15.04.2015
В середине марта в отношении «Байкальских КС» - дочерней структуры компании «Российские коммунальные системы» - ввели процедуру наблюдения. Как сообщили в БКС, сама компания добивалась этого решения «в целях стабилизации финансового состояния». Значит ли это, что все обвинения в адрес БКС о планах выхода из региона через процедуру банкротства беспочвенны? На вопросы отвечает президент РКС Павел Курзаев.
«Мы готовы к перезагрузке»

rks_gchp_2.jpg
Павел Курзаев: "У нас мощная команда, но в данном случае дело в ответственном партнерстве"

В середине марта в отношении «Байкальских КС» - дочерней структуры компании «Российские коммунальные системы» - ввели процедуру наблюдения. Как сообщили в БКС, сама компания добивалась этого решения «в целях стабилизации финансового состояния». Значит ли это, что все обвинения в адрес БКС о планах выхода из региона через процедуру банкротства беспочвенны? Президент РКС Павел Курзаев рассказал о задачах, которые стоят перед компанией в регионе 

- Павел Анатольевич, Вы стали главой РКС чуть больше месяца назад, но работаете в компании уже больше трех лет. В 2014 году РКС были признаны лучшим коммунальным оператором страны за эффективность управления объектами общественной инфраструктуры и качество предоставления услуг потребителям. Объясните, как одно из ваших дочерних предприятий оказалось в такой непростой ситуации.

- За свою 12-летнюю историю «Российские коммунальные системы» чаще всего брали в управление активы с наиболее плачевным состоянием инфраструктуры. Ведь бизнес-модель РКС строится на производственной и финансовой оптимизации, внедрении новых программ и технологий, а значит – чем хуже изначально состояние дел в хозяйстве, тем ярче, позитивнее и заметнее перемены, связанные с деятельностью компании. 

Чтобы понять, что и почему не получилось в Улан-Удэ, давайте сравним его с другим городом, в который РКС пришли примерно в то же время – с Самарой. «Байкальские КС» осуществляют эксплуатацию систем водоснабжения и водоотведения столицы Бурятии с 2011 года, а в Самару РКС пришли в 2012 году. Сегодня инвестиционной программой «Самарских КС», утвержденной региональным министерством энергетики и ЖКХ на 2013 – 2019 годы, предусмотрен общий объем финансирования в размере 3,6 млрд рублей. По состоянию на 1 января 2015 года уже инвестировано 430 млн, что на 55 % превышает запланированные показатели. 

Насколько заметны результаты этой работы жителям Самары, судите сами – за первые два месяца 2015 года аварийность на сетях водоснабжения и водоотведения города снизилась по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года на 19 % и 44 % соответственно. В этом году «Самарские КС» планируют вложить в водоснабжение и водоотведение 888 млн рублей. Будут выполнены работы по модернизации и реконструкции насосно-фильтровальных станций, водоводов, объектов водоотведения и очистных канализационных сооружений.

- Разница действительно очевидна. Складывается впечатление, что в Самаре работают какие-то другие «Российские коммунальные системы».

- Уверяю, компания та же – РКС работает в 9 регионах, обеспечивая водой, услугами канализации, теплом и электроэнергией более 6 миллионов человек, и политика, и стандарты у нас – единые для всех зон ответственности. Посмотрите на Петрозаводск, где компанией был выполнен крупнейший инвестпроект по строительству и реконструкции водопроводных очистных сооружений. Зайдите на сайт работающей в Пермском крае компании «Новогор-Прикамье» и познакомьтесь с их отчетом о социальной и экологической ответственности. Почитайте о социальных проектах «Кировских КС». В пример можно приводить еще множество городов. 

Успешная работа коммунальных предприятий в огромной степени зависит от сбалансированных решений местных властей и в первую очередь – от тарифных решений. В той же Самаре в декабре прошлого года были утверждены необходимые для реализации ранее утвержденной инвестпрограммы «Самарских КС» долгосрочные тарифы. Долгосрочные тарифы ранее были утверждены и в Петрозаводске. Для коммунальщиков это – наличие понятных, зафиксированных и предсказуемых перспектив развития, а для жителей – гарантия выполнения ресурсоснабжающей организацией своих обязательств по качественному и бесперебойному обеспечению населения водой и канализационными услугами.

- Но ведь есть и отрицательные примеры вашего сотрудничества с регионами?

- Главными причинами выхода РКС из каких-то территорий всегда становилось отсутствие взаимовыгодных партнерских отношений с местной властью. Последней такой неудачей стали «Брянские коммунальные системы». Предприятие системно показывало убытки, а попытки договориться о справедливых тарифах ни к чему не привели. Мы пытались найти компромисс, обосновывали цифры, приводили позитивные примеры, рассказывали, как это работает на других сопоставимых территориях. В 2012 году нам просто снизили тариф, уменьшив годовую выручку на 200 млн рублей. Понятно, что коммерческое предприятие так жить не может. Все-таки бизнес в ЖКХ обязательно должен строиться в рамках партнерства, неустойчивые отношения в итоге обязательно скажутся на потребителях.

Более того, есть простое тому доказательство. Добивающийся сегодня отличных результатов руководитель Самарского подразделения РКС Владимир Бирюков в недалеком прошлом возглавлял те самые «неблагополучные» «Брянские КС», а возглавляющий БКС сильный экономист Дмитрий Залкинд был его заместителем. У нас мощная команда, но в данном случае дело в ответственном партнерстве. Мы не собираемся уходить из Бурятии и готовы к перезагрузке отношений.

- Главные ваши разногласия с властями – в тарифах?

- Если тарифы недорегулированы, обеспечить комфорт потребителей и качество предоставляемых населению услуг невозможно. В Улан-Удэ мы уже 4 года несем убытки уже потому, что не можем добиться, чтобы в тарифе учитывалась наша работа по вывозу жидких бытовых отходов, а также по наполнению и содержанию водоналивных будок. РСТ не включает эти расходы в тариф по формальному признаку – объекты не относятся к централизованным системам водоснабжения и водоотведения, а город отказывается закладывать расходы в бюджет, делая вид, что проблемы не существует и, видимо, считая, что оператор должен выполнять эти работы бесплатно. Кроме того, по итогам рассмотрения разногласий в тарифах только на один 2015 год ФСТ выявила недополученные доходы «Байкальских КС» на сумму 87 млн рублей. Я, как эксперт, могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что в таких условиях не сможет полноценно и эффективно работать ни одна существующая сегодня в сфере коммунальных услуг компания.

Но разногласия могут быть не только в тарифных решениях. Например, мы уверены, что необходимое условие для полноценного бизнеса – планомерное развитие коммунальной инфраструктуры и доведение воды до целевого состояния «кран в доме». А администрация города идет на дешевое популистское решение по установке водоразборных колонок, что стимулирует безучетное потребление и незаконные врезки. За несколько лет количество колонок выросло на сотни. Для жителей города, которые в 21-м веке ходят за водой с ведрами, это – отсутствие цивилизованной услуги, а для нас – прямые убытки.

Нужно понимать, что какой бы оператор ни пришел работать на эту территорию, перечисленные нами проблемные вопросы никуда не денутся. Вода, как известно, - наиболее социально чувствительная сфера коммунального хозяйства. Да и экологические проблемы Байкала, возникновение которых, вполне возможно, из-за проблем с обслуживанием городской канализации, повод для беспокойства не только у жителей региона. Убежден, что мы найдем компромиссное решение, сумеем выстроить партнерские отношения и качественно улучшить услуги, в которых нуждаются жители Улан-Удэ.

^