31.05.2015
Монголы мечутся в предвкушении былых времен
Информационный шум вокруг мясного вопроса повис с тех самых пор, как Владимир Путин в сентябре прошлого года во время встречи с президентом Монголии подписал некое соглашение о поставках монгольского мяса. 

Монголы мечутся в предвкушении былых времен, когда торговля этим продуктом приносила им немалые барыши, а россияне (те, кто в курсе) ждут появления более вкусного и свежего мяса, которое во многом лучше того, что продается сейчас. Но с момента того визита мы так и не увидели ни одного серьезного договора, ни одной кардинально меняющей ситуацию меры, которая открыла бы российский рынок для монгольских скотоводов.

Даже те документы, которые были подписаны на прошлой неделе во время визита Наговицына в Селенгинский аймак, – всего лишь договоры о намерениях, которые, как мы знаем, никого ни к чему не обязывают.

Это говорит о том, что ситуация оказалась гораздо запущенней, чем кажется на первый взгляд. Во-первых, неизвестно, насколько готовы монголы поставлять мясо в Россию. Ведь не факт, что они готовы соблюдать ветеринарные нормы – раньше этим занимался Советский Союз, и финансировал он же. 

Во-вторых, непонятно, насколько готово принять нового игрока деловое поле России. После того, как монгольское мясо осталось за бортом, его заменили аналоги из Южной Америки и Европы, которые заботливо поставляют нам транснациональные корпорации. А для них возврат Монголии на рынок – удар по кошельку. К тому же выражение «мясное лобби» возникло не просто так.

В конечном счете, свободно ввозить монгольское мясо в промышленных масштабах не дает наше законодательство, а точнее, система квот, которую до сих пор никто не отменил. А условия там крайне жесткие. И серьезного мясного товарооборота между нашими странами не будет до тех пор, пока действуют это правила.

Получается, сколько бы ни говорили чиновники о мясном вопросе и радужных перспективах, до дела фактически так и не дошло. Возможно, в Бурятии станет чуть больше монгольского мяса, чем раньше. Но по сути ничего не изменится, пока крупные федеральные чиновники этого очень не захотят. А они, судя по делам, упорно игнорируют проблему уже долгие годы.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

^