15.07.2015
17-летнего парня заставляют оплачивать коммунальные долги за свою лишенную родительских прав мать

В детстве Витя Мильцигаев прошел через все круги ада, прежде чем его пьющую мать лишили родительских прав и его приютила дальняя родственница. Но и теперь судьба уже повзрослевшего парня и то, как сложится его жизнь в дальнейшем, зависит от бюрократического аппарата, совладать с которым пока что его пожилой опекунше никак не удается. 

Биологическая мать Виктора, 37-летняя женщина, лишенная родительских прав, праздник детства и материнства 1 июня отпраздновала на славу. Сначала в честь праздника она напилась, а потом вышла во двор, по каким-то своим делам. Рядом играли соседские дети: бегали, шумели. Разозлившись, женщина схватила самого маленького ребенка и стала душить его бельевой веревкой. Неизвестно, чем бы закончилось все это, если бы на помощь малышу не подоспели другие дети. Ребята 6-8 лет накинулись на взрослую женщину, стали царапать ее, бить, отнимать у нее из рук задыхающегося ребенка. В конце концов, женщина сдалась и отпустила малыша. На место происшествия вызвали полицию. Сейчас женщина находится в СИЗО, возбуждено уголовное дело, ей инкриминируется покушение на убийство малолетнего и, соответственно, грозит тюремное заключение сроком до 13 лет. 

Опекун подростка – Валентина Иосифовна Бузина с горечью узнала о том, что героиня страшных газетных заметок оказалась родной матерью Вити. Но говорить о том, что Витя или Валентина Иосифовна были сильно удивлены, не приходится. За свое короткое проживание с родной мамой мальчик повидал всякое. 

Ад вместо детства

Родители пили с тех пор, как Витя себя помнит. В 2009 году после постоянных пьянок умер отец Вити. Мать продолжала пить, меняла сожителей. Работать ей не хотелось, поэтому она «зарабатывала» на выпивку самыми разными путями. Когда Вите было 3 годика, маму посадили в тюрьму за кражу. Ее поймали, когда она вместе с сожителем обворовала чью-то квартиру. Витя вспоминает, что мама часто воровала из ближайшего магазина колбасу, которую прятала в рукав. Была и торговля «катанкой» и так далее. 

Двое маленьких детей – Витя и его сестра - постоянно были свидетелями пьяных посиделок, драк, разборок и скандалов на пьяной почве. Одно из самых страшных воспоминаний детства Вити – когда после очередного скандала с каким-нибудь сожителем мать будит ночью, заставляет их с сестрой срочно одеваться и куда-то идти. Эти ночные скитания по улицам, полная неизвестность и безысходность, холод, страх и постоянный голод дети, наверное, не забудут никогда. 

У Валентины Иосифовны свои двое детей, внуки, но смотреть равнодушно на то, что творится с ребятами – детьми своего племянника – она не могла. Двоюродная бабушка сначала детей подкармливала, потом пускала переночевать, когда малыши приходили к ней за защитой. Но и это детям было запрещено. «Мать» приходила к пожилой женщине, приютившей ее детей, и разражалась самыми страшными проклятьями в ее адрес. 

Слезы бабушки 

Больше всего Валентина Иосифовна жалела младшего ребенка – Витю. Старшей девочке – дочери той же горе-матери, тоже помогала, как могла, другая родственница. 

Валентина Иосифовна сама устроила Витю в детский садик. А когда Вите исполнилось 7 лет, его мама даже не подумала о том, что ребенку пора идти в школу. Тогда двоюродная бабушка решила и дальше сама позаботиться о мальчике. Витя стал учиться в интернате. Выходные проводил дома у бабушки. Так, незаметно мальчик стал частью семьи Валентины Иосифовны. Она заботилась о ребенке бескорыстно, даже не зная о том, что можно официально оформить опекунство и получать материальную поддержку. Только когда мальчику исполнилось 14 лет, двоюродная бабушка оформила документы как попечитель. 

И в садике, и в интернате Витя был любимчиком воспитателей. Хорошенький, добрый, открытый мальчишка был очень старательным, участвовал во всех культурных мероприятиях. Особенно удавались маленькому артисту выступления на сцене. Валентина Иосифовна до сих пор не может без слез вспоминать, как она тогда любовалась на малыша, который на сцене играл в спектаклях или читал стихи. 

- В начальной школе это был артист из артистов! Меня приглашали на концерты, спектакли. Я смотрела, радовалась, но не могла не плакать. Я просто слезами умывалась, думала и думала об одном: «Господи, ну где же ты мама?! Ну, посмотрела бы ты на ребенка-то своего! Вот он какой славный!» А люди не понимают, почему я плачу-то, все уговаривают меня, успокаивают, - вспоминает Валентина Иосифовна. 

