04.02.2015
Ситуация вокруг нового ректора БГУ за минувшую неделю расколола политическое руководство республики.
Тайная вечеря в Хурале

В пятницу утром на площадь Революции, несмотря на тридцатиградусный мороз, начал стекаться народ. В тяжелых шубах и унтах пожилые преподаватели и молодые аспиранты с наклейками «БГУ» живо обсуждали сложившуюся ситуацию. В десять часов начался митинг работников университета, протестующих против назначения Николая Мошкина ректором вуза.

Митингу предшествовали события, которые вполне могли сделать его проведение невозможным. За неделю до этого в малом зале Народного Хурала прошла «засекреченная» встреча депутатов и главы республики. Исполнительная ветвь власти попыталась убедить законодателей совместными усилиями предотвратить проведение митинга, а также отменить внеочередную сессию по вопросу БГУ – письмо о ее необходимости подписало 25 депутатов при необходимых 21.

Но убедить отозвать свои подписи большинство подписантов не удалось, тогда как по вопросу митинга мнения депутатов разделились. Некоторые народные избранники посчитали, что его проведение будет нежелательным: «Если митинг будет, то мы можем получить очень серьезную проблему», «Митинг пользы не принесет», тогда как другие возмутились давлению: «Почему всего боимся? Люди хотят провести митинг, мы боимся».

Протест без санкции

Не найдя консенсуса, митинг попытались отменить уже другими методами. Сначала стало известно, что его не согласовали городские власти, но протестанты оказываться от участия не спешили. Было понятно, что даже если работники университета выйдут на площадь без согласования, никто их разгонять ОМОНом не будет, кому нужна такая эскалация и шум на всю страну?

Тогда удалось повлиять на руководство профкома БГУ, после чего от лица председателя профсоюзной организации БГУ Марины Добрыниной было написано заявление об отзыве запроса на митинг. Которое сразу же было оспорено другими работниками университета, которые заявили, что председатель не имела право писать такие заявления.

Несмотря на все ухищрения, митинг отменить не удалось. Как и ожидалось, разгонять его никто не стал, а дежурившие неподалеку автобусы полиции не понадобились. А выступления, тем не менее, были довольно эмоциональными. «То, как обошлись с нами, это не что иное, как публичное оскорбление. Мы оцениваем это как пощечину, как плевок в адрес коллектива Бурятского госуниверситета», - звучало с импровизированной трибуны, роль которой выполнял грузовичок. 

Министр vs депутаты

Но главное действо все же было назначено на вторник, 3 февраля, в Народном Хурале. Утром депутаты с озабоченными лицами собрались в зал заседаний, и недаром, в повестке стоял вопрос об обращении в Министерство образования России. А послушать депутатов собрались депутаты Госдумы, Совфеда, глава республики и прочие уважаемые люди.

Министр образования Алдар Дамдинов, выступавший первым, сразу попытался перевести разговор в нужное русло. Он заявил, что поддерживает кандидатуру Степана Калмыкова на должность президента вуза, оговорив, впрочем, что решение все же остается за федеральным министерством. Но депутатов это не успокоило, видимо, слишком много накопилось мыслей и эмоций за прошедшую неделю. Интерес к вопросу в целом оказался небывалый, ораторы сменялись один за другим, а редкое выступление укладывалось в рамках регламентных десяти минут.

Тон обсуждению, как и ожидалось, задали коммунисты. Депутат Баир Цыренов заявил, что попытки запретить митинг и внеочередную сессию стали грубейшей ошибкой руководства республики: «Почему-то на встрече с главой Бурятии ставился вопрос о том, чтобы ни в коем случае не допустить митинга. Общественность желала высказаться, а мы ищем способы заткнуть их и ломать через колено. Шесть депутатов после встречи с главой отозвали подписи под письмом. Или они так безответственно относятся к подписанию, или так легко поддаются давлению».

«Ломают нас, депутатов Народного Хурала. Я собирал подписи для проведения внеочередной сессии и был удивлен, когда заслуженные, уважаемые люди находят какие-то нелепые причины не ставить подпись – боятся чего-то, «руководство». Но если депутаты Хурала боятся, тогда нам всем стоит сложить мандаты и покинуть зал», - заявил «справоросс» Виталий Лыгденов под аплодисменты слушателей. 

Перемена мест слагаемых

Но что интересно, серьезное брожение наблюдалось и в рядах «единороссов». Если депутаты от правящей партии Селиверстов и Савельев просили депутатов не политизировать вопрос и отказаться от обращения в министерство, то их коллеги по фракции Семенов и Цыденжапов резолюцию фактически поддержали. Последний крайне удивился попыткам со стороны правительства отменить сессию. «В прошлом году мы дважды проводили внеочередные сессии, и оба раза по предложению правительства республики. Почему настоящая сессия вызвала нежелательную реакцию с его стороны, для меня непонятно», - недоумевал депутат.

С противоположного лагеря противников политизации вопроса довольно радикально выступил ректор ВСГУТУ Владимир Сактоев, который предостерег депутатов от общения с министерством образования. «Хорошо еще, что Мошкин пришел. Я говорю как ректор с огромным стажем, не надо туда соваться! Лезть в федеральное министерство я вам не советую», - повторил он, причем выступление его изобиловало словами вроде «пикнул», «вякал», что впоследствии его коллеги припомнили ректору.

Сессия Хурала 3 февраля, вообще, получилась, мягко говоря, довольно странной. В этот день, например, можно было наблюдать удивительную пикировку депутатов, когда «справоросс» Сактоев с трибуны защищал позиции главы республики, а оппонировал ему с места «единоросс» Баданов. 

Проигрывают все!

Сам бывший ректор БГУ Степан Калмыков, взявший слово уже во второй половине дня, заявил, что кризис раздут искусственно, а работа по дискредитации вуза, в которой участвовали некие «высокопоставленные чиновники правительства республики», велась уже давно. Эти люди, по его словам, «умудрились взорвать коллектив, взбудоражить его, перевести стрелки в национальные, этнические векторы». Но кто именно эти нехорошие люди, экс-ректор не назвал.

В целом, взяв на себя роль капитана Очевидности, мы можем констатировать, что вопрос о руководстве БГУ, кто бы ни был в нем прав или виноват, вызвал серьезный раскол в политической элите республики. Причем многим депутатам, так же как и работникам вуза, не понравился сам метод принятия решений. Очевидно, что погасить конфликт грубой силой сегодня уже не удастся, в любом случае останутся не довольные таким исходом. Как сказал депутат Борис Базаров, «создана патовая ситуация, когда не выигрывает никто, но проигрывают все».

Владимир Бадмаев, «Номер один».

^