02.11.2005
С будущего года медики разделятся на бедных и богатых. Богатых, конечно, не как Абрамович, но в сравнении с днем сегодняшним это будет скачок вперед. Президент Путин, как известно, чуть ли не в прямом эфире реформировал зарплату некоторых медработников. Все последнее время социальные инициативы президента остаются новостью номер один в стране. Как восприняло инициативы медзвено районного масштаба? Корреспондент "Номер один" решил выяснить это, отправившись в Иволгу

Оказалось, что сельские поликлиники более чем нуждаются в поддержке и теперь, после озвученных инициатив президента, эту поддержку ждут как никогда. Людмила Петровна Гомбоева, вр. и. о. заведующего поликлиникой Иволгинской ЦРБ, врач ЭКГ-кабинета: "Я вам скажу, что все ждут улучшения. Его уже давно надо было провести. Надо вылечить само здравоохранение, и тогда всем будет лучше. Мы работаем в поликлинике центральной районной больницы. Видите, какая убогая. Или вы зайдете в Улан-Удэ в поликлинику на Каландаришвили, или к нам.

Но у нас сейчас очень хороший главный врач. В этом году он построил рентгено-флюроографический блок. Вы его видели?

Хорошо бы здесь линолеум постелить. У нас нет нормальных столов, стульев. Помещений не хватает. В процедурном кабинете негде раздеться. В одном кабинете два врача принимают. А поток населения идет со всего района. Вот оно — первичное звено", — грустно говорит Людмила Гомбоева, проходя по коридорам родной поликлиники. Стоит обеденный перерыв и, воспользовавшись этим, пол тщательно моет уборщица.

Мы выходим на крыльцо. Напротив через дорогу — большое деревянное строение. "Сейчас здание стоит, т. к. должно дать усадку, — рассказывает наша собеседница. — Потом здесь будут делать окна, двери, отделку. Там будет сосредоточено оборудование, в т. ч. запланирован новый рентген-аппарат". Все очень ждут, когда новый рентген-блок пустят в действие. Это будет радостное событие для всего Иволгинского района".

Обойденные Путиным

Путинское реформирование зарплаты медиков, как известно, коснулось лишь участковых врачей, семейных врачей, врачей общей практики и медсестер, которые с ними работают. В иволгинской поликлинике повышение зарплаты коснулось четырех участковых терапевтов, четырех медсестер, нескольких педиатров из детской консультации, в итоге набирается 15—16 человек. Всего в районной поликлинике трудится более 100 медиков.

Везунчики очень обрадованы грядущим резким повышением зарплаты. Их коллеги по работе тоже искренне рады за них, т. к. знают, что сейчас те зарабатывают гроши, но и обижены — про них-то, выходит, забыли.

Обойденные вниманием Путина крайне огорчены. "А остальные как же? Мы тоже работаем, дышим всем этим. К нам, например, на электрокардиограмму приходят и туберкулезные, и гриппозные, мы заражаемся от больных. Больные сдают анализы, сидят медсестры-лаборанты, принимают их. А там всякие пациенты бывают. Кому-то добавили зарплату, а кому-то нет. Путин и Зурабов нас обидели. Ведь без работы узких специалистов точный диагноз тоже не поставишь. Сейчас все медики в ожидании — кому сколько добавят. Деньги — это ведь тоже стимул для работы. Надо было бы повысить зарплату всем. А то начнутся разговоры, дележ. Тебе добавили, ты и работай", — говорит Людмила Гомбоева.

На медиафоруме в Москве глава бюджетного комитета Госдумы мотивировал выборочное повышение заплат тем, что узкие специалисты имеют возможность подработать. Но не был этот чиновник в селах Бурятии, иначе бы у него язык не повернулся такое сказать.

"Накопить на новые сапоги — целая проблема"

Когда у Людмилы Гомбоевой снашиваются сапоги, купить новые становится проблемой.

"Я целый год коплю на новые сапоги. Понемногу откладываю с каждой зарплаты, — горько улыбается сельский врач. — Даже сапоги не могу купить, не то что унты. Унты же стоят пять тысяч. О машине я и не говорю. Хотя 35 лет работаю в медицине. Кем только не была: и терапевтом, и начмедом, и главным. Под старость меня сюда посадили. Мне 63 года. На мою мизерную зарплату молодые не идут.

В прошлом году мне платили 3600. Нынче 4600 рублей. На обед хожу домой, т. к. на столовую денег не хватает. У моей медсестры, имеющей высшую категорию, зарплата чуть больше трех тысяч. Есть медсестры, получающие еще меньше — 2800. Санитарки получают 1200—1600 рублей. Санитаркам Путин не добавил, и они сейчас гадают, добавят ли им. Почему бы Путину не добавить по 10 тысяч всем врачам, по 5 тысяч всем медсестрам и т. д.?".

Получается, что медиков разделили на первый сорт и второй. Как в поговорке: разделяй и властвуй.

В Иволгинской районной поликлинике в будущем году отдельные медсестры будут получать чуть ли не вдвое больше, чем большинство врачей поликлиники. Это — прямой результат "медсестерского" решения президента Путина. Людмила Гомбоева не смогла припомнить, было ли когда-нибудь такое.

Пока одни ждут большую зарплату, а другие ждут изменений, работа с людьми в иволгинской поликлинике не прекращается. Помимо приема заболевших граждан, там сейчас осуществляются несколько больших кампаний. Идет профилактическая работа против гриппа, мониторинг по артериальной гипертонии и диспансеризация детей. Счастливые медсестры и обиженные врачи делают одно общее дело, ежедневно спасая здоровье и жизни людей.

^