05.11.2014
По поводу фенольного озера имени ЛВРЗ выступили уже все желающие официальные органы и лица. Однако пример очень выпуклый, чтобы просто ограничиться официальными сообщениями и страстными мнениями экологов. История ведь это российская, во всех плохих смыслах этого слова.
По поводу фенольного озера имени ЛВРЗ выступили уже все желающие официальные органы и лица. Однако пример очень выпуклый, чтобы просто ограничиться официальными сообщениями и страстными мнениями экологов. История ведь это российская, во всех плохих смыслах этого слова. 

Когда-то во второй половине 20-го века государственные советские научные институты придумали проект газогенераторной станции для ЛВРЗ. К ней был присовокуплен отстойник-накопитель отработанных фенольных вод. То ли ученые были «гениальные», то ли строители в том же периоде историческом ушлые, но отстойник с нефтепродуктами 2 класса опасности сделали залихватски – без герметичного дна и стен. Просто выгребную яму объемом свыше 27 тысяч квадратных метров и глубиной до четырех метров. Вот так просто – в центре Улан-Удэ придумали кладбище химических отходов и благополучно туда сливали все отработанное. 

Потом СССР распался, ЛВРЗ стал принадлежать многочисленным дочкам «Российских железных дорог» - компании, естественно, очень государственной. К 2005 году государству вырабатывать газ на ЛВРЗ расхотелось. «Фенольная» помойка, нынче романтично обзываемая озером, осталась гнить, и не только.  

Прокуратура уведомила нынче: «Ниже по течению подземных вод от отстойника накопителя фенольных вод расположены частные дома жителей поселка Кирзавод, имеющие индивидуальные скважины для добычи подземных вод». В общем люди пили, пьют и будут пить воду с примесью топлива газогенераторной станции. 

Итак, с 2005 года государственная же компания с предприятием ЛВРЗ скромно тупили, никак не решая проблему помойки-озера. Их понять можно – они же решали государственные задачи железнодорожной промышленности. И ни здоровье улан-удэнцев, ни экологические проблемы города вообще, по их мнению, государственными задачами никак не являлись. Разные, видимо, государства, и тем более интересы.
 
Шли годы, маразм ситуации крепчал. И вот на тебе – внезапно выгребная яма в четыре метра глубиной продается частной конторе ООО «Транс-Логистик». Даже федеральная газета «Коммерсант» не смогла найти концов: «по единственному контактному номеру «Ъ» сообщили, что никакого отношения к компании он не имеет». 

И тут всех прорвало. Власть говорит – разберемся. Прокуратура говорит – накажем. ЛВРЗ говорит – все по закону, кому хотим, тому продаем. Пусть разбираются дальше. Самые ушлые здесь «Российские железные дороги» и их «дочки», которые посчитали, что активы работающие – это государственное дело, а активы в виде помоек - это дело теперь Бурятии и Улан-Удэ. И что жители травятся фенолом, это их как государственников матерых вообще никак не касается. 

Виктор Золотарев, «Номер один». 
^