09.11.2005
Водные ресурсы нашей республики вполне могут быть утрачены. Несмотря на всю парадоксальность этой мысли, поводов для этого достаточно. Реки в республике сохнут, уходят в подземное русло. Но самое ужасное, что в среднем за десятилетие в республике исчезает с лица земли около 300 малых рек. При всем этом мониторинг за реками осуществляется очень приблизительный, научных станций катастрофически не хватает. Между тем именно реки Бурятии питают великий Байкал. И их постепенное высыхание может напрямую сказаться на озере.

Байкал может ждать участь Аральского моря?

Обмелевшие реки и абсолютно высохшие русла уже несколько лет настораживают жителей нашей республики. Люди просто боятся, что однажды начнут исчезать и крупные реки, и обмелеет наше великое достояние — озеро Байкал. Их опасения вполне понятны: сгинувшее в небытие буквально за тридцать лет Аральское море тоже казалось когда-то вечным. Ученые считают маловероятным, что Байкал постигнет участь Аральского моря. Масштабы не те. Однако категорично утверждать, что исчезновение рек не скажется на Байкале, специалисты не осмеливаются, так как в настоящее время этой проблемой серьезно никто не занимается. Последние широкомасштабные исследования по всем питающим Байкал рекам Бурятии проводились еще при советской власти. И эти исследования повергли научную общественность в шок.

В конце 80-х годов в ходе подготовки программы "Территориальная комплексная схема охраны природы озера Байкал" выяснилось, что в нашей республике за период в 10 лет высохло примерно 300 малых речек. Исследование, в котором приняли участие лучшие из научных институтов тогда еще Советского Союза, заняло 27 томов. Причем известно, что факторы, влияющие на высыхание рек, сохранились и по сей день. Причем многие из них усугубились — к примеру, лес в последнее время активно вырубался практически вдоль всех рек — так его удобней было транспортировать, а затем продавать в Китай.

"Черные рубки" превращают цветущие долины в пустыни

"Когда речь идет о высыхании рек, нужно понять, что в основе этого процесса всегда лежат два аспекта, — рассказывает Владимир Белоголовов, заместитель директора регионального объединения по Байкалу. — Во-первых, природный цикл, когда уровень воды в реках естественным образом то увеличивается, то уменьшается. Селенга, Уда, Поворот и Хилок в последние годы находятся в маловодной фазе. Потому в ближайшие 3—4 года высокой воды на реках не будет. Очень низкий уровень воды отмечен в этом году на Гусином озере.

С другой же стороны, процесс высыхания рек связан с деятельностью человека. Следствием "черной" рубки леса, производимой, кстати, большей частью по причине слабости или коррумпированности сельских администраций, является изменение лесного покрова. Лес выполняет функцию регулирования: прошли дожди, вода постепенно просочилась в почву и только потом ушла в реку. Если лес исчез, динамика поверхностного стока воды увеличилась, а грунт остался сухим.

В результате подземные реки недополучают воду, ключи и подземные источники, маленькие речки теряют подпитку и исчезают. Вместе с ними высыхают оставшиеся после вырубки деревья и кустарники, появляются пустынные поляны".

Принцип здорового сердца

"Мне запомнились слова одного из жителей села Батурино, он сказал: "Уплыли наши речки вместе с лесом", — вспоминает эколог. — Реки из такого рода ценностей, о которых не думают, они общедоступны, они были всегда. И здесь начинает работать принцип здорового сердца: здоровое сердце — это когда ты не замечаешь, что оно у тебя есть. А когда узнал, становится поздно, его уже надо лечить".

Отличить, в каком случае отток воды из рек произошел за счет естественной цикличности, а в каком вода ушла под землю по каким-то другим причинам, практически невозможно.

"До начала строительства нефтепровода мы сделали анализ по рекам Северобайкальского и Муйского районов, — рассказывает начальник Бурятского республиканского центра по гидрометеологии и мониторингу окружающей среды Василий Николаевич Пронин. — Анализы по некоторым рекам взять не смогли просто потому, что их нет, русло сухое. К сожалению, мы не по всем рекам ведем наблюдение: гидрохимический состав — на 33 реках, гидрологический — на 56. И это притом, что в Байкал впадает больше 360 рек. То, что несут с собой крупные реки, мы знаем, в каком же объеме и каково качество маленьких речушек, нам не известно. Чтобы наблюдать за всеми речками и озерами, нужно открывать новые посты. Пока же денег на это в республиканском бюджете нет.

"Менять что-либо в природе нельзя"

По словам Василия Пронина, некоторые реки уничтожаются руками человека. Старательные артели изуродовали немало речушек. Встречаются реки, русел которых просто не существует: определенный отрезок реки виден, затем река исчезает, уходит в подземное русло, а потом опять выходит на поверхность. Русло реки превращается в пунктир.

Оказалось, что строительство мостов, дамб и домов у нас в республике никак не согласуется с центром по гидрометеологии и мониторингу окружающей среды.

"В этом у нас полный бардак, — говорит Василий Пронин. — Даже иркутяне при строительстве каких-либо объектов на нашей стороне обращаются к нам. У нас имеются большие архивы, данные по уровню рек, исследования дна — огромный пласт информации остается невостребованным. Сколько у нас поселков настроено, в которых дома находятся под угрозой затопления".

В селе Десятниково через речушку поставили мост. Русло сузили, отсыпали берега. Как только прошел ливень, и вода в реке прибыла, река, не помещаясь в русло, вышла из берегов. В результате дом, стоящий рядом с речкой, разнесло по бревнышку.

В Петропавловке когда-то отвели естественное русло реки. На этом месте поставили дома. В искусственное глиняное русло река не может уйти, потому выходит на поверхность в подпольях домов, стоящих на старом галечном русле.

"Менять что-то в природе ни в коем случае нельзя, — заключает руководитель центра. — Все, что делает человек, все делается бездумно и безграмотно. Последствия этого обязательно дадут о себе знать, и если не при нас, то при наших внуках".

^