17.06.2015
О цензуре, проблемах современного театра и его будущем
25 и 26 июня на сцене Русского драматического театра состоится премьера спектакля «Таланты» и поклонники» по пьесе Александра Островского. Постановка обещает быть, как минимум, не скучной. О том, что происходит в театре, когда занавес опускается, почему люди не идут в «храм искусства», что произойдет, когда волна цензуры докатиться до Бурятии, «Номер один» поговорил с молодым режиссером Артемом Баскаковым. 

«Это будет нескучно» 

Артем Баскаков: «Когда человеку говорят «Островский», многие ожидают, что будет что-то скучное, нудное и не про нас. Во всяком случае, мне в детстве казалось именно так: Островский – это не про меня. Поэтому в данной постановке мы хотели уйти от такого восприятия, используя разные методы. Через актерское существование, режиссерское и сценографическое решение мы хотим добиться того, чтобы люди на сцене стали близкими и понятными зрителю.

Мы усиливаем основные моменты в пьесе и стараемся рассказать историю сегодняшним языком, потому что в пьесе много архаизмов, устаревших выражений, адаптируем текст к сегодняшним реалиям.

Используем метод актерского отстранения, когда актер отстраняется от образа и начинает говорить от себя непосредственно во время действия. Он говорит текст Островского, но пропускает его через себя, через свою жизнь и личность. А когда он не в силах передать эмоцию словами, актер начинает петь или танцевать. Это еще Бертольд Брехт придумал. Все возможно, главное, чтобы не было скучно и пошло.

Также используем принцип «монтажа аттракционов» - этот термин придумал Сергей Эйзенштейн. Подвергнем зрителя чувственному и психологическому воздействию. Мы меняем жанры внутри спектакля. Это будет нелинейно. Будут сюрпризы, мультимедиа, интересная подборка музыки. Художник по свету Наталья Гара поможет добиться нужного светового решения. Художник Алексей Лобанов работает над сценографией, костюмами, декорациями. Художественный руководитель постановки - Анатолий Баскаков.

Обычно зритель видит только конечный продукт, то есть артистов на сцене, волнующегося режиссера перед спектаклем, а как работает система театра, как порой все несправедливо происходит и какой ценой актеру достается его успех - это остается за кулисами. Мало кто знает, какую огромную подготовительную работу проводит актер. Существует много подводных камней, и зачастую ситуация складывается не пользу таланта. Об этом важно говорить, потому что театр – это в первую очередь отражение нашей жизни, а не только завод».

«Театром занимаются сумасшедшие люди»

Артем Баскаков: «Молодая, талантливая артистка приходит в театр. Однако оказывается, что театр – это не то место, где она будет играть первые роли, где все для нее, где она будет заниматься только искусством. Она сталкивается с театром как с производством, более того, местом интриг.

Актерская профессия зависима. Сегодня актер гос. театра находится в тисках. Театру нужно выполнять гос. задание, ему для этого дается определенный бюджет. На сегодняшний день бюджеты в театрах сократили значительно, театры вынуждены учиться зарабатывать сами. А работы не убавляется, и все это отражается на актере.

Сегодня в нашем мире люди начали совмещать несколько профессий. Мы уже не можем работать только в театре или только в журналистике. 

Актер становится ведущим или бизнесменом. Я, например, попробовал снимать видеоролики, но при этом я не перестал быть театральным режиссером.

Актер не может чувствовать себя хорошо с финансовой точки зрения, поэтому идет «на сторону» и там зарабатывает. В этот момент он отрывается от театра. Кто-то с этим смиряется, а кто-то сидит за три копейки и вкалывает, потому что ему это нужно и важно. Театром вообще занимаются сумасшедшие люди, потому что кто еще станет за три копейки сидеть в подвале и работать во благо спектакля?

