08.04.2015
Контрольные и надзорные органы продолжают интересоваться деятельностью бывшего ректора БГУ Степана Калмыкова. Теперь пришел черед Фонда развития Бурятского государственного университета, в который добровольно-принудительно сдавали деньги студенты. Как выясняется, фонд не имел юридической связи с БГУ в принципе и использовался частными лицами по своему усмотрению.
Фонд поддержки частных лиц в Бурятии

Контрольные и надзорные органы продолжают интересоваться деятельностью бывшего ректора БГУ Степана Калмыкова. Теперь пришел черед Фонда развития Бурятского государственного университета, в который добровольно-принудительно сдавали деньги студенты. Как выясняется, фонд не имел юридической связи с БГУ в принципе и использовался частными лицами по своему усмотрению.

Строитель-благотворитель

Региональный Общественный благотворительный фонд развития Бурятского государственного университета – так пафосно и длинно официально называется организация. 

Официально инициаторами Общественного фонда развития БГУ числятся сугубо физически лица. Университет к фонду отношения никакого не имеет, кроме юридического адреса по улице Смолина. А лица меж тем интересные. 

Во-первых, Степан Калмыков, который в особом представлении не нуждается. Во-вторых, Виктор Абушеев – депутат Народного Хурала, в недавнем прошлом генеральный директор «Байкалжилстроя». Именно эта строительная компания была подрядчиком возведения главного корпуса БГУ возле площади Советов стоимостью в сотни миллионов рублей. Сам Виктор Абушеев является близким другом бывшего ректора БГУ. Кроме того, депутат Хурала является соучредителем кредитного кооператива граждан «Байкалкредит» и двух ДНТ в Иволгинском районе. С фантазией в районе все плохо - одно назвали «Рассвет», второе «Восход». Ну и на закуску соучредительство Абушеева в ООО «Водкомплект». 

А еще инициатором фонда оказался Анатолий Голых, ныне руководитель всех профсоюзов Бурятии, а также Цыдынжап Доржиев, Алексей Идамжапов и Сергей Лысцев. Повторимся, в этой конструкции из частных лиц университет вообще никак не присутствовал. 

Ремонт, покрытый тайной

Между тем, финансовая деятельность фонда заслуживает пристального внимания. Например, за 2012 год поступило 11 млн рублей от физических лиц. За 2013 год поступило 7,5 миллиона рублей от физических лиц. Это были самые тучные годы фонда. Ибо за 2014 год - всего 813 тысяч рублей, и, видимо, это конец.

Куда же расходовались деньги от неких физических лиц, о которых речь чуть ниже? Основной статьей расходов фонда было «ремонт основных средств и иного имущества». Фонд из года в год что-то упорно ремонтировал, причем на заоблачные суммы. 

Так, в 2012 году из 11 миллионов частных денег 9,6 миллиона рублей ушли на «ремонт». В 2013 году из 7,5 млн «ремонт основных средств» был произведен на 3 миллиона рублей. В 2014 году на остатках с прошлого года было почти 2 миллиона, плюс еще некие пожертвования – в итоге «отремонтировались» на 2,5 миллиона, освободив кассу фонда «под ноль». 

Формулировка «ремонт основных средств», кстати, предполагает их наличие в Фонде. Но если ремонтируются на сумму в многие миллионы рублей, тогда стоимость самих активов фонда должна быть в десятки раз больше. Однако нет никаких сведений о научных, промышленных или иных активах фонда.  

Все ежегодные финансовые отчеты о фонде, в которых сплошной «ремонт», подписывались Степаном Калмыковым и главным бухгалтером. Статья расходов «Ремонт» - вообще, удобная штука, когда в инициаторах фонда присутствует генеральный директор строительной компании. Кстати, в «Сведениях о физических лицах, имеющих право действовать без доверенности» Фонда развития Бурятского государственного университета, упоминается только один человек – Степан Калмыков. Он же президент фонда. 

Платили студенты 

Можно было бы не замечать словосочетание «Бурятский государственный университет» в названии фонда частных лиц, и не обсуждать моральную сторону вопроса. Однако открытым остается тогда вопрос – а кто давал деньги в фонд? И тут история совсем печальная. Есть все основания предполагать, что деньги в фонд несли студенты вуза. 

Как поясняли редакции бывшие и нынешние студенты университета, схема была простой. Первокурсники, поступившие коммерческим способом, плату за первый семестр делили между самим БГУ и фондом. Сразу писали заявление в фонд о безвозмездном переводе сумм на благотворительные цели – это было условием поступления и дальнейшей учебы. Взносы от одного студента исчислялись от нескольких до десятков тысяч рублей. И сами студенты, и их родители воспринимали такой финансовый механизм вполне нормально. Ведь в названии фонда есть священное слово «БГУ», а ректор является президентом-благотворителем. Естественно, что фонд состоит из частных лиц, никому не пояснялось. 

Вероятно, инициаторы фонда могут сообщить, что все деньги фонда уходили на ремонт именно объектов БГУ. Тогда редакция с удовольствием примет отчетные документы о расходах и поступлениях средств на счета БГУ и перечень актов о выполненных работах, в котором присутствуют объекты БГУ. Хотя бы за вышеописанные три года. Тем более, что предыдущая деятельность фонда вообще покрыта мраком. Например, редакции в ходе подготовки материала пришлось столкнуться с чудными формулировками: «Бухгалтерские формы за 2010, 2011 гг. Фонда развития Бурятского государственного университета не найдены в Росстате».   

Артем Самсонов, «Номер один». 

^