01.10.2014
Очередная попытка обанкротить «Бурятмяспром» не увенчалась успехом. Давняя история с долговыми разборками плавно перетекла от споров из разряда «кто кому и сколько должен» в тему «назло маме отморозим уши»
Очередная попытка обанкротить «Бурятмяспром» не увенчалась успехом. Давняя история с долговыми разборками плавно перетекла от споров из разряда «кто кому и сколько должен» в тему «назло маме отморозим уши».

Неуплаченные миллионы

После реконструкции завода «Бурятмяспром» буквально погряз в судебных тяжбах. Иски сыпались со всех сторон, причем как в сторону предприятия, так и наоборот. С заводом судились строительные компании, которые, собственно, и занимались его возведением.

Одна из них - ЗАО «Стальконструкция», которое требовало с «Бурятмяспрома» вернуть почти 40 миллионов рублей. Мясной завод активно этому сопротивлялся, выдвигая встречные иски, объясняя их неудовлетворением качеством работ. 

В январе этого года «Стальконструкция» одержала локальную победу. Арбитражный суд Бурятии удовлетворил иск строителей, обязав «Бурятмяспром» выплатить строителям 41 миллион рублей, из которых 32 миллиона – основной долг и девять миллионов – пени.
Как и ожидалось, мясной гигант с таким решением не согласился и продолжил штурмовать пороги арбитражей. Апелляция на это решение отправилась в Читу, где дело зависло еще на полгода.

В итоге решение бурятского арбитража отменили, но повода для особой радости у мяспромовцев не было. Вместо 41 миллиона им присудили 33 миллиона. Причем основной долг остался без изменений, а вместо пени комбинату насчитали 1,7 миллиона неустойки.

Казалось бы, на этом можно поставить точку. Но не тут-то было. Несгибаемый «Бурятмяспром» отправился дальше, в кассацию, где продолжил доказывать несправедливость вмененного им обязательства.

Тем временем «Стальконструкция», не дождавшись обещанных денег, решила пойти самым простым путем взыскания задолженности. А именно: признать «Бурятмяспром» банкротом и возвращать деньги уже через арбитражного управляющего. То есть подала новый иск, уже на банкротство предприятия. 

Видимо, строительная компания хотела просто напугать мяспромовцев, а может, действительно рассчитывала распилить завод и тем самым вернуть долг. Состоялось судебное заседание, где Арбитражный суд Бурятии решал, банкротить  мясную компанию или оставить все как есть.

Угрозы банкротством

Представители «Бурятмяспрома» с предложением их обанкротить не согласились. Предприятие хоть и скандальное, но работающее – колбаса и тушенка в магазинах продается. И поспешили с объяснениями в суде, основная суть которых свелась к процедурным аргументам. Кроме того, «Бурятмяспром» выступил с еще одним пикантным козырем в руке – «Стальконструкция», дескать, сама под банкротством с заявлением от некой металло-торговой компании «Красо».

Впрочем, строители нашли, чем ответить на такие обвинения.

- Заявитель не имеет задолженности перед обществом с ограниченной ответственностью металло-торговая компания «Красо», долг погашен, также не имеет задолженности перед иными лицами.

И в ответ обвинили «Бурятмяспром» в затягивании исполнения постановления читинского суда.

Временно состоятелен

Впрочем, Арбитраж Бурятии, разбирая дело о попытке банкротства «Бурятмяспрома», остался глух ко всем лишним доводам и взаимным обвинениям, руководствуясь одним-единственным аргументом. На время кассации дела о многомиллионном долге «Бурятмяспрома» решение о выплатах приостановлено. Поэтому суд «Стальконструкции» в рассмотрении дела отказал, пока стороны не разберутся в Иркутске с самим долгом.

Таким образом, «Бурятмяспром» избежал банкротства, но только пока. Если после решения кассационного суда долг останется в силе и окажется не выплаченным, то через три месяца «Стальконструкция» сможет снова наведаться в Арбитраж с требованием признать мясного гиганта несостоятельным.

Итоги этого раунда судебных баталий, ценой в 30 миллионов, мы сможем узнать в лучшем случае до конца года. И то если проигравший не отправится в Высший арбитражный суд, что, учитывая боевой настрой обеих сторон, вполне вероятно.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
^