26.11.2014
Главы трех регионов собрались в Улан-Удэ на совещание с новым полпредом президента в СФО Николаем Рогожкиным. Бурятия, Иркутская область и Забайкальский край, как оказалось, столкнулись со схожими проблемами. И теперь отстаивать свои права на федеральном уровне они будут коллективно.
Главы трех регионов собрались в Улан-Удэ на совещание с новым полпредом президента в СФО Николаем Рогожкиным. Бурятия, Иркутская область и Забайкальский край, как оказалось, столкнулись со схожими проблемами. И теперь отстаивать свои права на федеральном уровне они будут коллективно.

Визит в Бурятию полпреда президента в СФО Николая Рогожкина в этот раз сопровождался весьма резкими заявлениями со стороны руководства республики. Этой весной, когда к нам приезжал его предшественник, Виктор Толоконский, разговор проходил в более легких тонах, хотя проблемы обсуждались те же самые.

Впрочем, с того времени ни по одному из обозначенных вопросов сдвигов до сих пор не произошло. Видимо, это и стало причиной того, что интонации республиканских властей стали гораздо жестче.

Полпред все это воспринимал как должное и, более того, соглашался со всеми высказанными претензиями и фактами, которые озвучивали губернаторы. И признал, что проблем сегодня в Байкальском регионе предостаточно.

- Все говорят, что Байкальский регион – знаковый для России. Существовало с 1996 года много планов, программ стратегического развития. Но в результате «на покажи», сегодня мы имеем то, что мы имеем. Каждый со своими проблемами живет один на один. Хотелось бы, чтобы решение вопросов было коллегиальным, - отметил Николай Рогожкин. - Все «за», надо Сибирь поднимать, надо развивать и Забайкалье и другие регионы. Ну а в результате на сегодня ничего нет.

Больше всего в процессе обсуждения досталось федеральным министерствам, особенно Минвостокразвития, которые, по словам первых лиц трех регионов, попросту игнорируют Бурятию, Иркутскую область и Забайкальский край. Для Бурятии такая политика федерального центра особенно болезненна, учитывая, что у нас и без этого множество проблем.

Байкальские запреты

Свое выступление Вячеслав Наговицын начал с того, что обозначил основные экономические показатели Бурятии. Так, в этом году валовой региональный продукт должен вырасти на 20 миллиардов рублей и составит более 200 миллиардов. В процентном соотношении рост превысит один процент.

Промышленность за пять лет выросла в 1,7 раза. Однако глава не обошел стороной и тот факт, что по промышленному индексу мы сегодня в СФО на последнем месте.

- Это отставание обусловлено объективными причинами и связано с действием так называемого байкальского фактора. С одной стороны, он дает нам возможность за счет туризма обеспечить занятость населения, но с другой, он является и основным сдерживающим фактором для интенсивного развития макрорегиона из-за существенных экологических ограничений на ведение хозяйственной деятельности, - отметил Вячеслав Наговицын.

Байкальский фактор для республики – это прежде всего ряд законодательных ограничений, которые сильно мешают экономическому развитию и снижают инвестиционную привлекательность региона.

Так, федеральный закон об охране озера Байкал уже два десятка лет запрещает хозяйственную деятельность в центральной экологической зоне Байкала и ограничивает ее на байкальской природной территории.

- Больше всех от этого закона пострадала Республика Бурятия, поскольку 80 процентов водоохранной зоны находится на нашей территории. Даже развитие такой отрасли экономики, как туризм, дается нам с огромным трудом, - признал Вячеслав Наговицын.

Среди новых ограничений – принятый недавно закон, по которому все объекты строительства на байкальской природной территории должны проходить экологическую экспертизу в Москве. Под действие этого нормативного акта попадает 52 процента территории Бурятии.

- С учетом того, что госэксертизу мы проводим в Красноярске, а экологическую – в Москве, срок согласования сразу увеличивается на 150 дней. Встает вполне резонный вопрос о равной конкуренции субъектов и снижении инвестиционной привлекательности Бурятии, - заявил глава.

В итоге строительная отрасль, без которой развитие невозможно, в каком бы направлении ни двигалась Бурятия, сегодня оказалась не в самом выгодном положении. А это уже чревато серьезными последствиями для всей экономики.

