23.11.2005
Превращения обычных людей в двойников известных кинозвезд в телепередаче "Хочу лицо знаменитости" вызывает одновременно и шок, и страх, и приводит к новому пониманию возможностей современной пластической хирургии. Но так ли все красиво и доступно, как кажется на первый взгляд? Корреспондент "Номер один" решил исследовать возможности пластической хирургии в Бурятии и сегодняшнее состояние индустрии радикальных методов борьбы за красоту

Хирургия красоты у нас в зачаточном состоянии

Мода на молодость, красивую фигуру и идеальное лицо пришла к нам с Запада, из стран, где пластическая хирургия — очень прибыльный бизнес, где копить деньги на пластику тела начинают еще с подросткового возраста. У россиян возможность изменить свой облик путем хирургического вмешательства появилась сравнительно недавно. Если в советское время пластические операции могли позволить себе только избранные, то на сегодняшний день пациентом клиник пластической хирургии может стать практически любой. Но, несмотря на всю кажущуюся доступность пластического чуда, жители нашей республики по большей части лишены возможности оперироваться на родине. Они вынуждены ехать в соседние Иркутск или Новосибирск, и уже там тратить немалые деньги на омоложение и красоту.

В Бурятии индустрия пластической хирургии, столь часто рекламируемая по центральным каналам, только начала развиваться. В Улан-Удэ врачей, получивших право заниматься пластической хирургией, можно перечислить по пальцам.

— Для того, чтобы 4 года назад поехать в Челябинск на специализацию по пластической хирургии, мне пришлось продать свою машину, — рассказывает Александр Базарон, хирург со стажем. — После окончания курса я получил сертификат, который дал мне право заниматься пластической хирургией. Когда я начал практиковать, оказалось, что пластическая хирургия гораздо труднее, чем я предполагал. Поначалу была неуверенность, ведь ответственность за внешний вид и здоровье человека полностью ложится на хирурга, иногда были сомнения в успешности операции, порой доходило до того, что я не спал ночами.

Сейчас, через 4 года работы, появилось больше уверенности перед операцей, я могу сказать, что мы можем делать все виды пластических операций: подтяжку лба, подтяжку лица, подтяжку молочной железы, ринопластику (восстановительную операцию носа), коррекцию ушных раковин. Только липосакцией (удаление жировых отложений на бедрах, ягодицах, животе) пока заниматься побаиваюсь. Несмотря на то, что технически это несложная операция, она чревата многими осложнениями, ведь чтобы произвести удаление жира, необходимо ввести большое количество обезболивающего препарата, который может вызвать у человека токсический шок.

На первом месте — глаза молоденьких клиенток

Подтяжку лица в крупных клиниках пластической хирургии доверяют только опытным врачам. Она считается одной из самых сложных операций. Когда некоторые пациенты Александра Базарона обращались за консультацией в московские клиники, столичные врачи не могли поверить, что в Бурятии делают подтяжку лица на профессиональном уровне.

— Самая популярная у нас в городе пластическая операция — это так называемый "евроремонт" глаз, — рассказывает хирург. — С этой просьбой чаще всего к нам обращаются девушки-бурятки, которые хотят придать своим глазам европейский вид, чтобы появились складочки на веках. Для этого мы убираем с века полоску кожи, а вместе с ней слой клетчатки, мышц и жира, а потом формируем складочку.

На втором — борьба с возрастом

Растет популярность в нашем городе блефоропластики — пластики век, когда с целью омоложения с области верхних и нижних век убирается излишек кожи, образовавшийся с возрастом. По словам врачей, процесс физиологического старения начинается во второй половине жизни, приблизительно после 35—36 лет, когда уровень гормонов начинает падать, и, как следствие, кожа начинает терять эластичность, дрябнет и истончается. С этим не могут смириться не только женщины, но и мужчины. Хотя, по словам Александра Базарон, именно женщины обращаются к нему чаще всего и всех их волнует одно: как сохранить молодость и стать красивее.

Чтобы наглядно показать хирургу желаемую форму носа или разрез глаз, пациентки приносят с собой вырезанные из глянцевых журналов фотографии известных голливудских звезд и знаменитых фотомоделей и, показывая на них пальцем, говорят: "Хочу нос как у Бритни Спирс или глаза как у Мадонны". Желание клиенток для хирурга — закон. Так что в Улан-Удэ уже появились свои копии мировых знаменитостей. Правда, по словам врача, наши женщины настолько неповторимы и красивы, что выглядят всегда, даже после коррекции лица "под звезду", неординарно.

