24.09.2014
Как проходили выборы мэра
Как проходили выборы мэра 

Александр Голков, уже отсидевший в кресле мэра около двух лет, избран мэром Улан-Удэ повторно. Это произошло 22 сентября на I-й сессии горсовета нового созыва. Выборы произвели тягостное впечатление.

Раскол в городской элите 

Выборы мэра стали невнятным, малоинтересным, растянутым действием с примесью скандала. 

В бюллетень для голосования были внесены фамилии двух кандидатов – депутатов Александра Голкова и Алексея Хандархаева. Чтобы стать мэром, претендент должен был набрать более 50% голосов депутатов. Всего депутатов, напомним, 30.

Кандидатуру Голкова внесла группа депутатов (Бредний, Барданов, Норбоева, Иринчеев, Тулонов). Хандархаева выдвинул депутат Будуев. Хандархаев также выдвинул себя как самовыдвиженец. Голков сумел набрать 18 голосов. Хандархаев заручился поддержкой 11. Один бюллетень – недействительный. Это официальные итоги, за которыми скрылось главное.

Единства нет. Город лихорадит… От раскола – полшага до откровенного противостояния в городских «верхах» и борьбы. Для народа это грустно. Народная поговорка давно подметила: когда дерутся паны, чубы трещат у холопов. Помимо всего, выборы нового мэра стали еще и не совсем красивым общественным зрелищем. Градоначальника избрали из узкого круга депутатов, а не на всенародных выборах.

По большому счету, мэр Голков ничем не обязан жителям города. Он им ничего не обещал, и они за него не голосовали. Г-н Голков сел в кресло мэра, потому что за него проголосовали 18 депутатов горсовета. И точка.

Посмотреть на выборы, которые проходили в самом большом и вместительном зале мэрии, пришел глава Бурятии Вячеслав Наговицын, глава его администрации Петр Носков, сити-менеджер Евгений Пронькинов, отдельные депутаты Хурала, чиновники мэрии и прочие важные персоны. Наговицын и Носков смотрелись сосредоточенными, мало разговаривали. Пронькинов  выглядел грустным. Как выяснилось позже, в декабре у него заканчивается контракт на посту главы горадминистрации. Не потому ли «сити-менагер» был тих и задумчив? Наверное, размышлял о своей судьбе…

Конфликты возникли уже при формировании счетной комиссии для проведения тайного голосования по избранию мэра Улан-Удэ – она должна была считать бюллетени, голоса. Надо было выбрать 5 человек. 

«И у меня есть предложение», -- провозгласил Юрий Онгоржонов, глава горизбиркома, который вел заседание, одиноко сидя за столом президиума, на возвышении. Он выкликнул имена депутатов Амагырова, Бухольцевой, Уварова, Шумана и Цыбикова. Многих не устроили эти кандидатуры, и посыпались новые фамилии. Набралось 9 претендентов на 5 мест.

«Будем голосовать. По большинству голосов будут отобраны пятеро», -- сказал Онгоржонов. Он был такой же невеселый, как сити-менеджер. Хотя, казалось, о чем ему-то грустить. Ведь группа депутатов, которые поддерживали первых пятерых, своим массовым голосованием не впустили в комиссию никого другого. Началось напряжение.

«Насколько я понимаю, в комиссию вошли только сторонники Голкова Александра Михайловича. Вызывают большие сомнения результаты подсчета. Как можно проконтролировать честность работы этой комиссии?» -- резонно спросил депутат Николай Будуев. На вопрос никто не ответил, так как сказать было нечего.

«Верить в достоверность итогов работы комиссии у меня оснований нет. Насколько я знаю, «единороссам» дано задание – в бюллетенях для тайного голосования ставить отметки. Снежинку, звездочку, крестик… У каждого персональный знак.  Насколько же надо не доверять своим сторонникам», -- сказал он позднее.

В ходе сессии Алексей Хандархаев с трибуны сказал, что информация о разработке таблицы знаков, символов, утром перед сессией получила подтверждение: «Это я расцениваю как прямое давление на депутатов и на выборы мэра. Неужели мы на сессии не сможем действительно тайно, действительно честно проголосовать?»

Юрий Онгоржонов начал перебивать оратора.

Наобум

Выборы 22 сентября – это пародия на то, какими призваны быть выборы. Журналисты, которые пришли для освещения важного события в жизни города, ждали, что все будет достойно. Не дождались.

