24.09.2014
Добровольцы с Байкала решили защищать Донбасс
Добровольцы с Байкала решили защищать Донбасс

То, что происходит сейчас на Украине, так или иначе отражается на Бурятии. Это и беженцы, которые регулярно прибывают в республику, и последствия санкций, ударившие по ценам на продукты. Теперь к этому добавляются и добровольцы из Бурятии, которые собираются поехать в Донбасс, воевать на стороне ополчения.

Как становятся добровольцами?

Конечно, ни военкоматы, ни какие-то официальные структуры не говорят о наборе желающих воевать на стороне ополчения. Это происходит, как правило, через специальные общественные движения, которые занимаются переброской сил на юг Украины.

В частности, казачьи объединения и общественно-политические движения вроде «Другой России». Не останавливают их и разговоры о перемирии. Сегодня любой желающий может вступить в ополчение, пройдя ускоренный курс молодого бойца. В основном такие организации базируются в Подмосковье, Ростове-на-Дону или на территории Украины.

Добровольцам достаточно добраться туда, где их примут, и после короткого собеседования их отправят на Донбасс. 

У добровольца есть три варианта: остаться в тылу и выполнять разного рода работу на благо ополчения, отправиться в медицинские войска (в том случае, если есть хоть какой-то опыт работы хотя бы медбратом или медсестрой) либо непосредственно идти воевать. Решение, куда именно попадает доброволец, принимается командованием на месте.

Можно, конечно, обойтись и без посредников, и отправиться прямиком в Донецк, где на территории местного военкомата в зеленой палатке с флагом НОД (национально-освободительное движение) записаться для собеседования.

Организаторы на своих многочисленных сайтах и сообществах в социальных сетях напоминают, что с собой нужно иметь паспорт, смену белья и средства личной гигиены - для начала. Тем, кто пересекает границу самостоятельно, не рекомендуется везти с собой какой-либо камуфляж или что-то, что вызвало бы подозрения у пограничников.

Однако те, кто организует набор у нас, в Бурятии, имеют свое мнение по этому поводу.

Первые неравнодушные

Добровольческое движение в защиту Донбасса в Бурятии сегодня нельзя назвать массовым. Однако добровольцы имеются.

Один из них – иркутянин Максим Богданов, который в одной из социальных сетей призвал жителей Бурятии присоединиться к нему и отправиться «для поездки в ближнее зарубежье для активного времяпровождения».

Там же он размесил анкету, в которой кандидату в добровольцы придется сообщить о себе информацию, связанную со службой в армии, опытом боевых действий, навыками. Кроме этого, есть и вопросы, связанные с убеждениями и причинами решения стать добровольцем.

По словам Максима, в Бурятии есть те, кто откликнулся на его зов. 

- Я сам, конечно, мало что знаю о ситуации по Бурятии, но на мой пост откликнулось три человека. Меня просто давно зовут туда мои сослуживцы, находящиеся там. В основном пишут в социальных сетях, но бывает, что и звонят. О военных действиях они говорят мало и с неохотой, я и сам не склонен выдавать подробностей. Могу сказать одно, что народа там не хватает, - рассказывает Максим.

Первый выезд народных ополченцев-добровольцев запланирован уже на середину октября, это ребята как из Бурятии, так и из других регионов. 

- Сначала я думал ехать один, потом рассказал друзьям, и некоторые после долгих раздумий решили двинуться со мной. Сейчас нас пятеро: из Улан-Удэ трое и двое из Кемерово (символично: Кузбасс едет на Донбасс). Все, конечно, сорвиголовы, но знают, на что идут.

Также пытаюсь найти спонсоров для закупки снаряжения, но пока все мои поиски оказались безрезультатными, - говорит Максим Богданов.

Среди требований, которые предъявляет Максим к своей будущей команде, – обязательная служба в армии и наличие снаряжения, поскольку выданное на месте может не соответствовать желаемым стандартам. «Выдадут подсумок и комок на три размера больше и т.п.», - пишет он в одной из соцсетей.

