17.06.2015
Бурятия по-прежнему надеется на программу развития Дальнего Востока и Забайкалья.
С момента ее запуска федеральные власти методично сокращали долю присутствия нашей республики в этой программе. Тем не менее после долгих усилий нас туда включили. Но к этому моменту программа оказалась заморожена до лучших времен. 

Пока разбирались – кончились деньги 

Когда эта программа только разрабатывалась, Бурятию включили в нее, чтобы показать, насколько плохие показатели у регионов на другой стороне России. Таким образом разработчики «надавили на жалость» федеральному центру. И федеральный центр согласился с тем, что регионы надо поддержать.

Программа стартовала, и вместе с прогрессом ее реализации урезались и проекты, представленные Бурятией, Иркутской областью и Забайкальским краем. Миллиарды инвестиций уходили на Дальний Восток, а Байкальские регионы оставались за бортом. При этом федералы активно обещали заняться республикой в ближайшее время, после чего никаких действий не предпринималось.

- Министерство регионального развития будет продвигать интересы трех сибирских субъектов – Иркутской области, Забайкальского края и Бурятии – при формировании расходных полномочий федерального бюджета на 2015 год и ближайшую трехлетку, –обещал министр регионального развития Игорь Слюняев. – В условиях существенных бюджетных ограничений и сложной бюджетной конструкции мы готовы отстаивать объекты и мероприятия на востоке Сибири и их включение в федеральные целевые программы.

Здесь произошел перекос из-за того, что Дальним Востоком занималось Минвостокразвития, активно выбивающее деньги из центра, а Бурятией – Минрегион, все это время находившееся в замороженном состоянии и никоим образом не облегчившее жизнь своим подопечным.

- Сегодня совещания на федеральном уровне проходят без приглашения как полпредства СФО, так и без руководства этих трех регионов, которые являются представителями Байкальского региона, - жаловался тогда Вячеслав Наговицын.

В итоге информация о печальной судьбе наших регионов дошла до самого высокого уровня, и Минрегион был ликвидирован, а Бурятия вместе с другими Байкальскими регионами перешла под крыло Минвостокразвития.

С тех пор власти Бурятии получили возможность всерьез рассчитывать на деньги, поступающие по этой программе. Однако серьезных вливаний они так и не дождались. Грянул кризис, и все финансовые реки временно пересохли. Программа ДВЗ «уснула», а Бурятия и ныне остается за бортом.

Осталась только полоса 

Тем не менее о полном секвестре программы развития Дальнего Востока и Забайкалья речь пока не идет.

- В связи с экономическими сложностями в стране все программы в общем-то секвестировали, но программа ДВЗ действует. Она не секвестирована полностью, там деньги остались. Но оставили там только инфраструктурные объекты, - рассказал глава Бурятии на недавней пресс-конференции.

От республики остался только один проект – взлетно-посадочная полоса. Сегодня завершены проектные работы, пройдены экспертизы. То есть для начала финансирования все готово. По оптимистичным прогнозам властей, оно должно начаться в 2016 году. 

- Надеемся, что деньги сохранятся. Хотя сейчас уверенно говорить никто ничего не может. Потому что всякое может случиться. Но пока у нас все нормально воспринимается, - осторожно заметил глава.

Все остальные объекты из программы выкинули. А между тем, на этапе обсуждения программы здесь были прописаны, например, льготы для «Бурятмясопрома». Планировалось, что Закаменский вольфрамо-молибденовый комбинат увеличит объемы производства и начнет добычу на месторождении.

Сосново-Озерское месторождение полиметаллов, третий мост через Уду, Ледовый дворец, Национальный музей – все эти проекты проходили по этой программе, а некоторые даже начали реализовываться.

- Должна быть логика. Если мы развиваем весь СФО, то мы должны развивать как раз те регионы, которым не хватает финансирования, но у которых есть инфраструктурные проекты и которые могли бы в дальнейшем дать экономике достаточно серьезную отдачу. А здесь получается, что регионы, и так имеющие потенциал развития, развиваются еще быстрее. А у нас нет источника, и мы по-прежнему остаемся в той позиции, в которой и были, - говорил Александр Чепик.

Тем не менее власти Бурятии активно убеждали, что финансироваться будут все мероприятия, которые были заявлены, независимо от того, попадают они в программу ДВЗ или нет. Впрочем, сегодня, учитывая кризис и федеральный секвестр, верится в это слабо.

«Падчерица» федералов 

Оказалось, что Бурятия сохраняет статус «падчерицы» федералов в программе ДВЗ. А выброшенные проекты подвисли в воздухе. Хотя власти еще надеются на финансирование хотя бы какой-то части.

- Что касается других объектов, которые у нас там были, мы договорили о том, что есть еще федеральная адресная программа. Туда входят объекты вне программной части. То есть которые не попали ни в одну из программ, но очень важны для включения. Как правило, при обсуждении бюджета на следующий год депутатам и членам Совета Федерации дается определенный объем средств для решения таких острых вопросов, не терпящих отлагательства, - заявил глава

Обращение к депутатам Госдумы и членам Совета Федерации республиканские власти уже подготовили. Какие именно объекты там прописаны, чиновники не уточняют. Однако можно предположить, что их там не так уж и много.

- Я не говорю, что все объекты мы включим на следующий год – это было бы неправильно, и нас бы никто не понял и не поддержал. Но в мере приоритетности мы будем пытаться включать эти объекты, - отметил Вячеслав Наговицын.

Кроме этого, региональные власти надеются на федеральные вливания по программе охраны озера Байкал. В ней запланированы инвестиции на 49 миллиардов рублей. Правда, на три региона – Иркутскую область, Бурятию и Забайкальский край.

На этот год федеральные власти решили ее обнулить. Но сегодня, по словам главы, планируется возобновление ее финансирования в следующем году. Заявки республиканские власти федеральному центру уже предоставили.

Что же касается программы ДВЗ, чиновники Бурятии настроены оптимистично и ждут возобновления финансирования.

- Никто не отменяет программу как таковую. Она просто носит сейчас спящий характер. Как только финансовое положение исправится, ее снова запустят, выделят деньги и так далее. Потому что цели и задачи поставлены в стратегии до 2025 года. Никто эту стратегию не отменял, никто на нее не покушается, - отметил глава.

Впрочем, подытожил глава не слишком позитивным высказыванием о том, что «чудес не бывает», и «если всем плохо, то и этой программе тоже не очень хорошо».

Масштабное урезание федеральный инвестиций по этой программе больно ударило по экономическим показателям Бурятии. Первоначальные надежды властей рухнули, и сегодня они пытаются выжать из этого проекта хоть какие-то крохи.

Надежды на будущее увеличение финансирование выглядят неубедительно. Если до кризиса федералы не горели желанием вкладываться в инфраструктуру Бурятии, то теперь и подавно не стоит ждать от них внезапной милости.

Программа ДВЗ «уснула», а вместе с ней уснули и масштабные инфраструктурные проекты Бурятии. Так что в ближайшие годы придется рассчитывать исключительно на свои силы.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

^