20.05.2015
Прямо у берега реки Хаим, что недалеко от Байкала, начали масштабную вырубку леса, большой участок захламлен остатками вырубки, которые никто почему-то не убирает. И это в самый разгар пожароопасного периода на фоне обмеления Байкала и высыхания рек.
Лес у Хаима начали вырубать 

Прямо у берега реки Хаим, что недалеко от Байкала, начали масштабную вырубку леса, большой участок захламлен остатками вырубки, которые никто почему-то не убирает. И это в самый разгар пожароопасного периода на фоне обмеления Байкала и высыхания рек. 

Заготовка на берегу 

Вырубка леса вдоль Байкала крайне вредна. Так же, как и вдоль речных русел. Ученые не устают твердить, что подобные вырубки приводят к обмелению и высыханию водоемов. Тем не менее на реке Хаим в Прибайкальском районе в нескольких десятках километров от Байкала и прямо на берегу речки жители смогли наблюдать нечто, очень похожее на деляну. Причем на деляну не слишком аккуратного лесопользователя.

Складированные на берегу штабеля срубленного делового леса, разбросанный мусор – все это лежит здесь, по всей видимости, уже относительно давно. И это в самый разгар пожароопасного периода.

Причем не нужно быть специалистом, чтобы определить, что срубленный лес совсем не сухостой и не гниющие больные деревья. Однако о сплошной вырубке речи не идет – деревья свалены очень выборочно. Впрочем, выводы о том, насколько законно здесь вырубили лес, предстоит сделать надзорным органам.

Не строгие запреты 

На самом деле вырубка леса в водоохранной зоне Байкала полностью не запрещена. Здесь действует только одно главное ограничение – на сплошную вырубку. То есть когда от деляны остаются только пеньки.

- В водоохранной зоне очень много ограничений на вырубку леса. В том числе и полный запрет на сплошные вырубки. В этой зоне вырубка возможна только в целях защиты и воспроизводства лесов. У нас заключены договоры аренды, на основании которых и производятся такие работы. Также лес могут вырубать граждане для собственных нужд. Но тоже с ограничением – кроме сплошных вырубок, - рассказывает Татьяна Родионова, заместитель начальника отдела использования лесов Республиканского агентства лесного хозяйства.

В такой близи от Байкала лес можно вырубать только в противопожарных целях или с целью оздоровления леса. Например, если лес слишком густой или в нем растут очень старые деревья, которые гниют и с них валятся сухие ветки, то арендатор участка не только может, но и обязан проводить работы по его расчистке.

И, хотя на первый взгляд, признаков подобных проблем мы на берегу Хаима не увидели, вполне вероятно, что вырубка здесь проходила на вполне законных основаниях. Тем не менее агентство лесного хозяйства уже получило сигнал об этой «деляне» прямо у воды, и сейчас проводится проверка законности и соблюдения всех норм.

Однако, даже если документально все оформлено верно и арендатор участка получил разрешение, например, на «прореживание» леса, то валяющийся мусор – это грубое нарушение. Сейчас в разгаре пожароопасный период, и подобное отношение может привести к серьезному возгоранию. На фоне горящего под боком у Бурятии Забайкальского края это выглядит не слишком хорошо.

Лесорубы с известной фамилией

Как нам стало известно, арендует этот участок некое ООО «Бойл». В учредителях этой компании находятся сразу три человека с фамилией Пруизде - Геннадий Евгеньевич, Виссарион Георгиевич и Александр Геннадьевич. У четвертого учредителя, владеющего девятью процентами фирмы, не такая громка фамилия – Владимир Пластинин.

Фирма «Бойл», судя по открытым данным, за прошлый год имела выручку в 18,7 миллиона рублей при чистой прибыли в полмиллиона. Для фирмы, занимающейся лесом, – не так уж и много. Даже слишком немного.

В агентстве лесного хозяйства подтвердили, что именно ООО «Бойл» имеет договор аренды на тот самый участок вдоль Хаима. Однако до сих пор не совсем понятно, они ли вырубили тот самый лес. А если они – то на каких основаниях. Не совсем ясно и то, насколько соблюдались правила санитарной вырубки, если она имела здесь место, и почему мусор до сих пор валяется на деляне.

«Жить-то как-то надо» 

Местные лесники говорят, что здесь проблем с черными лесорубами практически не возникает. Причина – не развитая дорожная сеть. То есть воровать лес в промышленных масштабах здесь попросту не выгодно и опасно.

С другой стороны, проводимая в последние годы лесная реформа свела к минимуму контрольные функции лесной охраны и лесничеств. Если в том же Кикинском лесничестве, в зону ответственности которого входит и Хаим, раньше могли ловить черных лесорубов и выносить им предписания несколько десятков человек, то теперь их осталось меньше 10.

Тот факт, что арендаторы леса нет-нет, да и вырубают деловой лес под видом санитарных рубок, лесники объясняют просто – жить-то как-то надо. Нужно платить за аренду леса, зарплату и так далее. А то, что лес вырубается прямо вдоль реки, да еще и в водоохранной зоне – «главное, что не у истока».

Исчезающие реки 

Между тем, многие ученые связывают обмеление Байкала и высыхание рек, впадающих в него, именно с вырубкой лесов. Пару лет назад ученые из Приморья провели исследование, в результате которого оказалось, что число рек, впадающий в Байкал, сократилось на три десятка. Каково количество высохших водоемов сегодня – остается только гадать.

- Незаконные вырубки сильно влияют и на пожарное состояние лесов, и на обмеление рек. Они захламляют лес, что представляет пожарную опасность, там появляются вредители, - рассказывает Татьяна Родионова.

Также вырубка леса считается одной из причин обмеления Байкала, вызвавшего недавно большой резонанс вплоть до федерального уровня. И хотя эта версия считается альтернативной, выглядит она вполне логично.

Таким образом, получается, что проблема лесов в Бурятии кроется не только в черных лесорубах. И даже не в тех законных пользователях, которые «благодаря» лазейкам в законе умудряются вырубать леса в запрещенных местах. Проблема в самом законе, который сегодня защищает, скорее, промышленную сторону, нежели экологическую. И пока все так и остается, все больше рек у Байкала будет высыхать, и все больше будет вспыхивать лесных пожаров.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

^