25.03.2015
Все идет к тому, что противостояние части депутатов Народного Хурала и Матвея Гершевича может лопнуть как мыльный пузырь. Наши депутаты сроду не умели заниматься публичной политикой, и это их в очередной раз подводит. \\
Головокружение от успехов
Чем закончится парламентский кризис

Все идет к тому, что противостояние части депутатов Народного Хурала и Матвея Гершевича может лопнуть как мыльный пузырь. Наши депутаты сроду не умели заниматься публичной политикой, и это их в очередной раз подводит. 

Головокружение от успехов 

Когда эйфория от собственной смелости у оппозиционеров в Народном Хурале спала, то сразу обнажились их же слабости. Друг друга они еще могли убеждать в революционной романтике и сплоченности рядов, но внешне все уже сразу посыпалось.

Самое печальное в нынешней ситуации у революционеров, что они решительно не могут объяснить людям, зачем они ринулись снимать спикера Матвея Гершевича. Озвученная причина - спикер нарушил этику из-за того, что неуместно выразился, смотрится достаточно нелепо. Даже школьникам старших классов с начальным уровнем знания истории понятно, что людей подобного статуса за такие причины с должностей не снимают. А попытка использовать цитаты Гершевича как повод отставки говорит или об отсутствии воли у революционеров - назвать истинные причины, или отсутствии политического здравомыслия.

Судите сами - после эпической сессии Народного Хурала протестующие внезапно не стали объяснять реальные причины давления на Матвея Гершевича, а сразу уже бросились делить кресло спикера. Еще никто никуда не ушел, но стало ясно - часть депутатов просто не сочла нужным поставить в известность население Бурятии о причинах демарша и начала решать, кто будет следующим председателем парламента. Публичная политика такого не прощает.

Матвей Гершевич - политик опытный. Он сам объяснил причину, а потом и обозначил все сроки. С едва заметной иронией над оппозицией объяснил – вероятно, депутаты недовольны работой парламента с исполнительной властью. Так нет проблем – исправим, наладим, настроим. А что касается отставки, так пусть в апреле и посчитаются на голоса - кто за, кто против.

Революционное знамя у части Хурала поникло - у них банально украли право инициативы. Теперь они сидят и ждут, когда сам Матвей Гершевич разрулит этот процесс. Переворот перестал выглядеть насущным и ушел куда-то в коридорные дебри. Причем ушел через заявление самого Гершевича, а оппозицию просто уведомили об этом из СМИ. Это как-то унизительно выглядит.

Дисциплина хромает 

Еще одним совершенно странным фактом, стало присутствие в оппозиции членов «Единой России». Как это выглядело со стороны, например Москвы? Сидит толпа, не сказать, что совесть нации, но управляемые партийцы. Своим статусом депутата, положением, карьерами и деньгами обязанные партии. И вдруг эти успешные люди, наслушавшись 27-летнего депутата-коммуниста, прозревают прямо в зале заседания. И начинают вопить - снимаем спикера, переворот, делим портфели, меняем власть в Хурале.

Москва в задумчивости - что за блажь такая? Этак у нас в половинах регионов подумают опыт бурятский перенять. Нам легче троих зачинщиков-«единороссов» «на кол посадить» в фигуральном смысле. Лишить постов, званий и денег. Чем дать вольную и породить цепную реакцию. Приехал большой партийный начальник Тен, но больше молчал. И в результате заявил: дисциплинарные взыскания в случае необходимости будут.

Опять облом у оппозиции - кому охота ценою собственной карьеры сносить Матвея Гершевича? Вот моя жизнь успешная, она моя, колхоз кончился - зачем я буду рисковать? Опять же это элемент публичной политики - пока из фракции «Единой России» в Народном Хурале после известных событий никто не заявил: жизнь положу, но отставки добьюсь.

Дележ денег и портфелей 

Кроме того, у майданщиков в Хурале нет ровно никакой программы действий. У Матвея Гершевича-то она как раз есть. Его позиция понятная - мы парламент, и поэтому, как и Госдума, и другие парламенты, выполняем свою работу в тех рамках, которые нам отмерял нынешний политический строй. И вполне может добавить - спасибо вам, депутаты, что вы всегда голосовали в рамках этой парадигмы. Это не всегда нравится народу, но позволяет сохранять политическую стабильность, которая иногда важнее хлеба.

А свергатели что могут сказать? Мы решили посягнуть на федеральные правила игры, изменить в отдельно взятой Бурятии роль парламента, заодно включить национальный вопрос. В общем, мы вам принесем изменения, которые обещали, но ценой саморазрушения всей политсистемы и путем неизбежно наступающего затем ручного управления регионом из Москвы. Которое введут во избежание дальнейших «приключений».

А позитивного-то что предлагает оппозиция? Денег в бюджете не прибавится. Значит, всего лишь идет попытка перераспределения бюджетных денег. Эти заказы перейдут туда, а эти сюда. Вот и весь смысл мнимой парламентской революции. Единственным вызывающим моментом стало лишь то, что некоторые депутаты перешли рубикон. В конкуренции за финансовые потоки перешли грань и включили национальные и политические доводы, ранее невиданные и в нормальном обществе не принятые. Только причем тут Матвей Гершевич, в принципе?

Мыслимые и немыслимые правила игры нарушил не он, а группа людей, видимо, не отдающая себе отчет в происходящем и в своей ответственности.
Неоткрытая технология 

Создается ощущение, что все переговоры в день сессии и последующие недели, помимо частных деталей - что делать с Матвеем Гершевичем, складываются в один не озвученный вопрос к оппозиции - вы действительно не понимаете, что делаете?

Но вместо ответа на вопрос диалог внезапно прекратился. И с виду ответственные люди в Хурале побежали срочно делить пост спикера, тут же разбившись по лагерям и ячейкам. А потом вообще стали исчезать со всех радаров, как почувствовали, что за содеянное надо будет отвечать.

Бурятия чем и отличается от других регионов страны, что здесь чрезвычайно хорошо умеют интриговать под ковром. И крайне неумело занимаются публичной политикой. Свержение Гершевича было актом публичной политики. И судя по всему, никуда он не уйдет. Заниматься политикой в прямом эфире - это особая технология, и местные депутаты ею пока не овладели.

Олег Петровский, «Номер один».

^