08.07.2015
Энергетические монополисты в Бурятии живут по каким-то своим законам.

Они переполучают миллиарды рублей от государства, экономят на населении и не занимаются модернизацией сетей. Все это им дозволяется, даже во время кризисного состояния всей отрасли. 

Налоги мимо кассы 

Не так давно в Народном Хурале едва ли не впервые был поднят вопрос о регистрации такими компаниями, как «ТГК-14», «МРСК Сибири» и «Читаэнергосбыт», юридических лиц в Бурятии.

Объясняется эта позиция просто – сегодня и «МРСК», и «ТГК» зарегистрированы в Бурятии как филиалы. А это значит, что в казну Бурятии они платят только НДФЛ и некоторые имущественные налоги. Основные же налоговые платежи уходят в тот регион, где зарегистрирован головной офис. А это налог на прибыль, НДС и так далее.

Что же касается «Читаэнергосбыта», то они вообще имеют статус обособленного подразделения и уплачивают в казну Бурятии только НДФЛ. Выходит, что мимо бедствующего республиканского бюджета проходят немалые суммы. Ведь обороты у энергетиков немалые, а значит, и налоги они платят ощутимые.

С другой стороны, поднять вопрос недостаточно для решения проблемы. Чтобы реализовать план по регистрации энергетических монополистов в Бурятии, необходимо провести огромную работу, пробиваясь через противодействие энергетического лобби во власти.

А такое лобби есть – и об этом свидетельствуют простые цифры и подсчеты, которые сделать не так уж и трудно – вся информация лежит в открытом доступе.

Энергетические «любимчики» 

Начнем с наболевшего. Завышенный тариф на электроэнергию в Бурятии состоит из части, которая расходуется на покупку энергии с оптового рынка, надбавки гарантирующего поставщика, а также из сетевой составляющей, которая занимает примерно 50-60 процентов.

И здесь кроется подвох. Дело в том, что размер сетевой составляющей зависит исключительно от количества сетей у компании. И ее движение должно быть четко пропорционально росту или снижению объема сетей.

- Простейший анализ показывает абсолютно удручающую картину. Например, у госкомпании «РЖД» все один в один – количество сетей и количество денег совпадает. Но если мы возьмем 20 местных небольших компаний, то мы увидим, что количество сетей растет под одним углом, а количество денег растет под углом гораздо меньшим. То есть они недополучают средства, - рассказывает Сергей Иванов, генеральный директор компании «Энком», депутат горсовета Улан-Удэ.

То есть часть денег не доходит до энергетических компаний Бурятии. Но так поступают далеко не со всеми. Ведь если начинать разбираться более подробно, то выясняется, что у власти есть свои «любимчики», которым перепадает гораздо более жирный кусок.

- Если брать «МРСК Сибири», то при том же количестве сетей количество денег увеличилось с 1,5 миллиарда в 2009 году до 3,5 миллиарда в 2013 году. То есть, не увеличивая сети, они получили на два миллиарда рублей больше, - рассказывает Сергей Иванов.

Выходит, некоторые компании сегодня сильно злоупотребляют своим положением. Более того, им позволяют злоупотреблять - иначе как объяснить, что от них до сих пор никто не потребовал ответа за потраченные неизвестно куда миллиарды рублей?

- Во-первых, мы видим избирательный подход к сетевым компаниям, во-вторых, необоснованное повышение выручки одной сетевой компании, которая является монополистом. Два миллиарда рублей в год – это огромные деньги. При этом самое оскорбительное для республики то, что износ сетей увеличивается, - говорит Сергей Иванов.

Таким образом, становится понятно, что энергетические монополисты в Бурятии диктуют свои условия и правила, по которым и работают, несмотря на то, что энергетика все глубже погружается в кризис.

Оптимизация за счет деревень 

Кстати, о кризисе. На фоне общего сокращения расходов за оптимизацию взялись и энергетические компании. Все понимают этот процесс по-своему. Кто-то экономит на зарплатах, кто-то – на технологии производства. У «МРСК Сибири» есть свои взгляды на этот счет.

- Вместо того, чтобы заниматься модернизацией сетей и систем учета электроэнергии, «МРСК Сибири» с момента создания и по сегодняшний день использует только один инструмент оптимизации расходов – это сокращение персонала. При этом в первую очередь сокращается так называемый линейный персонал – это обычные монтеры, электрики, контролеры и инспекторы, - говорит Сергей Иванов.

Но сегодня крупные энергетики задумались и над другими способами оптимизации. Например, борьба с потерями электроэнергии. Или, попросту говоря, хищениями. В некоторых сельских населенных пунктах Бурятии потери достигают 50-80 процентов. Если же сократить их, можно получить огромный экономический эффект.

Казалось бы, для решения вопроса необходимы серьезная инвестпрограмма, применение новых технологий. Ведь сегодня есть все для того, чтобы свести энергетические потери к минимуму.

- Уровень потерь для современных систем учета – это 5-7 процентов на частном секторе. Эти системы в Бурятии уже работают, в частности в «Энкоме», - рассказывает Сергей Иванов. - Эффективность, которая достигается при снижении потерь, может регулироваться инвестиционными программами. Двух миллиардов, которые необоснованно переполучает «МРСК Сибири» в Бурятии, вполне достаточно для того, чтобы оправдать любую инвестпрограмму.

Но в «Бурятэнерго» пошли другим путем – гораздо более простым и незатейливым. «Номер один» уже писал про отказ компании от сельских электросетей. С тех пор мало что изменилось.

- Они ушли из поселков Кабанского района, начиная с Выдрино и до Большой Речки. Эти поселки сейчас без договоров электроснабжения, и туда администрация Кабанского района запустила одну из территориальных сетевых компаний, - говорит Сергей Иванов.

Выходит, что энергетические компании, переполучающие огромные деньги неизвестно за что, на деле вкладываются в сети Бурятии по минимуму. Износ растет, сельские сети выбрасываются на произвол судьбы, а тариф по-прежнему ползет вверх, несмотря на признаваемую всеми абсурдность его раздутых размеров.

Владимир Пашинюк, «Номер один».

^