14.01.2015
В государственном русском драматическом театре им. Бестужева новый виток скандала с «двоевластием». Накануне Нового года стало известно, что директору театра - Петру Степанову вновь продлили контракт, в ответ на это решение из театра собирается увольняться часть артистов. В причинах и последствиях разбирался «Номер один»
В государственном русском драматическом театре им. Бестужева новый виток скандала с «двоевластием». Накануне Нового года стало известно, что директору театра - Петру Степанову вновь продлили контракт, в ответ на это решение из театра собирается увольняться часть артистов. В причинах и последствиях разбирался «Номер один»

Головная боль минкульта 

Популярность не лучшего характера преследует театр не первый год. Еще два года назад министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков признавал дефицит репертуара и наличие сложностей с актерской группой. Тогда же в очередной раз всплыл конфликт между директором и художественным руководителем театра. Министерство планировало разделить сферы ответственности каждого из менеджеров, однако и сегодня конфликтная ситуация имеет место быть, дела театра не изменились. Театр получает негативную оценку в сообществе, причем, по мнению самих театралов, виной тому, главным образом, непосредственно действующий директор - Петр Степанов. Без инцидента не обошелся даже прием Вахтанговского театра в сентябре минувшего года. В итоге разрешать конфликт и приносить извинения пришлось самому министерству культуры Бурятии. 

Уже второй год театралы тщетно пытаются «свергнуть» самодержца Степанова, но попытки заканчиваются провалом. В конце 2013 года министерство культуры до последнего тянуло с продлением контракта и практически открыто говорилось о грядущем увольнении. По информации ряда источников, причиной увольнения могли стать, в том числе, и махинации с театральным билетами, итогом которых стало возбуждение уголовного дела на подчиненных директора. Однако год спустя Степанов по-прежнему занимает должность. И, если год назад в его поддержку официально и тайно молвили слово не только председатель Союза театральных деятелей Российской Федерации Александр Калягин, но, что любопытно, крупные политические и даже религиозные чины, то в этом нужды в таковых действиях не было: еще до нового года министерство заявило о продлении контракта.

Непрофессионализм, халтура и профанация 

Протестовали и протестуют лишь… сами артисты. «Номер один» стало известно о некоторых событиях, имевших место быть еще в конце ноября. Так, сотрудники театра «подготовились» к переназначению директора и заранее составили протестное внутреннее письмо, адресованное руководству театра и министерству культуры. Его содержание 26 ноября было озвучено на сборе труппы театра.

Авторы письма, по неофициальным данным, заручившиеся поддержкой минкульта, высказали невозможность продления контракта как директору, так и худруку театра. Они констатировали отсутствие, ввиду конфликта двух управленцев, художественной и административной политики театра. В письме сказано, что художественным направлением театра де-факто стали взгляды Петра Степанова, основанные на идее сохранения русских национальных и драматургических традиций, что «на деле означает отказ от развития театра в актуальном направлении, созвучном времени и современному театральному процессу». Следствие проводимой политики, по мнению авторов письма, - выпуск спектаклей, цель которых искренне непонятна, поскольку они «не приносят ни прибыли, ни актерского развития» и пр.

Отметим, что претензии авторов связаны также с отношением к административному ресурсу. «Всюду непрофессионализм, халтура и профанация», - пишут артисты и акцентируют, что устали работать в таком театре и считают неприемлемым продление контракта со Степановым. Более того, высказались слуги сцены и против худрука Анатолия Баскакова, с которым продление контракта, на их взгляд, в случае, если последний не представит стратегию по выходу из сложившейся ситуации и развития театра сроком на три года, также невозможно.

К слову, на этот раз артисты не просто просили министерство прислушаться к их мольбе. В качестве ультиматума они (всего около десяти человек) выставили ресурс имени себя. Письмо заканчивается словами: «В противном случае мы оставляем за собой право покинуть этот театр».

