12.11.2014
В России хотят увеличить возрастной порог на покупку алкоголя с 18 до 21 года. Антиалкогольные апологеты пытаются убедить, что таким образом борьба с пьянством достигнет новых статистических рубежей. А новые поколения россиян будут диаметрально здоровее ныне живущих. Возможно.
В России хотят увеличить возрастной порог на покупку алкоголя с 18 до 21 года. Антиалкогольные апологеты пытаются убедить, что таким образом борьба с пьянством достигнет новых статистических рубежей. А новые поколения россиян будут диаметрально здоровее ныне живущих. Возможно. 

Однако есть некоторые опасности на пути к всеобщей молодежной трезвости. Например, есть 20-летний оболтус, размышляющий, где бы ему под литр пива снять подружку на вечер или затусить с друзьями в ночном клубе. И от него заметно отличаются суровые молодые люди, читающие социальные сети и новости в Интернете по вечерам, за неимением возможности выпить того же пива с друзьями. 

В России даже одинокий трезвенник традиционно вызывает массу подозрений в своей искренности. Но перед нами попытка сгенерировать поколение трезвенников одного возраста с повышенным адреналином. Причем поколения, отрезанного от индустрии молодежных развлечений, которая отторгает апологетов трезвого образа жизни как инородные тела. Орава трезвых, думающих и жизнерадостных людей «кровь с молоком», отягощенная запретами на досуг, может создать проблему для власти гораздо серьезнее, чем плавная фиксация проблемы пьянства. 

Сюда же можно привнести недоумение самой молодежи в соцсетях, которая обсуждает будущий запрет: «Почему учиться убивать, то есть идти в армию, можно уже с 18 лет, а бухать только с 21 года?». 
 
Но это все лирика. Если серьезно, то страна не сильно понимает, что ей делать с алкоголем в принципе. 

В течение дня можно увидеть от официальных ведомств противоположные цифры – пить на душу населения стали меньше и больше одновременно. Вместе с обсуждением возрастного порога кушать водку и пиво с 21 года там же обсуждается вопрос об отмене запрета пива на стадионах. Одновременно обсуждается вопрос о внедрении культуры потребления слабоалкогольных напитков (пива) вместо термоядерной водки, и тут же чуть ли не этими же людьми затевается борьба против пивного алкоголизма.

Такое ощущение, что власть работает с производством алкоголя, равно как и с борьбой с ним же, по принципу – «кто первый встал, того и тапки». Кто первый в кабинет забежал, такое решение и подписывается. В это время, даже если закон о возрастном цензе будет принят, молодежь до 21 года возьмет в собутыльники 22-летнего, который с удовольствием купит им ящик хоть водки, хоть пива, и вместе разопьют. А государство в очередной раз пойдет своей дорогой по пути борьбы. С пьянством в том числе. 

Виктор Золотарев, «Номер один».
^