14.12.2005
Выдринская колония-поселение давно и успешно очищает берега Байкала от мусора. О том, что этим занимаются добровольцы, известно многим. То, что добровольцами являются осужденные колонии поселения, — единицы. В этом году только за два летних месяца из воды и прибрежной части озера осужденными было вынуто и убрано около тысячи кубометров мусора. К сожалению, ни в одну из программ по очистке берегов озера система исполнения наказания не входит, но хотела бы, ведь объединив усилия возможно намного эффективнее реализовывать экологические проекты.

Как оказалось, система исполнения наказаний республики переживает глобальные преобразования. Чтобы подробнее узнать об этих переменах, корреспондент "Номер один" встретился с начальником Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по РБ, полковником внутренней службы Сергеем Петровичем Суш.

Осужденные станут заниматься рыболовством на Байкале

— Сергей Петрович, каковы на ваш взгляд перспективы развития пеницитарной системы в нашей республике?

— В скором времени мы займемся лесозаготовками. Планируем заготовить порядка 10 тысяч кубов для нужд колонии. Сейчас УИН работает над привлечением инвесторов. Кроме того, в ближайшем будущем мы намерены развивать в колониях республики племенное скотоводство и сельское хозяйство. Об этом мы уже ведем переговоры на уровне Министерства сельского хозяйства, готовим необходимую документацию. Все это мы делаем в первую очередь для того, чтобы улучшить материально-бытовые условия в колониях, питание осужденных. В наших планах также развитие рыбоводства. Для этого будут созданы рыболовецкие бригады из числа осужденных-поселенцев, которые будут работать на Байкале и Гусином озере, обеспечивать колонию рыбой.

Строится новый корпус СИЗО

— И эти планы реальны?

— Все это реальные проекты, которые в ближайшем будущем будут реализованы. Планов много. Здания почти всех наших колоний были построены еще в 30—50-х годах 19 века, и на протяжении почти 150 лет ими практически никто всерьез не занимался. Сейчас мы реконструируем СИЗО: перестилаем полы, строим отдельно стоящий режимный корпус, чтобы обеспечить положенную на каждого подследственного норму в 4 кв. м. площади.

Но средств на строительство все же недостаточно, хотелось бы, чтобы правительство выделило нам на это дополнительные деньги. Когда-то здание СИЗО называлось "Верхнеудинский тюремный замок" и находится под охраной государства как памятник старины, потому кардинально перестроить изолятор мы не имеем права,

— Расскажите, как обстоит дело со строящимся домом для сотрудников УИН?

— Строительство дома для наших сотрудников в 110 квартале ведется полным ходом. Предполагаем сдать его ближе к лету. Там же мы планируем переоборудовать бывший штаб воинской части под квартиры и санчасть. В 110 квартале у нас есть большой участок земли, где планируется начать коттеджное строительство.

В Бурятии сидят чеченские террористы

— Скажите, правда ли, что в тюрьмах республики отбывают наказание террористы с Кавказа?

— Боевики из Чеченской республики отбывают наказания по всей стране, в том числе и в нашей республике. На территории Бурятии их немного, считанные единицы, гораздо больше их сидит в других регионах, где количество боевиков в тюрьмах насчитывает десятки и сотни человек. Террористы сидят в обычных колониях, среди обычных осужденных, и точно так же отбывают свое наказание. Надо сказать, что ведут они себя порой лучше, чем наши. Все они осуждены по статьям "Терроризм", "Массовое убийство". Боевики стали поступать к нам достаточно давно, с самого начала чеченской войны, но никаких особых проблем мы с ними не испытываем и, надеюсь, в дальнейшем испытывать не будем.

— Расскажите, как заключенные встречают Новый год?

— У нас готовятся новогодняя программа и праздничные обеды, поощрительные приказы для заключенных. Иногда разрешаем осужденным при условии, что они заверят нас, что не будет никаких эксцессов, посмотреть по телевизору новогоднюю программу. На следующий день устраиваем праздничный обед и объявляем подъем на час-два позже. Деда Мороза и Снегурочку, как правило, на концертах играют сами осужденные. Среди них много творческих, артистических натур. Например, лидеры преступных группировок — это, как правило, люди, имеющие голову на плечах, обладающие волевыми качествами, которые могут вести за собой людей. Просто, к сожалению, они когда-то направили свой хороший потенциал не в то русло.

К сожалению, в последние годы контингент, который приходит к нам, качественно заметно ухудшился. Если раньше осужденными были здоровые, уверенные в себе мужики, которые имели трудовые навыки, умели держать свое слово, то сейчас приходит молодежь, которая ни на что не способна. Кроме завышенных амбиций и самооценок они ничего не имеют. Конечно, это, наверное, отражение тех процессов, которые происходят в обществе. Если бы у нас в стране все было хорошо, больше половины осужденных, которые находятся сейчас в тюрьмах, не находились бы здесь.

К перевоспитанию мы активно привлекаем православные церкви и буддистов, в колонию приходят ламы, служат службы и это, надо сказать, дает положительный результат. Мы стараемся, чтобы дуганы и молельные комнаты были в каждой колонии. В СИЗО мы тоже планируем организовать и дуган, и молельную комнату, чтобы люди могли прийти и пообщаться с богом. Отдельное спасибо в этом деле хочу сказать отцу Олегу и Хамбо-ламе.

— А как сейчас обстоит дело с Цолговской колонией, ведь некоторое время назад там был так называемый бунт?

— По колонии в Цолге проблем, собственно, нет. Сейчас там другой начальник, большой профессионал. Эта колония отличается от других тем, что все осужденные — больные. У тяжелобольного и здорового человека психика абсолютно разная. У человека, который тяжело болен и чувствует, что ему осталось немного, поведение резко меняется. Недавно осужденные этой колонии написали жалобу, что их, якобы, некачественно лечат. Была проведена независимая проверка, которая установила, что осужденные отказывались принимать лекарства и выбрасывали их, чтобы ухудшить свое состояние, чтобы раньше освободиться. У этих осужденных есть все, что им положено.

^