30.12.2014
Сегодня госзакупки в Бурятии находятся в замороженном состоянии. По многим направлениям десятки торгов отменяются из-за отсутствия заявок. Бизнес не хочет заключать контракты по старым ценам. А какими будут новые, пока никто не знает
Сегодня госзакупки в Бурятии находятся в замороженном состоянии. По многим направлениям десятки торгов отменяются из-за отсутствия заявок. Бизнес не хочет заключать контракты по старым ценам. А какими будут новые, пока никто не знает. 

Затишье в разгар сезона 

Девальвация рубля больно ударила почти по всем сферам в Бурятии. Пострадали и госзакупки. Сегодня из-за слишком часто меняющихся цен на товары предприниматели просто отказываются участвовать в госзакупках. Как результат – больницы, интернаты и детские дома не могут закупить элементарный набор продуктов. Из-за того, что доллар резко взлетел, а рубль обесценился, ситуация на товарном рынке Бурятии перешла в статус непредсказуемой. Цены порой меняются ежечасно, и что будет даже через неделю, предсказать бывает сложно.

Особенно остро на все эти изменения реагирует рынок продуктов питания. В Улан-Удэ то и дело вспыхивают волны продуктовой паники, а ритейлеры не берутся предсказывать поведение цен даже на ближайший месяц. Что же касается госзакупок, то сейчас для них самый сезон: в конце года старые контракты заканчиваются, и нужно заключать новые, причем на год вперед. И на сайте «Бурзакупа» то и дело появляются тендеры на поставку продуктов. Причем суммы там совсем не маленькие.

Начальная цена сегодня увеличена, в том числе, и за счет того, что в одном конкурсе стали объединяться несколько учреждений одной направленности. Например, Верхнесаянтуйская санаторная школа-интернат, Малокуналейский детский дом и Бичурский центр социальной помощи семье и детям. Но и эти меры не смогли привлечь потенциальных исполнителей к участию в конкурсе.

«Без продуктов не останутся» 

Из почти 30 тендеров на поставку продуктов, проводимых в Бурятии за последний месяц, состоялось всего три. Остальные отменены с формулировкой «по окончании срока подачи заявок не подано ни одной заявки».

Предприниматели не хотят заключать контракты на поставку продуктов по нынешним ценам. Ведь уже через месяц Бурятия может ощутить последствия девальвации рубля. И одним из таких последствий может стать повышение цен. И в этом случае предприниматели окажутся в большом минусе. Ведь продавать социальным учреждениям они будут обязаны по фиксированной цене, тогда как закупочная может сильно увеличиться.

Выходит, что больницы, интернаты, детские дома, центры реабилитации сегодня могут забыть о годовых контрактах на поставку продуктов. Но значит ли это, что пациенты больниц и сироты будут сидеть голодные?

- Каждый заказчик для себя решает, каким иным способом осуществлять закупки. Возможно, будут проводить запросы котировок. Могут заключить договор с единственным поставщиком. В этом случае общегодовой объем закупок, если договор до 100 тысяч рублей, составляет до двух миллионов. Первый квартал они могут закрыть таким образом. В первом квартале, если что-то прояснится, будут проводиться повторные аукционы. Но без продуктов они, конечно, не останутся, - уверила нас консультант отдела стационарных учреждений минсоцзащиты Бурятии Валентина Батомункуева.

Другими словами, стандартный тендер – не единственный возможный вариант приобретения продуктов питания. Хотя, конечно, он наиболее удобный и, исходя из нынешних реалий, самый выгодный для учреждений. Ведь чем позже будет заключен контракт, тем выше может оказаться его цена.

Альтернатива торгам 

Сегодня наиболее вероятным может стать вариант заключения договоров с единственным поставщиком. В этом случае стороны могут сами выбирать, на какой срок они договариваются. Так же они решают, и по какой цене будут подвозиться продукты.

- Они сейчас заключат договор на тот срок, на который пойдут поставщики. А поставщики, может быть, даже и на квартал не согласятся заключать сделки. Может быть, пока будут заключены договоры на месяц, - рассказывает Валентина Батомункуева.

