17.06.2015
Эксклюзивное интервью одного из претендентов на кресло спикера бурятского парламента.
Впервые депутат рассказал о том, что же все-таки произошло в Народном Хурале нынешней весной, что привело к отставке Матвея Гершевича и расколу в депутатском корпусе, а также какое будущее ждет мятежный законодательный орган.

- Борис Николаевич, сегодня, по мнению многих в Народном Хурале, происходят редкие, можно сказать форс-мажорные процессы. Даже те, кто мало интересуется политикой, с придыханием следили за процедурой отставки Матвея Гершевича. Вы были в гуще событий. Расскажите, как вообще можно назвать то, что произошло в Хурале? Бурятской весной, бунтом или веяньем времени?

- Да, нынче мы наблюдали небывалый всплеск политической активности. Как-будто что-то где-то прорвало и вылилось в недовольство. А общественные процессы не могут не отражаться на Народном Хурале, ведь недаром нас зовут народными избранниками. Депутаты, понимая, что детонатором общественных возмущений выступила ситуация в БГУ, решили разобраться. Но никто, даже видя насколько напряженной стала обстановка, не захотел брать на себя ответственность, одни кивали на других. И как в одном старом строительном анекдоте про развалившееся здание, виновный определился не по степени вины, а просто неудачными обстоятельствами. Так получилось, что заявление о поддержке главы Матвея Гершевича, сказанное некстати, сыграло решающую роль, виновный на эмоциях был определен. Конечно это то, что лежит на поверхности, есть и другие причины, которые залегают глубже, но говорить о них, равно как и подводить итоги, еще рано, процессы, переживания, объяснения, все это еще продолжается. Единственное, о чем хотелось бы сказать, сейчас Хурал более спокоен и способен принимать важные решения исходя из общей для всех нас, живущих в Бурятии, пользы.

- А ведь в этой истории Вы сыграли определенную роль. Есть мнение, что именно Вы повлияли на депутатов и не допустили отставки Матвея Матвеевича на той первой сессии. Несмотря на то, что тогда же объявили о его решении уйти добровольно.

- Моей «активности» в этом вопросе есть объяснения. Я 37 лет проработал в правоохранительной системе, и моя задача - с высоты своего опыта оградить депутатов, как и вообще все, что происходит в Хурале, от беззакония. Мы законодательный орган, мы не можем принимать решений, хотя бы на сантиметр отходящих от буквы закона. А такая перспектива в случае с отставкой Матвея Матвеевича была. Процедура досрочного прекращения полномочий спикера прописана в регламенте Народного Хурала. Согласно регламенту, по предложению группы депутатов образуется комиссия, в состав которой входит в обязательном порядке представитель от каждого комитета для рассмотрения фактов, которые могут служить основанием для досрочного прекращения полномочий председателя. Кроме того, требуется заключение комиссии по мандатам и депутатской этике. Комиссия образована не была, комиссия не заседала. Поэтому несоблюдение установленной законом процедуры являлось безусловным основанием для отмены судом принятого в Народном Хурале решения. Мог ли я, бывший судья, ныне председатель комитета по законности, допустить подобное беззаконие? Нет. Недаром представители федерального центра согласились, что пока депутаты закон не нарушают, оснований вмешиваться в исход дела у них нет. Это еще раз говорит, что только законы и следование им определяют независимость самого Народного Хурала и решений им принятых. Ни скандалы, ни выступления, ни бойкоты, только закон.

Некоторые депутаты до сих пор считают, что я поступил неправильно, не дав «добить» вопрос с отставкой сразу, в результате чего до следующей сессии обстановка в Хурале была накалена. В этой части моя совесть чиста. Что бы про нас говорил народ, если наше решение было бы оспорено в суде? Еще одно разочарование.

- Сегодня практически все СМИ называют Вас одним из явных претендентов на должность нового спикера, причем с приставкой «фаворит власти», имея в виду власть исполнительную. Нет ли в этом противоречия, исходя из совсем недавнего опыта, ведь Матвей Гершевич ушел в отставку именно по этой причине - был слишком близок с властью.