Энергетический тормоз

Но, пожалуй, одним из самых серьезных факторов, который влияет на развитие Бурятии, остается энергетический вопрос. В первую очередь, конечно, тарифы на электроэнергию. Уже не раз власти республики выходили на федеральный уровень с просьбой пересмотреть энергетическую политику в отношении Бурятии. И каждый раз в лучшем случае слышны обещания рассмотреть вопрос, в худшем – сразу отказ.

- Для решения указанного вопроса мы предлагали уже федеральному центру включить Республику Бурятия в перечень субъектов Российской Федерации, на территории которых устанавливаются особенности функционирования оптового и розничного рынков электрической энергии, путем внесения соответствующих изменений в федеральное законодательство. Но никакого решения пока, к сожалению, не принято. Хотя Республика Тыва находится в этом перечне, - сказал Вячеслав Наговицын.

Последний раз этот вопрос поднимался главой Бурятии в Москве, на совещании с участием министра энергетики России Александра Новака. Тогда он дал понять, что министерство не будет ничего делать для выравнивания тарифа.

- Коллеги, это экономически обоснованные тарифы, которые у вас на территории складываются. Выровнять тариф – это значит вернуться во времена Советского Союза, когда будет ручное управление и не будет рынка, - заявил он.

Кроме этого, есть ряд и других вопросов, касающихся энергетики Бурятии. По словам главы, уже в 2017 году баланс электрических мощностей станет отрицательным. И это станет основным сдерживающим фактором для развития экономики.

Сюда же можно добавить и отсутствие сетей в северных районах Бурятии. Из-за этого уже десятки лет разведанные месторождения золота, меди и полиметаллических руд остаются неосвоенными.

- Решение этого вопроса возможно при строительстве Мокской ГЭС на реке Витим. При этом строительство Витимкого гидроэнергетического комплекса обеспечит не только потребности республики, но и создаст энергетический мост между объединенной энергетической системой Дальнего Востока и единой энергетической системой России, - отметил глава.

Подбирается энергетический кризис и к теплоэнергетике. На сегодня в Улан-Удэ сложился дефицит тепловой мощности. Срок службы большой части основных средств ТЭЦ-1 уже превышает 75 лет.

Для того чтобы не столкнуться с еще большими проблемами в топливно-энергетическом комплексе, власти Бурятии предлагают побудить ТГК-14 к проведению работ по увеличению тепловой мощности.

Погоня за ТОРами

Конечно, на такой встрече не мог не прозвучать больной для Бурятии вопрос закона о территориях опережающего развития. Уже не раз эта тема обсуждалась на федеральном уровне. Говорили много, вмешивались и президент, и премьер, и экс-полпред. Однако Байкальский регион, в который входит Бурятия, по-прежнему остается вне программы по развитию Дальнего Востока.

Причем, до 2013 года мы в этой программе были. И даже начали реализовывать ряд проектов. Теперь все они оказались за бортом федерального финансирования.

 - Ответственным исполнителем и координатором является Минвостокразвития. Это порождает ситуацию, когда в рамках ФЦП Байкальские регионы игнорируются или дискриминируются данным министерством, - заявил Вячеслав Наговицын.

Также глава сослался на поручения Владимира Путина, в котором он четко дал понять, что регионы Дальнего Востока и Сибири нужно рассматривать как единый макрорегион.

- Минвостокразвития исказил поручение президента и, разрабатывая закон по ТОРам, не включил в него субъекты Сибирского федерального округа. Это говорит о том, что Минвостокразвития не желает заниматься нашими регионами.

Было предложено изменить название Минвостокразвития на «Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона». В его структуре выделить отдельный департамент по развитию Байкальского региона, с переподчинением его полпреду президента в СФО. И разместить его в Улан-Удэ.

Впрочем, чтобы все это реализовать, придется приложить немало усилий. Как отметил Николай Рогожкин, Минвостокразвития сегодня отказывается брать на себя развитие наших регионов.

- Когда я только заступил на эту должность, моя первая встреча была с министром развития Дальнего Востока. Я его пригласил к себе в кабинет и спросил, почему нас не включили, когда делали программу. Он говорит: «Николай Евгеньевич, меня не так давно назначили, я в этом участия не принимал. Но Байкальским регионом я заниматься не буду», - рассказал полпред.

Пробиться через федеральную стену будет непросто. Но тот факт, что три региона сегодня договорились объединить усилия по решению поставленных задач, несколько обнадеживает. Если и дальше все подобные вопросы будут решаться коллегиально, то вероятность того, что к нам прислушаются, существенно увеличится.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^