08.10.2014
Бюджет Улан-Удэ несет расходы на погребения больше самой Москвы
Бюджет Улан-Удэ несет расходы на погребения больше самой Москвы


Улан-Удэ является лидером страны по стоимости погребения умерших горожан. Мэрия оценила бесплатные услуги населению выше московских. Таким образом, в специализированное учреждение валятся миллионы рублей, которые на фоне других городов кажется чрезмерными, а будущее этих денег остается неясным. 

Дорогие бесплатные услуги 

На каждого человека, ушедшего в мир иной, из федерального бюджета выделяется почти 4,8 тысячи рублей. Эти деньги предназначены исключительно на погребение и связанные с этим обязательные мероприятия. В гарантированный перечень бесплатных услуг входит оформление документов, предоставление и доставка гроба, перевозка тела и собственно погребение.

Некоторые богатые города России, при желании своих мэрий, расщедриваются и пытаются, видимо, сделать бесплатную помощь для горожан более качественной или разнообразной, поэтому накидывают из своих бюджетов к федеральной сумме еще и муниципальные деньги. Например, богатейшая Москва на погребение тратит 16 тысяч на одного умершего. Аналоги Улан-Удэ – столицы бедных регионов в европейской части страны обходятся только федеральными выплатами, которых хватает на весь перечень бесплатных услуг. Например, в городах Орел, Смоленск, Самара предельный размер пособия на погребение составляет 4764 федеральных рубля.

Однако Улан-Удэ бежит впереди страны всей. При тотально дефицитном бюджете столица Бурятии уже несколько лет через Специализированную службу оценивает минимальный список гарантированных услуг по погребению почти в 19 тысяч рублей. Из которых менее пяти тысяч, напоминаем, выделяются из федерального бюджета. Остальные деньги приходятся на долю бюджета городского. И это беспрецедентные бюджетные вливания в столь грустное дело. 

Заглянем в постановление от 26 декабря 2013 года за подписью руководителя администрации Улан-Удэ Евгения Пронькинова, в котором устанавливается стоимость услуг из гарантированного перечня на 2014 год. Согласно документу больше всего Специализированная служба тратит на «Предоставление могилы» - почти 6,8 тысячи рублей. «Предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения, от здания специализированной службы к месту выноса умершего» оценивается в 5,6 тысячи рублей, тогда как перевозка тела на кладбище - в 4,3 тысячи рублей. 
 

45 миллионов в землю 

Смеем допустить, что цифры сильно завышены. В аналогичных городах все обязательные мероприятия по погребению не превышают цифру федерального бюджета или чуть более. Если так, остается свыше десяти тысяч рублей на одного умершего человека в Улан-Удэ из 19 закладываемых из бюджета, которые, вполне возможно, тратятся не вполне эффективно. В конце концов, республика усиленно борется за повышение эффективности при трате средств из бюджета, тем более, из глубоко дефицитной городской казны.

В прошлом году, по данным Бурятской статистической службы, умерло 4,5 тысячи улан-удэнцев. Это уже более 50 миллионов рублей из бюджета. Конечно, стоит учесть небольшой процент жителей, отказавшихся от бесплатных услуг Специализированной службы и «взявших на себя обязанности по погребению», и категорию горожан, не имеющих родственников или других лиц. Но все равно цифра получается довольно внушительная.

Надо сказать, что услуги Специализированной ритуально-похоронной службы не всегда были такими высокими. Резкий рост цен начался с 2011 года. В итоге за четыре года необходимая для погребения сумма удвоилась, с 9,4 тысячи рублей в 2010 году до 18,9 тысячи сегодня. С чем это было связано, неизвестно. Официальных комментариев, пояснительных записок к увеличению тарифов и других объясняющих документов не нашлось в свободном доступе. 

Незаконный монополист?

В заботу о народе, в том числе умирающем, тут не поиграешь. Высокие цены были бы оправданны, если бы деньги выплачивались родственникам умершего. Выглядело бы это так – нищий городской бюджет, вопреки стонам об экономии всего и вся, неожиданно поддерживает горожан в связи с траурными мероприятиями. Странно, но как бы приняли бы такой аргумент. Гори оно все огнем, вся экономика, но хоть похороним как надо. Но правила таковы, что все бюджетные средства направляются на счета той самой «Специализированной службы», которая и сформировала на утверждение тарифы. Она предоставляет бесплатные услуги согласно своему прейскуранту. Приходит горем убитый родственник и расписывается в соответствующих графах. Соответственно, у родственника нет альтернативы – либо сделать все самому за свои деньги, либо обращаться в муниципальное учреждение и там расписаться. 

Потому что в Улан-Удэ отсутствует или снижена до минимума практика выдачи «похоронных» денег в качестве субсидии. Между тем, выбор – «деньги или услуги» является требованием, в том числе антимонопольной службы, чтобы родственники сами могли решить, как провести захоронение. Юристы напоминают, что в 2009 году ФАС опубликовала разъяснения по вопросам функционирования ритуально-похоронных служб. 

«Статья 10 «Закона о погребении» предусматривает, что родственники умершего, осуществившие погребение за счет собственных средств, вправе получить социальное пособие на погребение», - говорится в письме. Также специалист сообщил, что еще в 2011 году Федеральная антимонопольная служба определила две организационные формы, которые могут работать в этой сфере, – это некоммерческая бюджетная организация и казенное учреждение. Муниципальное автономное учреждение, коей числится Специализированная служба Улан-Удэ, в разрешенный список не входит.

Ограничения ФАС ввела из-за угрозы монополизации ритуально-похоронного дела муниципальными автономными учреждениями. Ведь, как сказал еще весной мэр города Александр Голков, автономное учреждение само зарабатывает деньги, поэтому может делать с ними все, что хочет. Так оно и получается, только оно их зарабатывает через бюджетное финансирование. Чтобы потом, например, покупать инновационные мусорные баки и мусоровозы с лазером. На самом деле все это похоже на вывод муниципальных денег в дочернее предприятие, с последующим тратами, минуя систему госзакупок

Владимир Бадмаев, «Номер один»
^