26.06.2014
Проблемы «Байкальских коммунальных систем» и «Водоканала» подняты внезапно на республиканский уровень до Народного Хурала Бурятии. Сделано это по большей части искусственно, ведь нового в проблеме водоснабжения Улан-Удэ за последние месяцы ничего нет. И ситуация, в общем-то, выглядит прозрачной.
Проблемы «Байкальских коммунальных систем» и «Водоканала» подняты внезапно на республиканский уровень до Народного Хурала Бурятии. Сделано это по большей части искусственно, ведь нового в проблеме водоснабжения Улан-Удэ за последние месяцы ничего нет. И ситуация, в общем-то, выглядит прозрачной. 

Без популизма

Учитывая интерес депутатов, можно еще раз зафиксировать главные факторы напряжения вокруг «БКС» и арендованного им «Водоканала». Но при этом следует оставить за бортом политический популизм, который сопровождает деятельность двух предприятий уже несколько лет. А также попытки различных дебиторов и кредиторов повлиять на ситуацию публично.

В сухом остатке тогда остаются три большие проблемы, которыми придется заниматься с привлечением всех заинтересованных сторон. 

Первая проблема - это долги «Водоканала». Задолженность предприятия перед контрагентами приросла. В то же время главным должников перед «Водоканалом» выступают «БКС», формируя на 90 процентов долговую массу. Причем, «БКС» стараются вовремя погашать текущие арендные платежи за сети. Зато скопилась задолженность за услуги очистных сооружений. Сами «БКС», в свою очередь, также живут в условиях финансового кризиса, и не могут в должной мере финансировать «Водоканал». Оба предприятия подвисают. 

У второй проблемы – кризиса на самих «БКС», если отбросить популизм, есть три причины главных. Во-первых, с 1 июля 2013 года были снижены нормативы на потребление воды без учета приборами на 40-60 процентов. Снижение нормативов привело к тому, что в годовом учете «БКС» недополучили около 60 миллионов рублей. 
Во-вторых, накопился отрицательный финансовый результат, связанный с вывозом жидких бытовых отходов и обслуживанием водоналивных будок. Эти расходы вообще не учтены ни в одном из тарифов. Это убытки компании «БКС» в 37 миллионов за два последних года, и ниоткуда эти деньги не компенсируются. Итого сто миллионов. 

К минусам в сто миллионов рублей добавляется третья причина - недорегулирование тарифа. Республиканская служба по тарифам ежегодно вводит в тариф прогнозную величину, сколько население и предприятия Улан-Удэ израсходуют воды от «БКС», таким образом предполагая доходы предприятия. Исходя из доходов, выдает тариф. Однако тарифный полезный отпуск воды от «БКС» уже несколько лет выше, чем реальный по факту. РСТ предполагает, что «БКС» могут собрать денег больше, чем происходит на самом деле. Например, в 2012 году компания жила с тарифом на 37 тысяч кубов, в реальности было 32. В 2013 году утверждено было 33 тысячи, Улан-Удэ по факту израсходовал 29 тысяч. Разница составляет 10 процентов – это тоже прямые убытки. 

Город физически не потребляет столько воды. И одним из факторов стало падение потребления воды крупными промышленными предприятиями республики, которые одновременно являются крупнейшими и дисциплинированными плательщиками. Это к слову о кризисе в стране, который впрямую затрагивает Бурятию.

Путь будет долгим 

Как выбираться из этой непростой ситуации? Одной работой с Республиканской службой по тарифам ситуацию изменить нельзя. Да, там можно найти понимание в некоторой степени, но этого недостаточно с такими финансовыми разрывами у «БКС» и Водоканала». 

А дальше у людей, разбирающихся в вопросе, приходит понимание, что простого и срочного набора инструментов и решений нет. Сработают только долговременные программы по выходу из кризиса. Например, чтобы с цифрами доказывать в РСТ реальный отпуск воды улан-удэнцам и заодно собирать реальные платежи, а не прогнозные, надо ставить приборы учета на многоквартирные дома. «БКС» уже 50 домов в городе снабдили приборами, идет подготовка по дальнейшему оприбориванию многоквартирных домов. И это требует времени.

Начали проходить рейды по незаконным подключениям к городским системам водоснабжения, грубо говоря, «врезкам». То есть в долгую опять же бороться с банальными хищениями воды на летних водопроводах и на круглогодичных колодцах, колонках. Рейды начали приносить реальные результаты.

Включены режимы оптимального энергопотребления, а также оптимизации работы автопарка.

Однако без готовности основных кредиторов «БКС» и «Водоканала» подождать и дать отсрочку по платежам никакие ни срочные, ни долговременные спасительные операции не помогут. У «БКС» основные кредиторы - это МРСК Сибири, Улан-Удэнский авиазавод и собственно головной офис – «Российские коммунальные системы», который деньги инвестировал, но пока ничего не получил.

У властей и кредиторов должно быть понимание, что проблемы копились годами, и решаться они будут также не быстро. Кроме того, у кредиторов должно на ментальном уровне произойти понимание, что если не пойти навстречу сейчас, той же МРСК Сибири, то возврата долгов можно вообще не дождаться. Если сейчас все кредиторы разом накинутся на оба предприятия, то они не выдержат платежной нагрузки. Если будет такое понимание, то при решении вопроса с тарифом, оптимизацией деятельности внутри предприятий и «БКС», и «Водоканал» смогут выровнять положение в течение нескольких лет. 

В принципе, есть иной вариант, популярный на данном этапе. Кричать, что все плохо, и ничего не делать. Тогда еще больше залезаем в яму двумя предприятиями и возвращаемся к этим же проблемам через некоторое время в более усугубленном положении.

Артем Самсонов, «Номер один».

^