20.04.2015
Угораздило меня выехать на берег Байкала на минувших выходных и побеседовать с местными аборигенами. Экологическое отчаяние, безысходность и смирение увидел и услышал я.


  
На Байкале кончилась вода

Угораздило меня выехать на берег Байкала на минувших выходных и побеседовать с местными аборигенами. Экологическое отчаяние, безысходность и смирение увидел и услышал я.

Ситуация в прибрежном Гремячинске следующая. Люди качают для хозяйственных нужд по полведра из скважин, в которых еще пару лет назад вода шла хоть залейся. Ждут час-другой, пока появится вода, и качают снова. Они пока не представляют, как будут поливать огороды всего через пару месяцев. На оптимизацию работы и углубление домашних скважин денег нет, и времени тоже. Такая же история в десятках деревень вдоль Байкала. 

Вы думаете, они ругают Дерипаску и его активы в иркутской стороне и мерят уровень Байкала? Ничуть не бывало. Они говорят про другое, с пустыми от боли глазами. Река Кика мелеет, пятая речка обмелела, десятая речка обмелела. Котокель падает. Сам Байкал упал. Если они что и знают про сброс воды в гидростанциях Иркутска, то это просто еще один повод погрузиться в безнадежные раздумья – что ж вы с природой делаете-то?

Деревенские винят в бедах с водой поголовное истребление леса вокруг Байкала. От этого мелеет и исчезает десятками речек и ручьев водосбор Байкала. Они не просто винят, а разглядывают спутниковые карты Google на планшете (цивилизация дошла до деревень вполне бойко) и тычут заскорузлыми пальцами в проплешины лесные. Исчисляемые десятками тысяч гектаров. Вот светлое пятно вместо зеленого, вот еще, и здесь. Им не надо подтверждений силовых органов, совещаний, хоть республиканских властей, хоть Владимира Путина. Они видят вырубленные леса и отсутствие воды и легко связывают одно с другим. Им далеко до иркутской энергетической промышленности, зато близко до пустыни вместо леса. 

Они уже никому не жалуются и ничего не просят. Просто в шоке наблюдают за происходящим без всякой надежды на улучшение. Местные прибайкальские жители совершенно точно живут с мыслью, что они последнее поколение, которое видят местную байкальскую природу в относительно первозданном виде. 

Это мы тут можем объяснять, что все проблемы федеральные. И лес федеральный, и Дерипаска продавил правительство России со своим уровнем Байкала. Но их это мало интересует. Жители побережья Байкала замерли в ожидании катастрофы и готовятся к судьбе Аральского моря.     

Виктор Золотарев, «Номер один». 

^