14.12.2005
В нашей республике новоиспеченных юристов ежегодно выпускают сотнями. Средняя зарплата судьи составляет 30—40 тысяч рублей в месяц. Тем не менее, в судейском корпусе республики, как и в целом по России, существует кадровый кризис. В этой непонятной, на первый взгляд, ситуации разбирался "Номер один".

Служителей фемиды проверяют спецслужбы

На сегодняшний день в республике должны работать 46 мировых и 168 городских и районных (федеральных) судей. Кадровыми вопросами судейского корпуса в Бурятии (помимо множества других функций) занимается Управление судебного департамента при Верховном суде России в РБ. Его начальник Владимир Харханов сообщил "Номер один", что его ведомство отмечает недостаток 7 мировых и 25 федеральных судей. Таким образом, в Бурятии картина с кадровым дефицитом не отличается от общероссийской. В стране, например, не хватает в среднем 15% районных судей.

Управление департамента работает в Бурятии 8 лет и, как сообщил Владимир Харханов, количество судей в республике увеличивается ежегодно. По сравнению с 1998 годом с появлением еще и мировых их стало практически в два раза больше. А в то же время стать судьей чрезвычайно сложно. Помимо элементарно высшего юридического образования к кандидату предъявляются требования, несопоставимые с другими профессиями в правоохранительных органах. Да и сама процедура представления и утверждения сложна и многоступенчата. Потенциальных судей проверяют спецслужбы, они проходят психодиагностическое обследование, сдают квалификационный экзамен на должность судьи и много чего еще.

От обязательного объявления в газете о свободной вакансии судьи до Указа Президента России о назначении проходит несколько месяцев. Более того, например, документы на назначение двух судей в Бурятию лежат на проверке в Москве уже больше года. И это не бюрократическая волокита, а объективный процесс, один из факторов кадрового голода.

Еще одним из основных требований к кандидатам является стаж не менее 5 лет работы по юридической специальности. Ну и кроме всего судья не может быть моложе 25 лет, что логично.

В начале работы Управления судебного департамента в Бурятии проблем с набором новых судей не возникало. Владимир Харханов не скрывает, в начале 2000-х годов основным кадровым источником была прокуратура республики. Но как он пошутил, прокуратура не безразмерна. Однажды оказалось, что там работает либо молодежь, либо опытные сотрудники предпенсионного возраста. На адвокатуру, как на кадровый резерв, надеяться тоже не приходится — практикуют либо пенсионеры МВД и той же прокуратуры, а то и бывшие судьи или недавние выпускники вузов. Практически невозможно использовать специалистов юридических служб министерств и ведомств — опять же в подавляющем большинстве на работу там берут отставников-пенсионеров. Это распространенная практика. У человека есть многолетний опыт, приличная пенсия и отсутствие громадных честолюбивых планов — идеальный чиновник-подчиненный.

Судимость родственников губит карьеры юристов

Значительную роль в кадровом кризисе судейского корпуса как в целом по стране, так и в Бурятии, сыграло решение государства о невозможности занимать кресло судьи, если осуждены ближайшие родственники — супруг, родители, братья, сестры. Учитывая традиционно сложившееся огромное число осужденных по всей стране, очевидно, что это не могло не коснуться и кандидатов в судьи. Примечательно, это решение было принято не так давно. И при переаттестации уже действующих судей по этой причине им пришлось отказывать в дальнейшей работе. Владимир Харханов разводит руками: рады бы оставить честного, квалифицированного судью, но законодательство не позволяет. Хотя, в принципе, с такой нормой он абсолютно согласен — нельзя участникам судебного процесса давать повод усомниться в судье.

Также власти решили считать 5-летний "проходной" стаж с момента получения диплома о высшем юридическом образовании. Вроде бы все правильно. Но, по мнению Владимира Харханова, это совсем не учитывает тот факт, что, например, в Бурятии сотни сотрудников правоохранительных органов, в том числе и в судебной системе, учатся заочно. Таким образом, имея стаж и опыт в несколько лет, им придется ждать еще 5 лет, чтобы стать кандидатом в судьи.

Ноу-хау: судей будут выращивать из секретарей

Что имеется в итоге? В республике существует кадровый вакуум — бесполезно в качестве судей использовать матерых профессионалов в силу их предпенсионного возраста и также невозможно работать с недавними выпускниками многочисленных вузов из-за возраста, отсутствия опыта или откровенного непрофессионализма (качество образования уже стало притчей во языцех). С другой стороны, вполне справедливые и адекватные ужесточения требований к подбору судей также не способствуют решения проблемы.

Владимир Харханов видит два пути из сложившейся ситуации. Первый, ожидаемый, но пассивный — запастись терпением на несколько лет и ждать, когда из недавних выпускников вырастут настоящие профессионалы. В конце концов, количество должно перерасти в качество. Второй путь сложнее, но по нему и пошло Управление судебного департамента при Верховном суде России в Бурятии, причем по собственной инициативе. В Бурятии решили растить кадры прямо в системе судопроизводства. Были отобраны несколько десятков человек — секретари, помощники судей, которые являются как бы кандидатами в судьи. С ними ведется планомерная работа и в ближайшем будущем они, возможно, станут настоящими судьями. По мнению Владимира Харханова, это местное ноу-хау весьма перспективно.

^