Нормальные, достойные выборы предполагают уважение к тем, кто голосует. Сии выборы были организованы без уважения к голосующим... 

Кандидат должен бы озвучить программу действий, рассказать о своем видении развития Улан-Удэ, обозначить свои приоритетные шаги в случае избрания. Кандидат должен ответить на вопросы. Так должно быть в нормальной системе, когда кандидат уважает голосующих. Большую часть улан-удэнских депутатов отсутствие уважение ничуть не покоробило. Возмущенные были, но основная масса депутатского корпуса даже не спросила: «А каковы ваши программы, господа кандидаты?»

Можно ли голосовать за того, с чьей программой действий вы незнакомы? Да, можно. Но это несерьезно и безответственно. Так сказать, как в омут головой, а потом будь, что будет… Да, Александр Голков, в конце концов, одержал безликую победу. Но, уважаемые улан-удэнцы, когда вы  будете ждать чего-то от мэра в ближайшие годы, спросите себя: «А разве, идя на мэра, он обещал что-то доброе?». Нет, Голков, идя на высшую должность города, не обещал. И городской парламент покорно это «проглотил».

Здесь вам не Америка

Депутаты, которые хотели провести выборы более вменяемо, рассмотреть кандидатуры, конечно, были. 

– Давайте будем по демократии, – депутат Будуев вышел из зала и пошел к трибуне.

– В соответствии с регламентом..., – забормотал в динамиках растерянный голос Юрия Онгоржонова.

– Уважаемые коллеги, я прошу вашего внимания буквально 5 минут. Наверное, мы имеем право выступить перед голосованием, – заглушил его Будуев.

Депутаты согласились выслушать коллегу.

– То, что сейчас происходит, все больше напоминает фарс. Я хочу вас отвлечь на 5 минут и просто напомнить, кто такой Голков Александр Михайлович. 

– Только без комментариев, только по повестке дня, -- забеспокоился Онгоржонов.

- Я выступаю в рамках вполне нормальных демократических процедур. Мы имеем право публично обсудить кандидатуры, – осадил его оратор.

– По повестке, – заладил опять Онгоржонов. Глава горизбиркома, видимо, не понимал, что в подобной ситуации принято обсуждать кандидатуры. 

– По повестке, – за пару минут перепалки это прозвучало раз 5-6.

Женщина из зала пришла на помощь, напустилась на Будуева. Видимо, кто-то из депутатов. Оратор начал говорить, что за полтора года при Голкове произошла масса конфликтов, противоречий, вызванных его политикой.

Реплики, выкрики посыпались гуще. «Я вам не мешал, и вы мне не мешайте», – пытался урезонить он оппонентов, хотя порядок был делом председательствующего Юрия Онгоржонова, а не оратора.

– Три минуты истекло. Пожалуйста, на свое место, – оживился Онгоржонов.

- Три минуты вы мне не дали. Постоянно перебивали. Будьте добры, дайте выступить. 

Онгоржонов продолжал его выгонять. 

– Вы понимаете, что делаете, не давая выступить? – Будуев, видимо, не ожидал такой травли.

«Будь мужчиной!» – почему-то выкрикнул из зала толстый депутат Хурала. У него явно были свои представления о мужчинах.

– Вячеслав Владимирович, может, вы скажете свое слово? – сказал оратор главе Бурятии, который с первого ряда следил за происходящим.

Городская элита, сидевшая в зале, посмотрела на Наговицына. Потом депутаты отправились комнату для голосования.

Нужны всенародные выборы 

«Я готов был выступить со своей программой, показать свое видение выхода города из этой тяжелой ситуации. Предложил голосовать честно, без этих символов, знаков. Народ только зауважал бы нас за это», – подытожил для прессы Алексей Хандархаев в коридорах мэрии, куда все вышли.

Также он отметил, что для города лучше вернуться к всенародным, прямым выборам мэра.

Между тем выбора мэра плавно перетекли в фарс. Вспоминая о печальной судьбе Александра Толстоухова, который в предвыборную ночь умер от перерезанных вен, покончив жизнь, якобы, самоубийством, Будуев официально заявил депутатам, что «он сам не склонен к суициду, любит жизнь». 

Итог выборов мэра, кроме официального: город, который не хочет открыто обсуждать пути своего развития, дискутировать, -- это город без перспектив.

Петр Санжиев, «Номер один»
^