04.02.2015
Одним из первых проректоров, вошедших в команду нового ректора БГУ, стал Александр Макаров. Для БГУ он человек не совсем сторонний, в начале нулевых годов он пять лет работал на проректорской должности. О последних событиях в БГУ и текущих планах университета он рассказал «Номер один».
Одним из первых проректоров, вошедших в команду нового ректора БГУ, стал Александр Макаров. Для БГУ он человек не совсем сторонний, в начале нулевых годов он пять лет работал на проректорской должности. О последних событиях в БГУ и текущих планах университета он рассказал «Номер один».

- Александр Николаевич, продолжается кризис, связанный с изменениями в руководстве. На прошлой неделе был митинг работников БГУ, во вторник прошло обсуждение этого вопроса в Народном Хурале. Как Вы восприняли эти события и будут ли санкции в отношении несогласных?

- Я сразу говорил, одно дело проводить митинг в свободное от работы время, а другое – в самый разгар работы. Есть же для этого суббота и воскресенье. Хорошо, преподаватели, несогласные с назначением, хотят высказать свою гражданскую позицию, это добровольный выбор каждого. 

Но митинг по поводу чего? Степану Калмыкову, при всем уважении, уже 65 лет. Митинг был, чтобы омолодить его, что ли? Я спрашивал, говорят, «обидно». 

По поводу заседания в Хурале – пусть обсуждают. Но ректор был назначен не главой республики, не министром Дамдиновым. Ректора назначил министр образования России Дмитрий Ливанов. Что, Ливанов возьмет и отменит свой приказ в связи с давлением Народного Хурала? Как это будет звучать? Под давлением никто никогда не принимает таких решений, нужно успокоиться и работать дальше.

- Про дальнейшую работу… не утихают слухи о том, что назначение выпускника ВСГУТУ Николая Мошкина на должность ректора БГУ связано со стремлением объединить два учебных заведения. Как Вы считаете, имеют ли почву подобные рассуждения?

- Все эти разговоры об объединении вузов связаны с тем обстоятельством, что мы находимся под одним министерством. Не говорят же, например, о слиянии сельхозакадемии и академии культуры, потому что это разнонаправленные учебные заведения и находятся под разными ведомствами – Министерством сельского хозяйства и Министерством культуры. 

А у нас с Технологическим университетом один учредитель – Министерство образования и науки. Ряд специальностей совпадает – экономического и юридического профиля. Нам просто нужно определиться, где выгоднее готовить юристов и экономистов – на нашей базе или на базе ВСГУТУ. А может, мы будем юристов готовить, но не готовим экономистов, а они отказываются от юридического профиля, готовя экономистов?

Кадры БНЦ на девяносто процентов формируются из выпускников нашего университета, учительский состав - то же самое. Я считаю, что два университета так и останутся. Наоборот, эффективность должна быть. Объединять два разнопрофильных вуза, по-моему, неэффективно. 

- Известно, что школы Бурятии, особенно в селах, испытывают дефицит учителей, а БГУ первоначальной создавался как пединститут. Также объявлено о превращении ВСГАКИ в институт культуры. Как думаете, не постигнет ли та же участь БГУ, не вернут его в тот первоначальный статус?

- Я думаю, вряд ли. Ведь сколько лет добивались, чтобы здесь был университет! А по поводу дефицита учителей, в составе университета есть пединститут, который был создан одним из первых, и которому была поставлена конкретная задача – формировать учительский корпус для школ Бурятии. 

Другой вопрос, что сегодня есть острая проблема по учителям физики, математики, иностранных языков, физического воспитания. Мы готовы принимать студентов по этим специальностям, мы проводим профориентационную работу по районам, в городе, за пределами республики, чтобы к нам приезжали выпускники в т.ч. на педагогические специальности, но есть проблема ЕГЭ.

И надо помнить, что федеральный Минобраз формирует нам госзадание, сколько принять абитуриентов, ориентируясь на цифры, которые им дает местное минэкономики. Они с местным же министерством образования должны сформулировать, сколько не хватает учителей. Но если судить по прошлому году, они дали два места на физику, когда реально есть двести вакантных мест, одно на физвоспитание… такие совершенно оторванные цифры. Сейчас вроде их скорректировали.

- Последние годы постепенно сокращается количество бюджетных мест в университете. Продолжится ли такая тенденция и дальше? И не придем ли мы к тому, что в конечном итоге в вузе не останется ни одного бюджетного места?

- К сожалению, это зависит не от нас, идет сокращение бюджета. Например, два года назад было 1100 бюджетных мест, в прошлом году – около тысячи сорока, в этом году – 968 мест. Это связано как с экономической ситуацией в стране, так и с нашим движением в сторону болонской системы, где есть трехгодичный бакалавриат и магистратура. Логично подразумевать, что все вопросы с финансированием будут также приведены в соответствие с этой системой. 

Ведущие университеты мира, например, живут на том, что попечительский совет формирует фонд из платы за обучение, различных грантов, написания программ. Есть небольшая доля господдержки для содержания зданий, ремонт, потребление энергии. Все остальное нам надо будет зарабатывать самим. Пока нам сверху не объявляли, что все будет платное, мы рассчитываем, что хотя бы часть мест останутся бюджетными. 

Беседовал Артем Самсонов, «Номер один».

^