03.12.2014
Фильм ужасов «Сайлент хил» воплотился в реальность в Кабанском районе
Фильм ужасов «Сайлент хил» воплотился в реальность в Кабанском районе

С конца июня местные жители и проезжающие по федеральной трассе «Байкал» водители страдают от горящих торфяников. На глубине 2-3 метров бушует пламя температурой в несколько сотен градусов, на поверхность сквозь тоненький слой снега вырывается едкий дым, земля, под которой полностью выгорел торф, то и дело проваливается. Тем временем «неожиданно» наступила зима, потушить торф стало невозможно. Чтобы разобраться в ситуации, на «ожившие» болота выезжал репортер «Номер один».

Повезло с погодой

По утрам в Кабанском районе зачастую проехать на автомобиле - настоящее испытание. Видимость - несколько метров, ведь к туману добавляется едкий дым. Местные к нему уже привыкли, с 12 сентября весь район живет в режиме ЧС. Причина тому - пробудившиеся из-за засушливого лета торфяники. За сезон дождь там шел всего дважды. Но если летом надежда на благоприятный исход у властей все же была, то зимой она «замерзла»: на реках встал лед, тушить оказалось нечем. Тем временем очаги возгорания разрастались. В последний раз критическая ситуация на дорогах, по оценкам самих очевидцев, пришлась на пятницу. Когда обстановка на дороге ухудшается, ГИБДД расставляет на федеральной трассе дополнительные посты.

Прежде чем отправиться в путь, мы созвонились с ведущим инженером района по ГО и ЧС – Алексеем Тереховым, который согласился стать нашим проводником. Нужно отметить, что 1 декабря «Номер один» все же повезло с погодой. Накануне в Кабанском районе выпал снег, который немного «успокоил» торфяники. Вот только дорогу замело.

- Покажу вам, что творится на окраине Селенгинска. В Клюквенную падь и Боргой сейчас только на джипе добраться можно, - безальтернативно заявил Алексей Терехов. И мы проехали в Селенгинск.

Своими глазами

Проезжая центр поселения, сотрудник администрации признает: обычно дым проходит и сюда, на что не перестают жаловаться сельчане. «Регулирует» все сама природа: направление ветра, атмосферное давление и, как в этот раз, осадки. Впрочем, в любом случае заметно лучше не становится. Через несколько минут пути в автомобиль пробрался едкий запах гари.

- Чувствуете? Подъезжаем, - подсказал наш проводник.

Выйдя из машины, увидели занесенную темным снегом землю с оставшейся с лета травой. Вдали виднелся дым из труб ЦКК. Ближе - десятки мелких клубов дыма на небольшом расстоянии друг от друга. Так горят торфяники. 

Нам тут же пояснили: здесь ситуация еще «более или менее» - территория возгорания небольшая. Время от времени практикуется «прокапывание» очагов, горящий торф раскапывают, смешивают с холодными слоями, в итоге очаг тухнет. Гораздо хуже дела обстоят в Клюквенной пади, что также находится близ Селенгинска, и в местности Боргой. В Боргое, к слову, площадь торфяников изначально превышала Селенгинскую в сотни раз, составляя около 800 га. После искусственного «подтопления» сократилась вполовину. Но все еще горит.

Засыпать снегом, топить снег

Побродив у торфяников - близко подходить к ним было опасно - и сделав пару фотографий, решили возвращаться. Делать нам здесь больше нечего. По дороге до Кабанска Алексей Терехов рассказал нам, как торфяники в этом году потушить пытались. 

Так, очаги в том же Селенгинске не только пробовали прокопать. Как и в Боргое, изначально планировалось потушить торфяники водой. Реки рядом не было, поэтому в дело пошли пожарные и водовозка. На эти цели из резервного фонда поселения было потрачено около ста тысяч рублей. Впрочем, мероприятия по тушению решить проблему не смогли.

- В Боргое и площади больше, и глубина залегания торфа. Там мы тоже изначально тушили водой - брали из реки Кабанья. Работы по подвозу воды в труднодоступные места очагов возгорания для смачивания торфяников и ликвидации горения проводил «Бурятмелиоводхоз».