Приросший связями 

У этого письма было продолжение. 28 ноября директор собрал срочное общее собрание коллектива. Теперь шел процесс сбора подписей в поддержку Степанова, инициированный его супругой Татьяной Степановой, также работающей в театре. В итоге удалось собрать 103 подписи, однако часть коллектива отказалось подписывать письмо и покинула собрание. С 29 ноября Степанов ушел в отпуск. Когда же вернулся, стало известно, что должность директора вновь остается за ним.

В такой ситуации действия министерства культуры Бурятии можно было бы назвать противоестественными и непоследовательными, однако, думается, продление контракта связано не с измененным восприятием Петра Степанова, а с неудавшейся попыткой распрощаться с ним в прошлом году. Судя по всему, амбициозные действия министра Тимура Цыбикова, который стал вносить изменения относительно независимо, столкнулись с 15-летним стажем Степанова и его полезными связями. Официально же министерство культуры продление контракта аргументирует необходимостью завершения строительства в театре и сдачи объекта в эксплуатацию действующим директором.

Между тем, по мнению известного театроведа и театрального критика Туяны Николаевой, поступок министерства культуры Бурятии, несмотря на некомпетентность Степанова, вполне объясним и другими обстоятельствами.

- Я считаю Петра Степанова некомпетентным. Он, конечно, опытный администратор, но это такой опыт хождения по граблям, весь смысл которого в том, чтобы уметь уворачиваться от грабель. В театре же профессиональные компетенции - это, как вы понимаете, совсем иные умения. Однако в данном случае решение минкульта продлить контракт со Степановым представляется целесообразным. У нас компетентных директоров с необходимым образованием нет. Произошла бы смена шила на мыло, - прокомментировала «Номер один» решение министерства Туяна Николаева.

Худрук отпущения

Но вернемся к артистам. Почему же не вся труппа выступила против Степанова и Баскакова, неужели всех устраивает положение театра, его недобрая слава? Ответ очевиден. По словам самих театралов, многим руководство того же Степанова достаточно выгодно. В первую очередь, речь идет об артистах-пенсионерах, которым, вероятно, уже пора покидать театр. Большая же часть артистов, подписавших письмо, как сообщают источники «Номер один» в министерстве культуры Бурятии, молодого возраста и на сегодня они действительно собираются уходить из театра и переезжать в другой регион.

Несправедливо обойти персону Анатолия Баскакова. Здесь, пожалуй, не следует вести речь о непрофессионализме художественного руководителя Русдрамы. Сами сотрудники театра признаются лишь в его слабости как менеджера и неумении планировать.

- Начало года, а мы до сих пор не знаем, что будем играть, чего ждать, куда стремиться,- заявили они в беседе «Номер один».

Вклад Баскакова в театр также трудно переоценить, однако, по информации источника «Номер один» в министерстве культуры Бурятии, контракт с ним заканчивается в июле 2015 года и продлен уже не будет. Вместе с тем, навсегда разлучать Русдрам и Анатолия Баскакова никто не намерен. 65-летнему худруку предлагается должность рядового режиссера, для проектов на малой сцене, которую министерство все же надеется сдать в этом году.

Так, несмотря на нарекания на обоих управленцев, произойдет смена лишь одного. Несомненно, от художественного руководителя зависит многое, однако должность директора, тем более человека, который сегодня ее занимает, играет не менее важную роль. В связи с этим делать прогнозы на будущее весьма непросто. Здесь есть ряд «нюансов», в частности, такая интрига: уживется ли новый худрук с директором Степановым, удастся ли ему провести четкую черту между своими и его полномочиями и дать толчок развитию театра.

Как бы то ни было, до июля еще полгода. Полгода спектаклей и энного количества зрителей. И надеяться на какие-то внезапные сдвиги за это время, когда они не имели места быть ранее, уже не приходится. Даже в таком прекрасном здании, которое все признают заслугой Петра Степанова. Судя по всему, главной.

Яна Ольшанская, «Номер один»
^