У меня, как, наверное, и у любого человека, иногда возникают сомнения, надо ли заниматься моей профессией, чувствую ли я себя хорошо или обманываю себя. Если человек живет только искусством и творчеством, как главная героиня постановки, и думает, что справедливость спасет мир, он заблуждается. Мир гораздо жестче, чем кажется, в нем трудно сохранить себя, а таланту еще сложнее - ему надо не просто сохранить, но и не сломаться при этом. Лично про себя думаю, что работать в профессии необходимо».

«Грядет цензура»

Артем Баскаков: «Темы, которые поднимаются в спектакле, абсолютно современны и своевременны. История нашей страны идет спиралями, мы постоянно возвращаемся к тому, что уже прожили. Пьеса написана в 1881 году. Тогда в театре не было режиссера, эту функцию выполнял автор пьесы, он подсказывал актерам, о чем писал. Тогда же существовал литературный комитет - орган цензуры, который что-то разрешал, а что-то запрещал, и это очень похоже на то, что хотят сегодня ввести в нашей стране.

Эти процессы уже начались, просто до Бурятии волна еще не докатилась. Например, в Москве перед спектаклем Константина Богомолова во МХАТе им. Чехова вышли оскорбленные люди и начали пикет, позже некая группа людей подвесила свиные головы перед входом театр, а это ведь центральный театр нашей страны. Я не знаю, кто эти люди, но понятно, что им кто-то позволяет это делать. Еще, не думаю, что режиссерам нравится, когда из постановки вырезают целые куски, потому что это оскорбляет чьи-то чувства, ведь задачи кого-либо оскорбить нет.

Эти процессы, на мой взгляд, связаны с политикой. Я – не политик, но чувствую, что грядет цензура. Это не радует, ведь если система запустилась, ее уже не остановить. В этом случае театр просто опять заговорит эзоповым языком, то есть языком метафор, непрямого обращения к болевым вопросам. Цензура заставит еще активнее включить фантазию, потому что если режиссер хочет о чем-то сказать, он скажет.

Но театр - это место свободы, где человек может получить впечатления, выплеснуть эмоции и, самое главное, задуматься. Хороший спектакль должен оставаться в памяти зрителя довольно долго. И театру необходимо оставаться таким свободным местом высказывания».

«Молодежный художественный театр»

«На сегодняшний день единственное место, где человек может по-настоящему задуматься - это его комната с компьютером или книгой, а места для коллективного думанья практически нет. Нет места, где молодые люди могли бы почувствовать себя комфортно. Им хорошо в кинотеатрах, в развлекательных центрах, на улицах, но где с ними будут говорить о том, что с ними происходит, где они начнут анализировать - такого места в г. Улан-Удэ нет.

Нам очень хочется, чтобы это место появилось в нашем городе. И этим местом может стать Молодежный театр. Он и был этим местом в 80-е, 90-е годы, но потом по разным причинам перестал им быть. Мы хотим его возродить и уже этим занимаемся.

Когда мы начали делать читки, я понял, что такой формат может быть близким абсолютно разным слоям общества. Со следующего сезона будем активно строить репертуарную афишу, будем делать так, чтобы театр работал, чтобы к нему вернулся интерес. Есть команда молодых режиссеров - это Федор Степанов, Олег Коба. Мы скооперировались и поняли, что вместе сможем дать новое дыхание Молодежному театру.

Планируем раз в месяц знакомить зрителя с новыми пьесами, параллельно восстановим несколько спектаклей из прежнего репертуара Молодежного театра, потому что это марка театра.

Идея не только делать спектакли, но и проводить атмосферные, музыкальные концерты, приглашать интересных людей и беседовать с ними, показывать интересные фильмы, которые не показывают в кинотеатрах, устраивать инсталляции, выставки. Также есть идея сделать театр для самых маленьких – «бейби-театр». Все это мы планируем реализовывать постепенно». А пока ждем премьеры спектакля «Таланты» и «поклонники» в ГРДТ. им. Н. Бестужева 25 и 26 июня в 18:30.

Соня Матвеева, «Номер один».


^