04.02.2015
Снижение легального экспорта нефрита и рост числа уголовных дел по факту его незаконного вывоза довольно красноречиво говорят о результатах кампании по «декриминализации отрасли». Руководство бурятской таможни не скрывает, что явных причин для падения легального экспорта нефрита нет, а власти отмалчиваются, видимо, в надежде замять больную для них тему. 
Снижение легального экспорта нефрита и рост числа уголовных дел по факту его незаконного вывоза довольно красноречиво говорят о результатах кампании по «декриминализации отрасли». Руководство бурятской таможни не скрывает, что явных причин для падения легального экспорта нефрита нет, а власти отмалчиваются, видимо, в надежде замять больную для них тему. 

На одной из недавних пресс-конференций начальник бурятской таможни Виктор Томин заявил, что по легальному экспорту нефрита в 2014 году идет определенное снижение. И подчеркнул – речь идет именно о легальном, ведь остальные потоки местное ведомство отслеживать не в состоянии.

- Снижение легального экспорта нефрита говорит о том, что он вывозится другими способами. Потому что добыча идет, интерес к закупке нефрита со стороны Китая существует, цена сейчас на сегодняшний день выросла. Поэтому снижение официального экспорта не говорит о фактическом снижении перемещения через границу, - отметил Виктор Томин.

Другими словами, причин для падения вывоза ценного камня нет. А если на рынке есть спрос и хорошая цена, то предложение, как правило, не заставляет себя ждать. Тем не менее сегодня активность властей и силовиков по пропаганде декриминализации нефритовой отрасли как-то угасла. Все меньше громких заявлений, говорящей статистики и заверений в светлом будущем.

В то же время, как сообщили в бурятской таможне, есть немало других способов вывозить нефрит, нежели через российско-монгольскую границу.

- По нашей информации, значительная доля нефрита вывозится через Казахстан, где не требуется декларирование в таможенных органах. Поэтому реальной цифры о том, сколько нефрита сегодня вывозится через границы Таможенного союза в пределах границы РФ, сейчас нет, - заявил Виктор Томин.

То есть местным нелегальным (а возможно и легальным) добытчикам теперь выгоднее делать крюк и вывозить нефрит через границы Казахстана, чем пытаться провезти его через границу в Бурятии, тем более оформлять все необходимые документы.

Между тем, далеко не все черные копатели предпочитают вывозить нефрит через Казахстан. Об этом говорит рост уголовных дел по факту незаконного вывоза камня. Всего в 2014 году их насчитывается 91, тогда как в предыдущем году их было всего 82.

Общий вес нефрита, который пытались незаконно вывезти из Бурятии, составил 2,25 тонны, а его стоимость составила чуть больше 2,4 миллиона рублей. Самая крупная партия весом более тонны оценивается в 1,2 миллиона рублей. При этом попавшиеся нарушители заплатили штрафы, в общей сумме превышающие стоимость самого камня. Всего штрафных санкций наложено более чем на три миллиона.

Контрабандисты придумывают самые разные способы перевозки нефрита: от «заначек» в багаже или карманах до попыток спрятать его в угле, пиломатериалах и даже коробках с косметикой.

Что же касается порядка в нефритовой отрасли, то время позитивных отчетов, как было после разборок с «Дылачей», прошло. Несмотря на то, что якобы отрасль перешла в руки добросовестных компаний, дела идти лучше, по всей видимости, не стали. Изначально контроль над нефритом взяла на себя корпорация «Ростехнологии», организовав здесь фирму под названием «Русская нефритовая компания». Однако «РНК» недолго контролировала добычу, и примерно год назад появилась новая структура, также подконтрольная «Ростеху».

Компания под названием «Забайкальское горнорудное предприятие» выиграла конкурс на разработку месторождений в Баунтовском районе. Заявлялось, что предприятие будет заниматься не только добычей, но и – впервые – переработкой нефрита. Также планировалось отчислять в Баунтовский район не менее 1,5 процента от чистой прибыли «на финансирование районных социально-экономических программ». Называлась и примерная сумма этой помощи 1-1,5 миллиона рублей. Правда, по истечении года так и не обнародовано никаких результатов работы этого предприятия. Абсолютная информационная тишина, как правило, говорит о том, что хвастаться нечем.

А значит, все уверения в том, что скоро нефритовая отрасль в Бурятии станет чистой и прозрачной, оказались не совсем правдивыми. Ведь это самое «скоро» уже наступило. И, судя по цифрам, особых позитивных изменений так и не произошло.

Владимир Пашинюк, «Номер один». 

^