Между тем, по некоторым данным, эффективны в тушении пожаров лишь специальные реагенты. Но этот способ район не рассматривает.

- У нас все упирается в статус природоохранной зоны. Реагенты оказывают негативное воздействие на окружающую среду, поэтому не применяются, - говорит Алексей Терехов.

В самом «Бурятмелиоводхозе» «Номер один» позже все же скажут: водой потушить торфяники можно, правда, необходима реконструкция осушительно-оросительной системы. К слову, боргойскими торфяниками «Бурятмелиоводхоз» занимается уже 20 лет, взялся за них и этой осенью.

- Мы начинали тушить еще в начале сентября. Закончили совсем недавно, поскольку выпал снег и река перемерзла. Кроме нас этим больше никто не хочет заниматься. ЧС объявили, а МЧС осталось в стороне. Но сейчас, полагаем, раскручивать эту тему уже не надо, нужно ждать весны. Весной пожары возобновятся с новой силой, - спрогнозировал главный инженер «Бурятмелиоводхоза» Александр Кауров.
Правда, администрация ждать весны просто так все же не собирается. На днях попробует тушить торфяники… снегом. Его, видимо, будут собирать там, где его много, и свозить к горящим торфяникам.
Тем временем в районе надеются и на помощь «сверху». В конце ноября состоялось заседание при зампреде правительства Николае Зубареве. Тогда было решено просить финансирования у ряда ведомств, для чего до середины декабря администрация Кабанского района должна представить обоснование и объемы работ. Но самое интересное, что и при наличии средств тушить торфяники планируется водой. Задействуя при этом технику, в том числе пожарные машины. Пока же руководству предстоит продолжить разъяснения населению о действиях в режиме ЧС, а также ограничению проезда в местах горения.

Потерянные земли

Когда мы вернули Алексея Терехова обратно в районную администрацию, он вновь предостерег нас от поездки в Боргой без сопровождения. Очевидно, ситуация там опаснее, чем на словах. Об этом говорят и сами жители Кабанского района.

- У нас в районе на самом деле много торфяников. Просто какие-то более активны, что ли, какие-то нет, так что это для нас не новость. Лето-то было сухое. Недавно и у нас в Кабанске очаги тушили. Но вообще, у нас и даже у жителей Селенгинска все кажется ерундой по сравнению с тем же Закалтусом, который возле Боргоя, - разговорился с нами прохожий Александр.

По словам Александра, в той деревне сегодня буквально можно снимать фильм ужасов. И над сюжетом думать особо не нужно. Совсем недавно едкий дым там подступал так близко, что привел сельчан в панику. Пейзаж тоже весьма внушителен. То ли еще будет. Прогноз погоды на декабрь для местных неутешителен. Снега будет мало, ветер - слабый, а это значит, что запах гари и дым не оставил их надолго.

Но дым, который может сказаться и на здоровье жителей района, и на ситуации на дорогах, - не единственная проблема торфяников. Еще одна и, пожалуй, самая важная в перспективе - уничтоженные земли. Ведь, по словам того же Алексея Терехова, большинство торфяников горит на землях сельхозназначения: это пастбища, покосы, поля для выращивания зерновых и пр. Они уже значительно пострадали, а если ситуация не разрешится в скором времени, станут и вовсе непригодными.

- Сельхозтоваропроизводитель перестал обрабатывать сельхозугодия. Все пашни заброшены, трава, меж тем, как росла, так и растет. Покосчики приезжали, косили сено, разжигали костры, а непотушенные костры на торфяниках - страшная вещь. На следующий год они приедут - а там уже и негде косить будет, все сгорело, - говорят в «Бурятмелиоводхозе».

На сегодня глубина «проснувшихся» торфяников, по оценкам специалистов, от 8 до 16 метров. Гореть все это может и без тушения годами: торф догорает, пашня проваливается. Проваленной земли в Боргое уже около 300 га.

С ощущением некоей безысходности мы вернулись обратно в город. Ведь здесь невольно забываешь о проблеме. А это гораздо проще, чем ее решить.

Марина Игумнова, «Номер один».
^