— Если пациент доволен проведенной операцией и искренне благодарен, я получаю от своей работы огромное моральное удовлетворение, — рассказывает хирург. — Порой встречаешь своих пациентов на улице, они тепло здороваются со мной, и я вижу, что после операции человек кардинально меняется не только снаружи, но и изнутри, он психологически чувствует себя комфортно,уверенно и счастливо.

На третьем — коррекция носа и ушей

— Однажды к нам из сельской местности приехала женщина. Она хотела изменить форму носа. В Иркутске за подобную операцию у нее запросили 2 тысячи долларов, у нас ринопластика по прейскуранту на порядок дешевле. Мы уменьшили пациентке высоту носа, сделали его меньше и тоньше и по ее желанию чуть вздернули его. После операции это была уже другая женщина.

Или вот другой случай, у пациентки после аварии был вдавленный перелом носа. Мы восстановили его форму, и женщина вновь расцвела. Большое моральное удовлетворение чувствуешь после подтяжки лица, ведь чем больше выражены возрастные изменения, тем сильнее эффект после операции, человек меняется в лучшую сторону и не только внешне, я считаю, что меняется и характер человека.

Очень большим спросом пользуется операция по коррекции формы ушей. Эта операция считается более-менее легкой и занимает чаще всего 30 минут. Проводят ее под местным наркозом лет с 10, когда хрящ ушной раковины уже достаточно сформирован. Родители понимают, что, сделав ребенку пластику ушей еще в детстве, они уберегут его от многих психологических проблем в будущем.

Операции в Бурятии в 100 раз дешевле

Как ни крути, город наш пока только развивается, а потому платежеспособность его граждан еще низкая. Те жители республики, чьи доходы превышают средний заработок, предпочитают тратить свои сбережения либо на одежду и вещи, либо на дорогую косметику. Но не только низкий спрос на пластику и относительная бедность населения не позволяют развиваться этому виду хирургии у нас в республике. Желающим обучаться этой специальности приходится тратить свои собственные деньги и на обучение, и на инструменты, и на оборудование. Но похвастаться первоначальным капиталом, так необходимым для продвижения вперед бурятской пластической хирургии, могут очень немногие улан-удэнские хирурги, желающие работать в этой сфере.

— Я обучался в Уральском мединституте год назад, — говорит хирург Виктор Харжеев. — Мы присутствовали и на операциях по увеличению груди, и на липосакции, и на подтяжке лица. И все без исключения операции оказались очень трудоемкими. Бывало, что идеальная с точки зрения врачей операция оборачивалась недовольством пациентов, врачам приходилось возвращать деньги, несмотря на то, что на операцию было потрачено большое количество сил и нервов. Так что это очень тяжелый хлеб — пластическая хирургия.

Четкой правовой базы под отношениями "пластический хирург — пациент" до сих пор нет. Пластический хирург, как и любой врач хирургической специализации, как бы не была высока его квалификация, никогда не даст полной гарантии от возможных осложнений. Хотя перед операцией пациент подписывает договор, который, кстати сказать, еще далек от договоров, подписываемых пациентами за границей, он имеет право на возмещение ущерба от безвозвратно утерянной внешности и может подать на клинику в суд. Чтобы выплатить пациенту компенсацию за неудачную операцию, нужно проводить сотни удачных операций, а это значит, пластическому хирургу нужно иметь не только высокий профессионализм, но и широкий круг клиентуры.

— Я считаю, что сейчас просто необходимы реформы в медицине, — говорит Александр Базарон. — Посмотрите вокруг: за несколько лет произошли кардинальные изменения во многих отраслях нашей жизни, например, в тех же строительстве или торговле, но только не в медицине и образовании, здесь все по-старому. Те же отношения между врачом и пациентом, те же проблемы. В пластической хирургии форма отношений другая. Когда пациенты платят мне за операцию, я обязан сделать все, чтобы пациент получил то, что он хотел.Очень хорошо, когда результаты превышают ожидания. Если пациента не удовлетворяет результат, то по обоюдному согласию мы делаем повторную операцию. У меня нет возможности "переправить" моего пациента к другим врачам, поэтому к каждой операции начинаешь готовиться с момента ее назначения, начинаешь переживать задолго до операции.

Итак, можно констатировать, что не смотря на то, что в столице Бурятии довольно успешно и относительно недорого проводятся пластические операции с целью улучшения внешности и омоложения, как спрос, так и предложение в этом секторе медицины довольно ограничены. Тем не менее, пластическая хирургия и ее потенциальные клиенты освобождаются от предубеждений и стереотипов и вступают в новую фазу отношений.

^