21.01.2015
Три улан-удэнки. Три матери. Три женщины разного возраста и профессий. Еще недавно они не были знакомы друг с другом, а теперь самые близкие подруги. Их сплотило общее горе.
Три улан-удэнки. Три матери. Три женщины разного возраста и профессий. Еще недавно они не были знакомы друг с другом, а теперь самые близкие подруги. Их сплотило общее горе.

У Елены Абрамовой и Евгении Носыревой новорожденные дети умерли при странных обстоятельствах. Ольга Кузнецова уже два года не отходит от тяжело больного сына с целым букетом заболеваний. Все три уверены, что в их беде виноваты медики. Теперь матери отстаивают свои права законными методами и параллельно создали уникальную общественную организацию «Сердца матерей». 

Первые в России

Региональная общественная организация поддержки и защиты материнства и детства «Сердца матерей Республики Бурятия» создана впервые в России. Улан-удэнские мамы стали первыми в нашей стране, кто решил встать на защиту беременных и рожениц. Перенимать опыт не у кого, учиться тоже не у кого. В уставе организации «Сердца матерей» прописано немало задач: оказание психологической, юридической и материальной помощи матерям, взаимодействие с органами власти, юридическими и физическими лицами для достижения поставленных целей, медицинские консультации мамам, вынашивающим ребенка, а также находящимся в родильных домах, помощь в экспертизе качества врачебной помощи мамам, потерявшим детей, и многое другое. В планах привлечь к сотрудничеству экспертов, юристов, психологов и остальных специалистов. В полномочия организации входит, в том числе, и возможность проводить собрания, шествия, пикетирования. И не исключено, что этим правом мамы тоже воспользуются. Тем более, что, похоже, вскоре членов этой организации станет намного больше. 

Организация только-только начинает вставать на ноги, а первые результаты уже есть. Едва были получены на руки все необходимые документы и выдана печать, как сразу посыпались просьбы о помощи. Женщины поняли – их организация будет востребована, их появления словно давным-давно ждали в Бурятии. После первого же сюжета на ТВ на мобильный телефон Алене и Евгении стали поступать звонки со всех концов республики. До поздней ночи женщины выслушивали истории матерей. Кто-то рассказывал о том, что произошло с ними много лет назад в каком-то роддоме, другие со слезами делились еще совсем свежими страшными воспоминаниями. 

Видео-ужастик

Выслушивать грустные рассказы мам Алене и Евгении не легко. Еще совсем свежи и свои собственные раны. Например, история Жени Носыревой больше напоминает фильм ужасов. Причем в буквальном смысле слова. Все, что происходило с девушкой в родильном зале, было заснято на видео (теперь это делается обязательно при каждых родах), эту запись просмотрели и сегодняшние подруги по несчастью и были просто в шоке. 

У Жени был девятый месяц беременности, когда начались схватки и она по «скорой» попала в городской роддом № 2. В течение всего срока вынашивания плода и малыш и мама были здоровы. И по идее вот тут-то, на руках у специалистов, будущей мамочке можно было успокоиться и почувствовать себя в безопасности. Да не тут-то было. Беременная женщина, корчившаяся от боли, сразу попала в атмосферу равнодушия и откровенного хамства. 40 минут она еле-еле дождалась, пока ее примут и положат в палату. Она в кровь искусала плечо мужа, чтобы не кричать от боли. Но и после оформления всех бумаг в ответ на просьбы о помощи только и слышала: «Не ори, ты тут не одна». Схватки усиливались все больше и больше. Чтобы успокоить себя и отвлечься от боли девушка, ходила по коридору больницы и увидела, как медперсонал сидит за столом и чаевничает. В итоге Женю отвели в родзал уже в самый последний момент. К тому времени схватки уже стали исчезать. В итоге ребенок появился на свет мертвым. 

Никаких предварительных процедур (бритье, клизмирование, душ) проведено не было. Даже несмотря на то, что Евгения сама уже просилась на процедуры, и времени было предостаточно. Сам процесс родов и вовсе был эпатажным. Начнем с того, что акушер-гинеколог принимал роды в… топике. Ни медицинского халата, ни специального фартука до последнего момента женщина акушер не надевала. Отсутствие элементарных норм санитарии, равнодушие и хамство прослеживаются (благодаря уцелевшей видеозаписи) постоянно. 

- На видео видно, как о пеленку, на которой лежала Евгения, только что вытирали руки, потом о нее же вытирают кончик катетера и вставляют в промежность. Еще больше шокировало, то, что женщине только что сообщили, что ее ребенок мертв, и тут же начались оскорбления и издевки. В нее бросают салфетки! Говорят, мол, что, небось пила и курила всю беременность! Девушке даже в такой страшный момент не только не выказали сочувствия или психологической поддержки, но, наоборот, стали чуть ли не обвинять в убийстве своего же ребенка! Если честно, мне стало плохо после просмотра такого «кино», - делится впечатлениями Ольга Кузнецова. 

