02.04.2015
Под предлогом развития БГУ экс-ректор отстроил элитный коттеджный поселок
Купленная поддержка Калмыкова

Под предлогом развития БГУ экс-ректор отстроил элитный коттеджный поселок в Улан-Удэ

Сомнительная бесплатная приватизация «дворца» Калмыкова в центре Улан-Удэ оказалась сущей мелочью на фоне других земельно-имущественных приобретений за государственный счет. «Номеру один» стало известно о других, более любопытных, «заслугах» экс-ректора БГУ. На этот раз речь идет сразу о 35 элитных домах, где проживают едва ли не все те, кто ныне выступает за «возвращение» Степана Калмыкова. Красуется там и его еще один коттедж.

На благо БГУ? 

Эта история началась около десяти лет назад. Тогда Степан Калмыков договорился с действующим мэром Улан-Удэ Геннадием Айдаевым о лакомом куске не занятых никем муниципальных земель в 117-м микрорайоне Улан-Удэ. Свидетельство о передаче университету в постоянное пользование участка площадью 37,9 тысячи квадратных метров было оформлено в мае 2006 года. В январе 2007-го земля перешла в федеральную собственность.

Как и в предыдущей «операции» с коттеджем на Партизанской, ректор университета на «защите» использования участка уверял: полученная земля принесет университету грандиозную пользу. По некоторым данным, предполагалось, что на этой территории возвысятся научные лаборатории и другие здания, которые бы имели прямое отношение к образовательному и исследовательскому процессам БГУ. Однако когда передача была оформлена, Степан Калмыков решил распорядиться всем по своему усмотрению. Землю размежевали и вместо обещанных баз в 117-м мкр. «выросли» жилые дома для особо приближенных сотрудников БГУ.

Всем и каждому

Всего землю кадастровой стоимостью около 40 миллионов рублей поделили на 36 участков (в т.ч. для подстанции). Туда заселились коллеги Степана Калмыкова: преподаватели БГУ и заведующие кафедрами, сотрудники НИЧ, профкома и т.п. - словом, все те, кто мог понадобиться ректору в случае чего. По информации «Номер один», участки в 117-м мкрн. имеются у большинства активных участников неофициального университетского движения за возвращение Калмыкова, в частности это особо ярые активисты, такие как Кирилл Балдаев и Лубсан Айсуев, а также Людмила Сандакова, Людмила Халтуева, Александр Шаргаев, Валерий Хертуев, Андрей Сагалеев, Александр Павлов и другие.

Отметим, что межевание земель не могло пройти без участия действующего на тот момент ректора БГУ. Тем более что самый большой (сдвоенный) участок площадью в 1,8 тыс. квадратов и стоимостью в 1,6 миллиона рублей занимает именно его коттедж (на Партизанской же, по последним данным, проживает сын Степана Калмыкова). Таким образом, сложно исключать такую мысль, что ректор воспользовался служебным положением ради прямого личного интереса, собственной выгоды и, если угодно, перспективы занимать свое место с комфортом долгие годы.

Меж тем, VIP-жильцы, с точки зрения законодательства, оказались в весьма подвешенной ситуации. «Стройтесь, а там видно будет», - вспоминают они слова руководства БГУ. Сегодня же их, по иронии судьбы, можно назвать теми же «самовольщиками». Земля - федеральная и каких-либо разрешений на строительство домов не было. Кроме того, у сегодняшних жителей микрорайона нет договорных отношений c БГУ, а ведь проведенные коммуникации - отдельный вопрос. Который, думается, достоин внимания правоохранительных органов.

Халява для VIP

Существование трех с половиной десятков дворцов стало для университетского бюджета настоящей обузой. Начнем с того, что все дорогостоящие коммуникации (трубы, подстанция и пр.) оплатил БГУ. Более того, по крайней мере с 2006 года и по сей день, БГУ оплачивает из бюджетных денег своим «родным» жильцам свет. Так, словно жизнь их вне стен университета является частью некоего учебного процесса или, того «удивительнее», скажем, исследования.

Только в период с 2011-го по 2014 год у VIP-жильцов «нагорело» на сумму более 4,5 миллиона рублей. Как оказалось, некоторые сотрудники все же платили за электроэнергию, перечисляя деньги в университет. Однако такая практика имела место лишь последние несколько лет, да и суммы возвратов ничтожно малы. Тем временем, согласно задокументированным планам БГУ, в 2015 году коммунальные расходы университета должны были составить более 42 миллионов рублей, из них 41 - субсидированные средства. Очевидно, в запланированную сумму должны были пойти и средства для ежемесячной оплаты проживания «особенных» сотрудников БГУ. А это уже представляется заведомым сознательным ущербом финансовому состоянию университета и, разумеется, использованием бюджетных денег не по назначению.

Трагичные перспективы

Так экс-ректор БГУ поставил университет и своих бывших коллег в весьма затруднительную ситуацию. Каковы будут действия вуза, пока прогнозировать сложно.

По мнению юристов, университет имеет возможность подать заявление об освобождении незаконного пользования. Какие-либо основания для отказа нашлись бы вряд ли. В таком случае результат этой истории выглядел бы весьма трагично, им могли стать 35 уведомлений о сносе.

Однако цели такой никто не ставит. Посему руководству БГУ предстоит принять решение по весьма деликатному вопросу, включая улаживание всех вопросов с многочисленными структурами. 

Что же касается действий бывшего ректора, вуз проводит проверку. На днях обыск и выемку документов БГУ проводили и сотрудники ОБЭП. Причиной послужил трехэтажный «дворец» экс-ректора в центре столицы Бурятии, которому «Номер один» уже посвящал несколько материалов.

Яна Ольшанская, «Номер один».

^