30.12.2014
Арбитражный управляющий «Байкалфарма» раскрыл истинные причины краха водочного гиганта
Арбитражный управляющий «Байкалфарма» раскрыл истинные причины краха водочного гиганта 

Недавно арбитражным судом Кабардино-Балкарии было вынесено решение о признании ОАО «Байкалфарм» банкротом. Этому предшествовала долгая и не самая прозрачная череда событий. Здесь было и похищение продукции, и обвинения в преднамеренном банкротстве, и схемы, сильно смахивающие на мошеннические, и даже незаконный вывод торговых марок. 

Между тем, на суде представители «Байкалфарма» внезапно стали возражать против признания компании банкротом. Хотя инициатива изначально исходила именно от самого предприятия. Пояснить причины такой смены позиции они смогли только тем фактом, что их не устраивает кандидатура арбитражного управляющего. Несмотря на это, именно Андрей Безбородов был назначен на эту должность. О том, почему «Байкалфарм» оказался против его участия в процедуре и какие схемы привели к краху водочного гиганта Бурятии, Андрей Безбородов рассказал в интервью «Номер один».

- Когда Вы зашли на «Байкалфарм» в качестве временного управляющего, какую ситуацию Вы там увидели?

- В ходе наблюдения были собраны все необходимые сведения о том, что произошло с этой компанией. И были даны предложения собранию кредиторов, которое состоялось 21 ноября.

В процедуре наблюдения руководством предприятия нарушено все, что только можно. Например, исчезла продукция на 120 миллионов – похищена со складов.

Что касается состояния, я сделал вывод и вынес на обсуждение кредиторов, что банкротство носит преднамеренный характер со стороны прежнего собственника. Предприятие было стабильное, с разветвленной филиальной сетью. Сначала, в 2013 году, была планомерно проведена замена собственных оборотных средств на кредитные ресурсы. С учетом того, что предприятие было стабильно работающим, прибыльным, с хорошими оборотами, банки охотно выдали им кредиты, они нуждаются в таких заемщиках. И тем не менее к концу 2013 года собственником было принято решение сначала о продаже своих долей компании-однодневке из Кабардино-Балкарии. И, соответственно, происходит перерегистрация на Северный Кавказ, и тут же заявление о банкротстве в Арбитражный суд.

По анализу деятельности за три года, предшествующие подаче заявления, я пришел к выводу, что он имел возможность одномоментно погасить все требования. При этом вопрос заключается в том, что Матханов контролировал не только «Байкалфарм», а целую группу компаний. В совокупности на счетах контролируемых компаний было достаточно средств, чтобы не допускать процедуры банкротства. Зачем он это сделал, если честно, трудно объяснить.

- А что по поводу озвученных на суде фактов о фальсификации задолженности «Байкалфарма»?

- Тут схема очень простая. В процедуре банкротства все решения принимает не арбитражный управляющий. Он работает под контролем и в зависимости от решений, принимаемых собранием кредиторов. А собрание кредиторов принимает решения большинством голосов по голосующим требованиям. То есть кредиторы условно обладают количеством голосов из расчета один голос – один рубль задолженности.

На сегодняшний день сформирован реестр требований в размере чуть выше 1,4 миллиарда рублей пятью крупными кредиторами. Чтобы принимать решение в процедуре, необходимо установить контроль над голосами. Поэтому Матхановым была предпринята попытка с помощью кабардинских коллег сфальсифицировать кредиторскую задолженность. От пяти контролируемых компаний, которые переехали в Кабардино-Балкарию, которые уже находятся в стадии конкурсного производства, были сфальсифицированные требования на сумму трех миллиардов рублей. Представляет эти компании один и тот же арбитражный управляющий в Кабардино-Балкарии, что тоже является нонсенсом, честно говоря.

Суд первой инстанции абсолютно правомерно им отказал в удовлетворении требований, я их предупредил о фальсификации доказательств – это уже уголовная ответственность. В результате они обжаловали в апелляционной инстанции два требования на сумму 2,15 миллиарда рублей. Апелляционный суд в Ессентуках абсолютно неправомерно, незаконно включил их в реестр требований.

Причем никаких подтверждающих документов нет. Сфальсифицированные требования говорят о том, что был произведен некий объем продукции. Система «ЕГАИС» говорит – объема не было. Акцизных марок не выдавалось. То есть речь идет либо о фальсификации, то есть о мошенничестве, либо о производстве контрафактного алкоголя.

