17.12.2014
И снова в Бурятии ЧП, связанное с сиротами. Женщина-опекун два месяца «своими методами» лечила тяжело больную девочку, доведя ее до гибели
И снова в Бурятии ЧП, связанное с сиротами. Женщина-опекун два месяца «своими методами» лечила тяжело больную девочку, доведя ее до гибели. Взятая под опеку шестилетняя сирота почти два месяца болела. Она страдала, рыдала, мучилась и кричала от боли, но даже предсмертные судороги не испугали «опекуна», и она так и не вызвала врача к умирающему ребенку. Следователям 37-летняя жительница Кижингинского района Жаргал Цыбикова призналась сразу – врачей она не позвала, опасаясь того, что в органах опеки узнают о том, как она плохо следит за детьми, и отнимут у нее детей. При этом приемная мать открыто заявила о том, что боялась, что вслед за детьми ее лишат источника доходов – пособий на двоих приемных детей. 

Гестапо отдыхает

По данным следствия, в 2014 году не работающая жительница села Кижинга при содействии представителей местных органов опеки и попечительства взяла к себе из Закаменского реабилитационного центра двух сирот-сестер, 7 и 10 лет. За детей она ежемесячно получала денежное пособие – почти 10 тысяч рублей. 

В конце сентября женщина, оставив одну из девочек у родственников, вместе со вторым ребенком направилась в Улан-Удэ. В городе она сняла квартиру. В начале ноября у девочки на коже появилась красная сыпь. Женщина не стала обращаться к врачу. Даже когда стало очевидно, что без помощи специалистов не обойтись, женщина продолжала «домашнее лечение». Советы, как и чем лечить непонятно чем заболевшего ребенка, она черпала из сети Интернет. 

По рекомендациям из Всемирной паутины она сама лечила ребенка мазями и народными средствами. Однако такая терапия не помогала. Девочке с каждым днем становилось все хуже и хуже. На коже появились кровоточащие язвы, начался жар. Ребенок постоянно плакал и кричал от боли. Все это продолжалось с ноября по декабрь. Непонятно, почему, слыша плач ребенка, никак не отреагировали соседи. Но сейчас речь не об этом. 

Страдания девочки приемную маму не тронули. Сделать элементарные вещи – набрать 03 и вызвать врача – женщина не сочла нужным. Ночью 9 декабря у несчастной девочки начались предсмертные судороги. Но даже в этот момент горе-мамаше не пришло в голову что-либо предпринять. Под утро девочка скончалась. 

Дальнейшие действия приемной мамы вновь вызывают сомнения по поводу ее адекватности. Горе-мамаша никому не стала сообщать о случившемся. Бросив бездыханное тело на кровати, женщина спешно стала собирать вещи, решив сбежать из города. Слава богу, в этот момент в квартире появился хозяин, приехавший за арендной платой. Увидев тело ребенка, он вызвал полицию. 

- Женщина пояснила, что она получает опекунское пособие на детей, 4600 рублей на каждого. Иного источника дохода у нее нет. Если она будет обращаться в больницу, ей могут сказать, что она не смотрела за ребенком, и отберут девочку. И тогда она лишится источника дохода. Поэтому она решила избежать контакта с врачами, - говорит руководитель следственного отдела по Октябрьскому району г. Улан-Удэ Вячеслав Подопригора. 

В настоящее время подозреваемая заключена под стражу. Возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». А в пятницу возбуждено второе уголовное дело – по факту халатности должностных лиц органов опеки и попечительства. 

- Сейчас следователи выясняют, кто из чиновников должен был контролировать условия проживания детей в приемной семье и отвечать за них, – поясняют в пресс-службе СУ СКР по Бурятии. 

Кто отвечает за сирот?

Не так давно в статье «Отдали и забыли» мы уже писали о том, как чиновники в погоне за хорошими показателями не всегда тщательно проверяют, в какие руки они передают детей-сирот. Указ сверху о том, что все дети должны воспитываться в семьях, многие понимают буквально. Детей раздают направо и налево, не очень разбираясь в том, кому нужен ребенок, чтобы построить полноценную семью, а кому сироты нужны лишь для материальной выгоды. Мы описывали в статье ситуацию, когда приемная мать обращалась с детьми не должным образом: оставляла малолетних детей дома одних, плохо кормила, не покупала новую одежду, у детей не было даже нормальных спальных мест. Тогда сигнал случайного свидетеля не был услышан ни Агентством по делам семьи и детей, ни уполномоченной по правам ребенка Татьяной Вежевич - журналистов в очередной раз поспешили обвинить в клевете. В скором времени горе-мамаша покинула Бурятию, по непроверенным данным, сейчас и она и ее приемные дети находятся в Москве. Что с ребятами происходит сейчас – никто не знает. Теперь ситуацию не контролирует вообще никто.