В любом случае деньги, выделяемые социальным и медицинским учреждениям на эти цели, относятся уже к 2015 году. А значит, строгих требований по их освоению до конца этого года у чиновников нет.

Их можно будет потратить в течение всего 2015 года. И если в ближайшие месяцы все не стабилизируется, то договоры с единственным поставщиком окажутся единственным возможным способом закупок. Хотя в редких случаях контракты через госзакупки все-таки заключаются.

- У нас по хлебу состоялись торги, как ни странно. «Бурятхлебпром» вышел на торги. Еще на фрукты вышли предприниматели. С ними будут заключены договоры. А на поставку «молочки» и прочих быстро портящихся продуктов будут заключены обычные договоры, - говорит Валентина Батомункуева.

С фруктами, по всей видимости, предприниматели поторопились. Ведь сегодня власти уже открыто говорят, что ввозимые из Китая овощи и фрукты уже дорожают. А значит, выгода заключенных контрактов весьма сомнительна.

Другое дело – «Бурятхлебпром». Это окологосударственная компания, которая производит социально значимый товар первой необходимости. Таким предприятиям не привыкать работать на грани убыточности, а порой и в минусе. Их задача скорее социальная, нежели коммерческая. Поэтому они и не могут проигнорировать торги.

- Определяется какая-то минимальная цена, ниже которой мы бы даже торговаться не стали, даже если бы торг какой-нибудь возник. Конечно, мы опасаемся, цены же скачут – и на сырье, и на муку, и на сахар. Тем не менее было принято решение об участии. Больницы же не будут без хлеба сидеть, - говорит начальник отдела торговли «Бурятхлебпрома» Светлана Ерофеева.

Переходим на доллары 

Впрочем, варианты, как привлечь предпринимателей к торгам, все-таки есть. Но реализовываются они пока только на федеральном уровне. Например, уже сегодня известно, что многие госкомпании выставляют заказы в долларах и евро. Причем, такие лоты уже исчисляются сотнями.

Как пишут «Известия», с августа 2014 года, когда начал слабеть рубль, на официальном сайте госзакупок появилось 862 лота в американской валюте. Из них 131 лот размещен заказчиками федерального уровня — министерствами, крупными госкорпорациями и исследовательскими центрами. Остальные заказы разместили структуры муниципального уровня.

- Поясним на примере: заказчик хочет услугу за 100 рублей. Пока он объявит процедуру и найдет исполнителя, пройдет пара месяцев. При современной инфляции исполнитель не будет браться за такой заказ, потому что на момент завершения сделки его работа будет стоить уже 200, - приводит газета слова консультанта МИД России по вопросам размещения госзаказа Оксаны Емцовой.

У нас же пока такие способы привлечения предпринимателей не практикуются. Хотя, если бы на сайте госзакупок Бурятии появились лоты с ценой, указанной в долларах или евро, почти наверняка интерес бизнеса сильно бы вырос.

Правда, в этом случае в зоне риска оказались бы заказчики. Ведь как поведет себя рубль дальше, сегодня неясно. И если вдруг продолжится падение, то бюджет социальных и медицинских учреждений придется увеличивать, чтобы погасить курсовую разницу.

Но долларовые закупки не появляются в Бурятии не потому, что заказчики боятся девальвации. Наоборот, здесь условия диктуют поставщики. Как рассказали нам в республиканском агентстве госзакупок, именно поставщики представляют заказчикам свои требования по ценам, в том числе и в какой валюте предусматривается расчет. На сегодня нет ни одного прецедента, когда поставщик выставил бы цену на свои услуги в иностранной валюте.

В общем, госзакупки в Бурятии сегодня замерли в ожидании. Поставщики не торопятся участвовать в конкурсах, не зная, как поведет себя рынок в ближайшее время. До тех пор, пока не наступит хоть какая-то определенность, заказчикам придется искать альтернативные пути решения проблем поставок. И благо что они есть, ведь в противном случае социальные учреждения и больницы оказались бы без продуктового обеспечения. А это уже социальная катастрофа.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
^