении к судьбе «Байкалфарма». Также было заявлено о реформе работы с детьми-сиротами и работе социального блока правительства во время финансового кризиса. 

- В январе СМИ Вас чуть было не «уволили», а Вашим преемником сделали министра здравоохранения Бурятии. Как сейчас вы оцениваете ту ситуацию? 

- Я был пробным шаром некой кампании. Для меня это было полностью неожиданно. На мой взгляд, у нас конструктивные взаимоотношения с главой Бурятии, я бы даже сказал, позитивные. Никаких изменений, насколько я знаю, не планировалось и в министерстве здравоохранения Бурятии. «Пощупали» с одной стороны, с другой стороны… Кто-то хотел перенаправить информационные потоки именно на эту тему. 

- Кстати Вячеслав Наговицын публично обмолвился, что между вами состоялся разговор о Вашем возможном интересе к должности мэра Улан-Удэ. Как он объяснил СМИ, Вы не высказали интереса к креслу градоначальника. Почему? 

- Я не знаю, откуда сегодня взялись слухи о моих якобы притязаниях на мэрию. Но моя позиция прозрачна и понятна. 

Многие проблемы, которые существует в городе, надо решать порой не самыми популярными методами. Начиная с того, что город становится большой деревенькой, и до проблемы с бродячими собаками при всей любви к животным. Для проведения непопулярных мер, затрагивающих даже небольшой часть населения, необходимо заручиться поддержкой горожан. А свое волеизъявление население Улан-Удэ может выражать двумя путями. Или через референдум, что маловероятно – по каждому вопросу такие мероприятия проводить. Либо путем поддержки той или иной программы кандидата – а это выборы.

Вместе с тем, я уважаю мнение депутатов горсовета, и какой бы закон ни был, его необходимо исполнять. 

- Насколько прошлый бизнес и события на «Байкалфарме» последних недель влияют на Вашу текущую работу и Ваши планы? 

- На мою работу события с «Байкалфармом» никак не влияют. Потому что с 2007 года и юридически и фактически я не являюсь собственником предприятия. Я отошел как от управления, так и от принятия решений, так как избрался депутатом Госдумы.

Но конечно, я сопереживаю, глядя на происходящее с «Байкалфармом». Мне никогда не было стыдно за свою работу. Люди всегда понимали, что мы честные производители, поднялись «с нуля», обеспечиваем высокое качество с многомиллионными отчислениями в бюджет. Меня эмоционально задевает этот вопрос. И в большей степени из-за мамы - она переживает. Это было все-таки нашим детищем в течение 20 лет. 

- Учитывая кризисные явления в экономике страны, насколько могут просесть в части бюджета социальные ведомства Бурятии и отдельные проекты? 

- Я считаю, что при любых минусах всегда есть плюсы. В связи с вероятным экономическим кризисом у нас может уменьшиться капитальное строительство социальных объектов – это минусы. В чем тогда плюсы? Ранее министерства могли позитивно отчитаться путем ввода дополнительных квадратных метров и выбиванием средств из федерального центра. Но на сегодняшний день такой возможности становится меньше. Добавьте к этому выполнение майских указов президента России. 

Я считаю, что во время кризисов наступают не самые плохие времена. Порой мы строили дополнительные помещения соцсферы, а туда переходили те же сотрудники, с теми же очередями к ним, с хамоватым отношением. И для людей ничего не менялось, кроме нового красивого здания. Теперь у нас каждый министр находится в постоянном тонусе, зная, что текущие проблемы можно решить только ценой собственных резервов. Это приводит к повышению качества и эффективности использования существующих денежных средств. 

В общем, кризис - это время, которое заставляет нас усиленно заниматься качеством предоставляемых услуг. 

- Уместно именно Вам задавать это вопрос, поскольку Вы были и депутатом Госдумы – на той стороне, и членом правительства Бурятии – на этой. Действительно ли последние 6 лет Бурятия получала федеральных денег значительно больше других похожих регионов России, и все остальные нам завидовали? 

- Это действительно так. И чтобы ни говорили, процесс связан с приходом Вячеслава Владимировича Наговицына. Начался он с приездом в Бурятию первых лиц государства. Был задан темп. За первыми лицами по пятам следуют финансы в регион, куда они прибывают. Учитывая, что не один раз приезжают, то значит, есть куда ехать, есть на что посмотреть. И главное - есть кому доверить федеральные средства. 

- Это вопрос доверия федеральных властей к главе Бурятии? 

- Безусловно. Тем более, что вслед за президентом России благоприятное восприятие региона имеют и федеральные министры. 

- Что происходит в министерстве соцзащиты? Это журналисты излишне эмоционально постоянно поднимают темы детей или действительно есть серьезные проблемы? 

- Со всей ответственностью понимаем, что дети и старики - наиболее ранимые и болезненные темы для нашего общества. Как я недавно прочитал в умной книге, когда более нет причин покритиковать или ущипнуть, то задаются вопросом «а как же дети?». 

Это болевая точка, на которую общество очень трепетно реагирует. На страдания одного ребенка, общество реагирует куда активней, чем на проблемы сотни взрослых. И мы это понимаем. 

Нужно минимизировать риски возникновения социальных сирот – то есть появление сирот при живых родителях. Это работа наша, муниципалитетов и психологов. Главное здесь - своевременность. Второе – пока есть хоть один потенциальный родитель, желающий взять ребенка на усыновление, мы должны дать ему эту возможность. Надо работать с каждым потенциальным родителем. И доказывать, что наши дети лучшие. И третье, требуется улучшение условий и в самих учреждениях.

К сожалению, есть искусственная субъективная преграда и в самих детских домах. Наличие детей в них - это рабочие места, это бюджетирование на каждого ребенка. В сельской местности – это зачастую единственное место для работы. За эти места держатся сотрудники, директора, и еще главы подключаются. Тем не менее мы решаем эту проблему через реформирование и реструктуризацию ведомства. Сейчас более восьмисот детей находятся в наших учреждениях заведениях. В идеале в детдомах на территории Бурятии не должно остаться ни одного ребенка. 

Реформировали и дома престарелых. Вы сейчас проверьте их, зайдите в любое заведение, где живут наши пожилые земляки. Не стыдно туда зайти. Средний возраст наших подопечных выше, чем средний по республике. По Бурятии - 69,5 лет, у нас в заведениях социальной защиты - 71 год. Это объективный показатель – там живут дольше, значит, уровень жизни лучше. 

-Какова ваша мечта?

Очень надеюсь, что в результате долгой ежедневной и непростой работы сообща с вами и жителями нашей республики отпадет необходимость в существования и детских домов и домов для пожилых людей.

Беседовал Артем Самсонов, «Номер один».
^