Женя рожала днем. А в эту же ночь в этом же роддоме погиб еще один младенец. Две матери, потерявшие детей в один день, получив на руки документы, поразились, что причина гибели новорожденных у них один в один идентична. Различаются только имена матерей. Как позже удостоверились члены организации «Сердца матерей», точно такие же заключения даются и другим пострадавшим. «Такое впечатление, что есть шаблоны, по которым пишутся все эти бумаги», - подозревает Евгения Носырева. 

Кстати, на днях стало известно об еще одном ЧП, случившемся во втором роддоме. Новорожденная девочка стала инвалидом благодаря непрофессиональным действиям медсестры. Итог: правая рука малышки искалечена и изуродована. На сей раз глава роддома Александра Дамбаева признала вину за случившееся. Но сломанную жизнь ребенка извинениями теперь уже не поправишь. 

Проблема замалчивается

Из года в год в Бурятии регистрируются высокие показатели младенческой смертности. Однако, как считает Елена Абрамова, проблема замалчивается, но никак не решается. 
Ситуация усугубляется еще и тем, что доказать врачебные ошибки архисложно. 

- Например, мы все три столкнулись с самыми разными нюансами: документы теряются, переписываются задним числом, результаты экспертиз нашего СМЭ и независимых экспертов из других городов разнятся и многое другое, - уверяет Елена Абрамова. 

К примеру, такая чехарда есть в документах у Евгении. В одних официальных медицинских документах указывается, что младенец был мертв задолго до начала родов, в других документах черным по белому написано, что смерть произошла во время родов. 

Признавать свои ошибки, даже самые очевидные, врачи не торопятся. А походы по надзорным и руководящим инстанциям слишком принципиальных мамочек заканчиваются весьма неожиданно. Их просят успокоиться уже и замолчать, наконец. Бывали и репрессии. Так, на Елену Абрамову возбудили сразу два уголовных дела, пытаясь ее обвинить в «неисполнении родительских обязанностей». Женщине пришлось предоставлять фотографии кроватки, коляски, одежды и прочих принадлежностей малыша. Все обвинения были сняты после того, как в правоохранительные органы пошли вереницы свидетелей, знающих лично Елену Абрамову и возмущенных такими нелепыми обвинениями. Метод пряника тоже имел место быть. 

- Также мне предложили помощь в лечении ноги в любой клинике страны (у меня повреждена нога в результате ДТП). А вот Жене предложили высококлассную помощь при вынашивании и рождении следующего ребенка. Но мы молчать не хотим. Наша цель – привлечь внимание и дать огласку всему, что происходит в роддомах и больницах Бурятии, - говорит Елена Абрамова. 

Мы не мстители

Несмотря на решительность и принципиальность, матери не ставят себе главной целью отомстить или как-то наказать врачей. Приоритеты совсем другие. 

- Естественно, что не все медики плохие. Я лично знакома с такими золотыми людьми-врачами, которых очень уважаю, и я искренне благодарна им. Но есть много и таких, кто выучен плохо (по блату, например), или тех, кто работает неуклюже, безграмотно, непрофессионально. Тех, кто хамит и относится к пациентам, как к скоту. Тем не менее наша цель вовсе не в мести. Мы хотим добиться того, чтобы в Бурятии женщина, которая идет рожать, была спокойна, уверена в профессионализме и чести врачей. Что ей непременно окажут квалифицированную помощь, отнесутся с уважением, вне зависимости от того, платно она рожает или на общих основаниях, - объясняет Елена. 

Бороться с халатностью медиков «Сердца матерей» намерены как методом защиты прав в юридическом плане, судебными исками, так и методом максимальной огласки каждого вопиющего случая. 

- Вот на примере видео, где роды у Жени засняты. Медик знает, что идет видеозапись. Но даже это не останавливает ее. Она знает, что все это не наказуемо, и ей ничего не будет в любом случае. А когда мы будем доводить до логического конца каждое из дел, наказывать буквой закона такие вещи, да еще и обнародовать, тогда врачи задумаются: «А вдруг эта роженица потом обратится в «Сердца матерей» и меня накажут?» Тогда, быть может, порядка в роддомах будет больше, и врачи будут делать работу так, как нужно, а не по настроению, - считает Елена Абрамова. 

Немаловажна и морально-психологическая защита. Елена, Евгения и Ольга уверены: если страшное уже произошло, помочь по-настоящему может только тот, кто сам прошел через все это. 


Василиса Шишкина, «Номер один». 

^