В данном случае поспорить с тем, что сироту отдали явно не в те руки, теперь уже никто не сможет. На этот раз налицо явные факты и официальные показания самой Жаргал Цыбиковой: она честно призналась, что не обращалась к врачам только по одной причине – опасалась, что у нее отберут опекунские деньги. Это опасение было настолько сильным, что ни мучения, ни крики покрытой кровоточащими язвами девочки поколебать решение женщины не смогли. Логичный вывод: детей она тоже брала забрала из детдома ради материальной выгоды. Почему огромная чиновничья машина, якобы тщательно проверяющая кандидатуры всех приемных родителей, не распознала в данном «кандидате» очевидного факта – желания заработать на детях и отсутствия понятия о человечности и материнстве в принципе? И сколько еще таких же горе-мамаш среди порядка 1,5 тысячи республиканских приемных семей сейчас точно так же «воспитывают» ребенка-сироту? 

«Семья хорошая, крепкая»

Помимо следственных органов, свою служебную проверку проводит сейчас и министерство социальной защиты. 

- Опека и попечительство – эти полномочия переданы муниципалитетам. 
В настоящее время в отношении органов опеки и попечительства Кижингинского района и в отношении администрации района министерством проводится служебное расследование, - заявила «Номер один» заместитель министра социальной защиты населения Эльвира Эрдыниева. 

По данным министерства, сотрудниками органов опеки были проведены все необходимые меры проверки и подготовки опекуна к столь важному шагу – воспитанию приемного ребенка. Никаких подозрений женщина у чиновников не вызвала. 

- Да, женщина безработная. Но для деревни, где многие живут за счет своего хозяйства, это не в новинку. Семья крепкая, дружная. Женщина проживала со своими родителями, - рассказывает Эльвира Григорьевна. 

Высшее образование (литератор), выходец из приличной семьи, «интеллигентный вид», - с виду все было в порядке. Те факты, что женщина не имеет работы, не замужем, что к 37 годам у женщины не было никакого семейного опыта — ни серьезных отношений, ни детей, не было опыта воспитания детей - комиссия сомнительными не сочла. Как и то, что, по свидетельству знакомых опекуна, всю себя она отдавала увлечению эзотерикой и тибетской философией. Кроме того, как рассказывают жители села, она всегда была «со странностями». Поговаривают и о том, что детей Жаргал Цыбиковой дали под опекунство во многом только благодаря авторитету ее матери, заслуженного педагога и уважаемого человека среди сельчан. 

Школа родителей 

- Прежде чем взять детей под опеку, опекуны проходят школу замещающих родителей, которая длится несколько месяцев. По окончании школы выпускникам выдаются свидетельства о том, что они прошли обучение, что они готовы взять детей, - поясняет Эльвира Эрдыниева.

С будущими опекунами и приемными родителями работают в обязательном порядке и психологи, которые должны проверять как психическую устойчивость и адекватность, так и искренность будущего родителя. Вот только по поводу последних обязательных проверок есть масса сомнений. Скорее всего, такие проверки проводятся (если они вообще проводятся) формально. Ведь в будущей опекунше психологи не заметили очевидного и самого главного нюанса – одним из главных стимулов для взятия детей из детдома для женщины был материальный фактор. 

В министерстве соцзащиты не скрывают: в республике по-прежнему идут по курсу – забрать из детских домов как можно больше ребят. В идеале – вообще нужно закрыть все детские дома. 

- Все дети должны воспитываться в собственных семьях, с мамой и папой. Ведь только в семье ребенок полностью раскрывается. Детские учреждения я считаю просто камерами хранения, где следят за тем, как бы ребенок чего не сделал, - говорит Эльвира Эрдыниева.

Конечно, планы благие. Но в погоне за хорошей статистикой не страдает ли качество от количества? Есть ли польза от того, что детей отдают в руки не тем людям? Насколько тщательно проверяют будущих приемных родителей в республике? Единичный ли случай, когда на все странности будущих опекунов и приемных родителей чиновники закрывают глаза в погоне за выполненными планами и отчетами?

Ведь иногда в «камере хранения» ребенку было бы все-таки лучше, чем быть под опекой таких «мам», как Жаргал Цыбикова. Сирота прожила очень короткую жизнь и умерла в страшных муках. Она не дожила до своего дня рождения всего несколько дней. 18 декабря девочке должно было исполниться 7 лет. 

Василиса Шишкина, «Номер один»
^