17.12.2014
Все местные мелкотравчатые политические и социальные перипетии, которые можно было бы описать в этой колонке, оказались лихо придавлены сообщениями с российских бирж. Рубль ушел в понедельник на отметку в 65 целковых за доллар
Все местные мелкотравчатые политические и социальные перипетии, которые можно было бы описать в этой колонке, оказались лихо придавлены сообщениями с российских бирж. Рубль ушел в понедельник на отметку в 65 целковых за доллар. \\

Возможно, жителей Бурятии, равно как и остальных россиян, успокоит новогоднее поздравление Владимира Путина, где он зарядит всех лучами оптимизма. Для остальных реалистов сообщу, что их жизнь никогда не будет прежней. Ну, несколько лет уж точно.

Автомобили, гаджеты премиум-класса типа айфон, туризм за границу и прочие радости бытия на глазах превратились из дорогостоящей, но все же посильной реальности в роскошь. Продукты обманывают вас не слишком растущими ценами перед Новым годом, но обозначат свое отношение к рублю сразу в январе. Зарплаты в пересчете на валюту у всех подешевели уже в два раза. Потому как доля импорта и иностранных комплектующих в российских товарах непомерно высока. Вы скоро купите в два раза меньше, чем могли бы еще пару месяцев назад.

Экономисты в районе федеральных телеканалов и правительства Бурятии будут выполнять свою работу и поэтому расскажут, что такой курс рубля выгоден экономике страны и региона. Он, дескать, позволит насытить кучей рублей наши предприятия, которые будут что-то выпускать, а потом даже продавать. Они не обманывали, была такая вероятность. Но она улетучилась в минувший вторник. Когда российский Центробанк поднял ключевую ставку до 17,5 процента. Даже не пытайтесь понять, что написано предложением выше. Просто представьте, что любые инвестпроекты, капиталовложения и прочие вливания в экономику облагаются неким банковским налогом от 17,5 и выше. То есть дешевых рублей в экономику страны и республики не будет тоже, значит, денег не будет почти совсем. Власть боролась с курсом рубля и паникой и сказала промышленности и бизнесу – не до вас, у нас пожар.

Конкретно Бурятии нынешний феноменальный кризис напомнит 1998 год или даже 1992 (старожилы вспомнят). То есть жить будем бедно, но не вымрем. И вообще, обнищание народа оптом, всех слоев, за исключением тысячи другой миллионеров, будет происходить в Бурятии вполне даже непринужденно. Как показывает история России, экономически и политические обрушения всей страны, а не отдельных ее классов всегда воспринимаются поначалу с радостным возбуждением. Ровно так мы сейчас смотрим на ценники валют в банках.

Похмелье придет позже, и оно будет длинным. Это будет расплатой населения за власть, которая экономику сделала заложницей политических решений.

Виктор Золотарев, «Номер один»
^