24.12.2014
Пока государственные мужи всей страны делают скорбные и напряженные лица по поводу экономического кризиса, в Бурятии положение не столь однозначно плохое. У нас нет нефтяных вышек, зато есть улан-удэнский авиазавод, которого цена за баррель интересует не так сильно. А цены на вертолеты не падают
Пока государственные мужи всей страны делают скорбные и напряженные лица по поводу экономического кризиса, в Бурятии положение не столь однозначно плохое. У нас нет нефтяных вышек, зато есть улан-удэнский авиазавод, которого цена за баррель интересует не так сильно. А цены на вертолеты не падают. \\

В Бурятии произошла экономическая загогулина, которая требует некоторого осмысления вслух. Если падение рубля было плановым мероприятием российского правительства, то Бурятии тут сильно повезло оказией.

Авиазавод является для Бурятии основным налогоплательщиком. После недавнего обвала рубля стоимость проданного вертолета в рублевом эквиваленте выросла, например, в два раза – ведь в договорах за мудреный летательный механизм цена указана в валюте. Ровно в такой же пропорции свалится в Бурятию налогов в рублях по результатам экономической деятельности предприятия в 2015 году.

В ладошки хлопать публично и убирать скорбь с лиц на площади Советов никто, разумеется, не будет. Однако на закрытие всех социальных обязательств денег должно хватить. И задержки по зарплате, которые явились в ноябре-декабре в некоторых районах Бурятии и даже республиканских ведомствах, были случаем хоть и печальным, но мимолетным.

Зато на примере Бурятии 2015 года становится понятной идеология наступившего кризиса. Верховная власть в стране решила действовать по принципу: раз денег не хватает всей экономике, то давайте пока отрежем у населения – оно традиционно терпеливое, оно переживет. Уже обесцененные в два раза доходы населения по факту (после падения рубля) – это цена за экономический кризис. В обмен власть получит наполнение бюджетов от кучи рублей за валютные продажи нефти, газа и например, вертолетов, как в Бурятии.

Согласно экономическим догмам, вслед за такой девальвацией и шока населения должны идти еще большие страдания народа, но временные. Это называется структурные изменения в экономике страны – диверсификация, сокращения нерентабельных производств, увеличение производительности труда, пыхтение и натужное сползание с нефтяной иглы. В общем, скучные и малоприятные мероприятия. Однако опыт лет этак 50 в нашей стране говорит о том, власть не сильно готова к таким подвигам и опасным играм с населением. А то оно еще взбунтуется от многотысячных увольнений и падения доходов во время таких процедур.

Поэтому сейчас, что в Бурятии, что по всей стране, экономику накачают девальвированными рублями, и всего лишь. Заплатят всем зарплаты, пенсии, может, еще увеличат их. Предприятиям раздадут кредитам, но не всем. Некоторые умрут. Все закончится разговорами о наступлении желанной стабильности.

Виктор Золотарев, «Номер один»
^