08.10.2014
Россия не помогла улан-удэнцам защитить жилье  
Россия не помогла улан-удэнцам защитить жилье 

Семь улан-удэнцев обратились с коллективной жалобой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Самому старшему заявителю, Василисе Измаиграевой, 83 года, самому маленькому – 1,5 годика. Их, как крепостных, приватизировали. 

Жалоба: «От России справедливости не жду» 

Жалоба зарегистрирована как «Измаиграева и другие против России». Это традиционная для Европейского суда формулировка. В Европе определят, нарушила ли государственная российская власть в отношении семерых улан-удэнцев права человека. 

Причиной, подтолкнувшей Василису Измаиграеву с семьей и соседями обратиться в ЕСПЧ, стали отказы официальных органов признать квартиры, в которых они проживают, их жилыми помещениями и дать согласие на проведение приватизации их квартир. Жильцы делали попытки добиться правды в судах Бурятии, но безуспешно. Полученные отказы они посчитали нарушением их прав, гарантированных Европейской Конвенцией.

Квартиры, о которых идет речь, – это достаточно невзрачное жилье, находящееся в двух деревянных одноэтажных зданиях по пер. Псковскому. В одном 6 квартир, в другом 3. Среди заявителей 2 пенсионера и 4 детей от 1,5 до 4 лет.

«Мне, Измаиграевой В.К., 83 года. Нахожусь в преклонном критическом возрасте, очень слабое здоровье, от страны, в которой я проживаю с рождения, справедливости я не жду, несмотря на то, что я всю жизнь работала на ее благо, являюсь пенсионером, ветераном труда, приравнена к ветеранам Великой Отечественной войны», -- говорит в своей жалобе самая пожилая из них.  

Здания были построены в 1960 году. Их возвели на территории Улан-Удэнской межрайонной конторы «Заготскот» и записали как гостиницу и контору. Со временем их начали использовать в качестве семейных общежитий. Василиса Измаиграева с семьей, получив две небольших комнаты, стала жить в гостинице с 1961 года. Здание конторы стали использовать как постоянное жилье с середины 1970-х годов. 

В руках частников, как куры 

С годами участок земли со зданиями передавался от одной организации к другой. После окончания строительства государственной «Улан-Удэнской птицефабрики» здания передали на ее баланс. А когда началась приватизация, стоимость зданий, которые формально считались нежилыми служебными постройками, включили в уставный капитал ОАО «Улан-Удэнская птицефабрика». Никто не захотел проверить, являются ли спорные здания фактически гостиницей и конторой или в них постоянно живут люди. К вопросу подошли чисто бюрократически. Здания с жильцами включили в приватизируемое имущество, как кур, цеха, оборудование, транспорт…

Городские власти, кстати, давно по факту считают их жилыми домами. Бывшей гостинице присвоен адрес переулок Псковский, 11 «а», а бывшей конторе - переулок Псковский, 11, что следует из плана инвентаризации земель Управления архитектуры и градостроительства г. Улан-Удэ.

Однако юридически признать гостиницу и контору жилыми домами, получить право на приватизацию своих невеликих комнаток граждане не могут. Жильцы судились и получили ответ, что они не имеют прав этого требовать, так как являются ненадлежащими истцами.

Люди возмущены. Считают, что их жилые дома были незаконно включены в план приватизации птицефабрики. Это и привело к сегодняшнему конфликту и ущемлению их прав. По мнению заявителей, сделка по приватизации птицефабрики с заселенными людьми в здания является недействительной.

Между тем, согласно справке ОАО «Улан-Удэнская птицефабрика», спорные здания находятся на ее балансе и являются служебными помещениями. Утверждение спорное - все видят, что это вовсе не помещения, предназначенные для работы, а квартиры с жильцами. Тут живут десятилетиями и поколениями.

Суды в Бурятии заявили, что для признания помещения жилым его должна обследовать комиссия, а инициировать процесс должен собственник помещения (птицефабрика). Предприятие не желает этого делать.

Европа рассудит

Обращаясь к Европе, улан-удэнцы пишут, что государство самым безответственным образом обошлось с ними. Вопрос о передаче зданий в собственность Улан-Удэ, чтобы жильцы могли приватизировать квартиры, не решен. Государство отняло у граждан их фундаментальные жилищные права, обрекая на «бесправное положение крепостных людей». О чистом крепостничестве, как в позапрошлом веке, тут говорить, наверное, трудно, но все же… 

Есть и еще один нюанс. В ходе строительства птицефабрики цеха оказались на расстоянии 50 метров от спорных домов. Птицефабрика относится к предприятиям 2-го класса опасности, но вокруг предприятия до сих пор (!) не обустроена санитарно-защитная зона.


«Мы не согласны ни с решением суда первой инстанции, ни с апелляционным определением Верховного Суда Бурятии. Считаем оба решения судов незаконными, необоснованными, а главное, несправедливыми», -- пишут граждане в жалобе в Страсбург (Франция). 

Василиса Кузьминична проживает в спорном доме более полувека.
В связи с особым отношением Европейского Суда к пенсионерам, инвалидам, детям данной жалобе дан приоритет. В настоящее время ЕСПЧ выразил просьбу о направлении дополнительных документов в его адрес.

Жалоба «Измаиграева и другие против России» в Европейский суд по правам человека во Франции – один из примеров того, как жители Республики Бурятия до конца пытаются отстоять свои права и интересы.

Петр Санжиев, «Номер один»
^