- Честно говоря, мы все трое кандидатов - сегодня так называемые «фавориты», потому что глава уже сказал, что ему без разницы, с кем из нас работать, но решать все же депутатам, моим коллегам. У меня на счет отношений с исполнительной властью есть свое мнение. В наших реалиях принято считать, что исполнительная власть довлеет над законодательной, то есть у них реальная власть, а мы на второстепенных ролях. И это правда, тому есть объяснения, но так не должно быть. У Народного Хурала есть контрольные функции, которые необходимо использовать на полную. За последние полтора года по моей инициативе было принято два важных закона: «О контрольных полномочиях Народного Хурала» и «О депутатском расследовании». Последний закон «пылился» с 2007 года, так как на него еще при Леониде Васильевиче Потапове было наложено вето. Но мы его реанимировали, создали неплохую законодательную базу, действенные рычаги для выполнения наших контрольных функций. И они уже работают, в том числе по громким делам. К тому же я сегодня возглавляю комиссию по противодействию коррупции, через нее мы даем экспертную оценку вносимым в Хурал законопроектам, в том числе вносимым исполнительной властью.

До эффективного контроля за исполнительной властью еще далеко, поскольку там работает многочисленная, профессионально функционирующая структура. Эпизодически собирающиеся депутаты пока не могут обеспечить надлежащий контроль и не являются квалифицированными оппонентами. Вот тут возникает тема о постоянно действующем профессиональном парламенте. Я думаю, что для Бурятии сегодня это вопрос будущего.

- Борис Николаевич, давайте как раз поговорим о будущем Народного Хурала. В кутерьме скандалов и какой-то постоянной обиды друг на друга в парламенте немного забывают о том, куда надо двигаться и с какими мыслями.

- Из пяти лет, отведенных этому созыву, прошло почти два года. Если сравнить с восхождением на гору, то мы почти у вершины. Не успеем оглянуться - вершина будет взята, начнется спуск на равнину. Сегодня в нашем законодательном органе представлен практически весь спектр политических сил республики: «Единая Россиия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР, независимые депутаты. Раньше говорили, что парламент у нас скучный, незаметный, но последние события показали, что политические процессы в Народном Хурале активно развиваются, что он сегодня является одной из главных политических площадок. Это признают и депутаты прежних созывов. Здесь важно не удариться в другую крайность - политикантство. Людям нужен не «веселый» парламент, с борьбой, протестами, скандалами. Нужны грамотные и современные законы. Нужен работающий парламент. Честно говоря, я как юрист всегда был поборником классического парламентаризма и четкого разделения ветвей власти. Не должны чиновники вмешиваться в нашу работу, а наши депутаты - учить министерство сельского хозяйства доить коров. Каждый должен заниматься своим делом и не забывать об общем благе. Ведь, так или иначе, и мы и они работаем на одну цель, просто разными методами.

Не всем регионам дана конституция, и не всем субъектам федерации дана возможность иметь полноценный парламент. Мы должны грамотно использовать достижения предыдущих поколений, наших коллег и предшественников, чтобы традиции парламентаризма, построенного на принципах открытости и безусловной законности, и дальше работали на процветание нашей республики.

Беседовала Евгения Балтатарова.

Справка

Борис Ботоев родился 19 мая 1951 г. в селе Корсаково Кабанского района. В 1972 г. поступил учиться на юридический факультет Иркутского государственного университета. В 1977 г. был избран народным судьей. В 1984 г. был утвержден председателем Железнодорожного районного народного суда. В 1987 г. был избран членом Верховного суда Бурятской АССР. Распоряжением Совета Министров Бурятской АССР 12 июня 1989 г. назначен первым заместителем министра юстиции Бурятской АССР. В августе 1994 г. назначен министром юстиции Республики Бурятия.
С сентября 2000 г. в связи с преобразованием Минюста Республики Бурятия в Управление Министерства юстиции РФ по Республике Бурятия приказом министра юстиции РФ был переведен на должность начальника Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Бурятия.

В 2013 году избран председателем Комитета Народного Хурала Республики Бурятия по государственному устройству, местному самоуправлению, законности и вопросам государственной службы.

^