Кстати, суд пришел на это заседание с готовым решением. Постановление было отпечатано до начала судебного заседания.

На сегодняшний день это еще не обжаловалось, потому что нет судебного акта. А Матханов продолжает контролировать 65 процентов кредиторской задолженности. Это сделано для того, чтобы сейчас сделать попытки поменять меня на какую-то фигуру с Северного Кавказа и, самое главное, утвердить порядок продажи имущества.

- Что произошло с основными производственными фондами «Байкалфарма»? Они сохранились или их успели вывести?

- Весь имущественный комплекс здесь рассредоточен следующим образом: недвижимость - на одной компании, технологическое оборудование – на другой компании, транспорт – на третьей, торговые, оптово-розничные сети – на четвертой. Поэтому оно никуда не делось, оно находится на месте. Другое дело, что оно сейчас не используется.

В конкурсной массе «Байкалфарма» же сегодня только технологическое оборудование и объекты недвижимости в Красноярском крае и в Иркутской области. То, что находится на проспекте Автомобилистов, 10, принадлежит совсем другой компании. Кроме того, все это имущество находится в залоге у банков. Там есть приоритетный порядок продажи – то есть там интересы банков защищены.

Но по договору банковской гарантии залогов нет – это же не кредитный договор. И налоговая служба с банка потом все это списала. Бюджет все это восполнил за счет создания долгов перед банками. От этого больше всего пострадали Сбербанк и «Промсвязьбанк».
Порядок реализации залогового имущества определен – там 80 процентов от реализации залога поступает кредитору. Так что здесь процент возврата будет. Что касается банковской гарантии – здесь сказать трудно.

На самом деле банкротство «Байкалфарма» - это обычная уголовщина, очень распространенная в Российской Федерации. Причем не сложная для расследования.

- В свете всего сказанного речи о финансовом оздоровлении «Байкалфарма» выглядят сомнительно. Тем не менее власти Бурятии не раз говорили о том, что наш водочный гигант будет спасен при их поддержке.

- Сейчас по результатам инвентаризации я сформирую конкурсную массу. Закон предписывает привлечь лицо, контролирующее должника, то есть господина Матханова, к субсидиарной ответственности его имуществом. И я это буду делать обязательно.
Более того, ведь банки отслеживают движения по всей группе компаний. Господин Матханов контролирует гораздо больший поток, чем «Байкалфарм». Поэтому финансовое оздоровление в теории возможно. Эти же деньги никуда не делись. Они так и остались деньгами на каких-то счетах. Из компании взята продукция, реализована, а деньги так и не были возвращены.

У Матханова есть предусмотренное законом право предоставить финансовое обеспечения для финансового оздоровления. Это единственное право, которое у него осталось.

- Но от правительства здесь мало что зависит?

- К сожалению, местные органы власти, как субъекта, так и федеральные, в новом законе с 2002 года в этой процедуре не участвуют. Их полномочия равны нулю. Другое дело, что они могут воздействовать через территориальные налоговые органы, через управление Росреестра, через территориальных кредиторов. То есть опосредованно они могут участвовать, взяв на себя функцию некого координатора. Практика показывает, когда субъект против, очень сложно кому-либо идти наперекор. Но здесь пока этого участия со стороны местных властей не видно.

- А что будет с брендом «Байкалфарма»? Он будет продан, как и прочее имущество компании?

- Дело в том, что процедура конкурсного производства автоматически без каких-либо дополнительных действий лишает торговых марок, лицензий, знаков и прочего.
Здесь стоит отметить, что сегодня уже расследуется одно дело по уклонению от налогов в отношении Матханова. Остальные материалы находятся в стадии подготовки. В том числе – Матханов совершил сделку по выводу торговых марок. Куда – это предстоит еще определить. Поэтому то, что сейчас продается под выведенными марками, – это не «Байкалфарм». Какие-то остатки есть, наверное, но большая часть – это незаконно произведенный алкоголь под брендом «Байкалфарма». Кем – это уже не моя компетенция разбираться. Но эта сделка очень серьезно ударила по «Байкалфарму».

Беседовал Владимир Пашинюк, «Номер один»
^