Во время разговора бабушка достает из шкафа несколько внушительных толстых папок. В них она бережно хранит фотографии, где Витя совсем маленький, а также все его награды и грамоты, коих у Вити скопилось немало. Во время учебы в интернате мальчик занимался буквально всем и сразу. Были успехи и в соревнованиях по футболу, достижения в боксе, вольной борьбе. Витя катался на лыжах, участвовал в лыжных гонках, стрелял из лука, играл в настольный теннис. 

Сейчас Виктору уже 17 лет, он учится в индустриальном техникуме на помощника машиниста электровоза. В январе 2017 года он заканчивает учебу. Но что будет дальше с Витей, как сложится его жизнь – пока непонятно. 

В награду за доброту – долги 

Сейчас Валентина Иосифовне Бузиной уже 76 лет. Она инвалид второй группы, у нее гипертония и проблемы с позвоночником. В ближайшее время предстоит сложная операция, и женщина боится, что может случиться все что угодно. 

- У меня опухоль в позвоночнике. Я боюсь, что после операции могу, не дай бог, стать лежачей навсегда, это же позвоночник! Да и возраст уже не маленький, а что если умру скоро, что тогда будет с Витей? – волнуется пожилая женщина. 

Когда-то у семьи Мильцигаевых была своя просторная благоустроенная квартира. Но опять-таки по желанию матери Вити квартира была обменяна на неблагоустроенное жилье в деревянном двухэтажном доме. В доме, где проживают большей частью такие же неблагополучные люди, злоупотребляющие спиртным, сразу же нашлись собутыльники. С той поры мать Вити и ее сожитель переселились в комнату новых друзей. А жилье – соседняя комната, которая принадлежит Вите и его сестре, сдается в аренду. Куда тратятся деньги с арендной платы, наверное, объяснять не нужно. 

Кроме того, старый деревянный дом находится в плачевном состоянии. На все вопросы Валентины Иосифовны ей торжественно вручили список дел, которые она должна будет сделать для того, чтобы похлопотать за судьбу этого дома и выяснить, что к чему. Но пожилая больная женщина последние полтора года вообще не выходит из дома из-за больной спины. 

У нее опускаются руки всякий раз, когда она сталкивается со стеной равнодушия. Так, ей не удается поставить парня в очередь нуждающихся в жилье. Объяснение одно – у Вити уже есть в собственности ½ комнаты в том самом доме. Валентина Иосифовна никак не может объяснить чиновникам, что проживать нормальному человеку в таких условиях невозможно. 

- Дело даже не ветхости и плохом состоянии жилья. А в том, что за люди там проживают. Алкоголики, сожители его мамы, их друзья-приятели. Он же не может прийти в комнату и выгнать всех, он же не атлет-силач, он всего лишь подросток! - сетует Валентина Бузина. 

В довершение ко всему Валентине Иосифовне стали звонить и требовать, чтобы она оплатила коммунальные долги, которые накопила горе-мать. В общей сложности это порядка 80 тысяч рублей. 

- Почему-то считают, что раз Витя собственник, а я – его опекун, значит, именно мы должны оплачивать эти долги. Но ведь Витя там не жил и не живет, разве это справедливо? – говорит Валентина Иосифовна.

Лишенная родительских прав мать Вити должна 430 тысяч рублей в качестве алиментов обоим детям. Пенсионерке предлагают посодействовать тому, чтобы с матери-должницы каким-то образом эти деньги снимали и передавали в уплату ее же долгов. Словом, сейчас у больной женщины, и без того находящейся в сложной ситуации, голова идет кругом от всего того, что от нее требуют. И больше всего, конечно, ее заботит дальнейшая судьба Вити. 

- У меня осложненный остеопороз. 4 грыжи, 4 перелома и в одном из позвонков опухоль. Я боюсь того, что будет завтра. А тут еще столько всего навалилось, и никто мне не может помочь, только дают листочки со списками дел, хотя я и передвигаться не могу. Помогите, пожалуйста, нам добиться справедливости, - просит Валентина Бузина через газету. – Я только хочу, чтобы у Вити все было хорошо. 

Василиса Шишкина, «Номер один».

P.S. Как нас заверили в минсоцзащиты, в ближайшее время на дом к Валентине Бузиной выедет комиссия, которая попытается разобраться в ситуации. И по мере возможности помочь опекуну и ее воспитаннику. 

^