Сам по себе

Житель Селенгинского района Бурятии Альберт никого в ополчение не звал. Более того, редакция «Номер один» - едва ли не единственные, кто знает о его намерениях вступить в ряды ополченцев. Ни родственники, ни друзья не в курсе его затеи. Однако уже к концу сентября он планирует добраться до Ростова-на-Дону, где его встретят организаторы добровольческого движения.

- Я пока никому не говорил о своих намерениях. Когда доберусь до места, там уже и узнают. Родственники, конечно, не обрадуются этому, но и не осудят, - рассказывает Альберт.

Впервые о том, чтобы присоединиться к ополчению, Альберт задумался еще весной этого года, когда конфликт на Украине начал обостряться. Но тогда его не пускали обстоятельства. Сейчас Альберт переживает развод с женой, и теперь, как он сам говорит, его ничего не держит на родине.

- Один из моих знакомых поехал туда раньше меня. Сначала он отправлял оттуда какие-то весточки, сейчас ходят слухи, что он погиб. Говорят, на Украине перемирие, но как мне сказали те, кто все еще там, - боевые действие не прекратились. Как стреляли, так и стреляют, - говорит Альберт.

В Донбассе он готов делать все, что от него потребуется – «если надо поваром, так пойду поваром». Учитывая, что в армии парень не служил, он опасается, что воевать на передовую его отправят вряд ли. Хотя он на это очень надеется, мечтает с оружием в руках отстаивать интересы жителей юга Украины. Несмотря на страх погибнуть.

- Конечно, страшно. Но что поделать – ехать надо, надо защищать свою страну. Я народы России и Украины не разделяю, для меня это один народ. Жители Донбасса – это такие же мои соотечественники, - уверен Альберт.

Оставаться там он намерен до тех пор, пока все не закончится. Что он будет делать после окончания войны, Альберт еще не думал. Говорит, что, возможно, вернется в свое село и займется налаживанием собственной жизни. 

«Наемников» накажут

Между тем, добровольцы, отправляющиеся в Донбасс, рискуют не только своей жизнью и здоровьем. По окончании боевых действий вернувшиеся бойцы могут попасть под уголовное преследование – уже на родине. В Уголовном кодексе четко прописано понятие «наемник», и все, кто едет в Донбасс воевать, полностью под него подпадают.

А ответственность тут прописана весьма серьезная – от трех до семи лет лишения свободы самим наемникам, и от четырех до восьми лет их организаторам. Конечно, власти до сих пор об этом молчат, и движений в этом направлении в силу политических мотивов нет. Но теоретически в любой момент правоохранительные органы могут начать арестовывать тех, кто воевал на Украине.

Наемником по УК признает лицо, «действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей».

Таким образом, все те, кто сегодня отправляется из Бурятии на Украину, по приезде могут попасть в тюрьму на несколько лет.

Этим летом в Госдуме предложили разделить понятия «добровольца» и «наемника». Причем первого приравнять к военнослужащему, а второго оставить в качестве преступника.

- Я читал недавно на одном из новостных ресурсов, что одна из партий продвигает законопроект в поддержку добровольцев из РФ, то есть, судя по всему, хотят приравнять их к участникам боевых действий и дать им те же льготы. Я думаю, это будет очень правильным, - уверен Максим Богданов.

Однако, как говорят эксперты, в случае принятия такого закона оба понятия смешаются, и в суде трудно будет определить, кто воевал за убеждения, а кто - за деньги.

В любом случае опасностей поездки в Донбасс в качестве ополченца хватает и без того. Но даже несмотря на это, жители Бурятии готовы сражаться за, казалось бы, далекую Украину, считая это своим гражданским и человеческим долгом. Это их выбор. 

Владимир Пашинюк, «Номер один»
^