01.02.2006
В музее истории Бурятии четвертого февраля откроется выставка фотографий Александры Федоровой и Станислава Кудрулева. Не смотря на малоизвестность широкой публике, они уже успели заявить о себе как о чрезвычайно талантливых и интересных фотографах. Придя на выставку, вы не увидите привычных пейзажей или же этнических мотивов. Авторы представят снимки, которые никак укладываются в традиционное представление о "бурятской фотографии". Если вы считаете что "бурятская фотография" скучна и не актуальна, то с полной уверенностью можно сказать, что работы Александры и Станислава убедят вас в обратном.

Саша: "У меня тяга ко всему простому, емкому и строгому"

Александра и Станислав представляют собой инь и янь фотографического искусства. Они очень похожи по стилю фотографирования и видению мира. Их творчество можно описать одними и теми же словами. С другой стороны, их работы столь же различны, сколь различаются мужчина и женщина. Вы это чувствуете сразу, когда видите их снимки.

— Саша, почему ты выставляешься вместе со Станиславом Кудрулевым?

— Мы близки по духу, по стилю, у нас одни "тараканы в голове". Если сопоставить наши фотографии, можно увидеть особенности мужского и женского взгляда на фотографию. Мужская лаконичность, жесткость и женская витиеватость. У Стаса больше построений умственных, насколько я знаю, он заранее все придумывает, а потом это воплощает. У меня же больше эмоций, т. е. какое-то чувство схвачу или какой-то яркий образ. В общем, больше того, что присуще именно женщине.

— Что для тебя значит эта выставка?

— Во-первых, это очень большая встряска. Когда у тебя стоит реальная перспектива, что кто-то это увидит и как-то оценит, то сам начинаешь смотреть на мир другими глазами. Начинаешь более строго к себе относиться, сразу замечаешь кучу минусов. Даешь себе какие-то установки на будущее. Выставка — очень хороший стимул для развития. С другой стороны, это действительно волнительный момент. То, что ты вложил душу, увидят люди. На самом деле это очень важно.

— Как ты пришла к фотографии?

— Пришла обычно. Всю жизнь тяготела к изображению чего-либо, т. е. рисовала, хотя рисую не очень хорошо. Любила свободное время за этим коротать, а потом подарили фотоаппарат, и рисование постепенно отошло на второй план. В конце концов, вообще сгинуло. Первая пленка была цветная, решила переснимать всех, кто был на моем дне рождения, людей, которые и подарили фотоаппарат. С пленки вышло несколько хороших портретов. Потом уже началась черно-белая эпопея. Хотя, наверное, скоро начну жить, смотреть на мир и видеть краски.

— К какому стилю ты тяготеешь?

— Ближе к классике. Строгое построение цвета, некоторый лаконизм, почти граффити. В последний год у меня тяга ко всему простому, емкому и строгому. Меньше деталей, больше выразительности и силы. Но это лишь одна из многих граней фотографии. Мне интересно впоследствии попробовать другие направления.

— Твое отношение к мэтрам фотографии, к людям, которые составляют понятие "бурятская фотография"?

— Каждый раз, когда я прихожу в Союз фотохудожников и вижу фотографии Славы Урбазаева, Сергея Ильина, то получаю большой эмоциональный заряд. Это всегда своеобразная "эстетическая встряска". Я их очень высоко оцениваю. Общение с такими людьми всегда подстегивает и облагораживает. Для меня это тоже своеобразная школа.

— Что ты думаешь о перспективах развития фотографии в Бурятии?

— Фотография будет процветать и здравствовать. У меня очень оптимистичный взгляд на это дело. Надеюсь, Союз фотохудожников будет свою деятельность активно развивать. Сейчас идет речь о создании сайта союза фотохудожников. Планируется привлечь новых людей. Думаю, будут взращиваться новые таланты.

Станислав: "Если я не фотографирую, у меня начинается ломка"

— Станислав, а ты как пришел в фотографию?

— Сначала я занимался живописью и рисунком у Жидяева Виктора Ивановича. Я к нему ходил четыре года. У меня есть свои графические работы, рисовал карандашом, маслом. Живопись, графика — это очень тяжелый труд.

Сейчас основная деятельность — наружная реклама, но и помимо этого нахожу время для фотографии. Я любитель, по большому счету, в хорошем смысле этого слова. Я занимаюсь фотографией для себя, чтобы кошки внутри не царапали душу. Я на этом деле не зарабатываю. Для меня это наркотик. Если я не фотографирую, то реально начинается ломка. Я себя не хорошо чувствую. Фотография — это наркотик в хорошем смысле этого слова. Я не говорю, что я наркоман, я наркоман от фотографии. Мне это очень нравится.

Выставки же служат для удовлетворения личных амбиций. Хочется заявить о себе. Я стремлюсь к тому, чтобы то, как я вижу, чувствую мир, другой человек тоже увидел, почувствовал.

— Кого ты видишь своими учителями, наставниками?

— Жидяев Виктор Иванович, который во мне "третий глаз" открыл. Он один из тех людей, кто может раскрыть в человеке талант. Я считаю, что он лучший рисовальщик Бурятии.

— Можешь ли ты сравнить живопись и фотографию, что тебе ближе?

— Фотографией сложнее управлять. Я сторонник постановочной фотографии. Это та фотография, в которой что ты хочешь, то и делаешь. Это тоже своего рода живопись. Здесь просто очень много технических задач, которые иногда ограничивают творчество. В живописи и графике я совершенно свободен. Я могу с изображением что угодно делать. Есть, конечно, свои технические трудности, но все равно живопись более пластична и подвижна. В будущем я бы хотел вернуться к живописи.

— Какие стили в фотографии наиболее предпочтительны для тебя?

— Мне фотография всякая интересна. Нельзя сказать, что я сторонник чего-то одного, мне интересно все. Если говорить об источниках моего творчества, то это монументальное искусство, большое и мощное. Например, мне нравится Микеланджело, Леонардо да Винчи, а также нацистское искусство. В фотографии я тоже хотел бы к этому подойти, но пока сложно.

— Многие твои фотографии достаточно сложны для понимания. Как ты думаешь, кто является твоей публикой? Кому понравятся твои фотографии?

— Я фотограф для интеллектуальной публики. Мои фотографии для тех, кто ковыряется в себе, в своем мире. Мои фотографии не все понимают, я даже показываю не всем свои фото. Кто-то начинает говорить самые настоящие пошлости. Задают глупые вопросы, тыкают пальцем и хихикают.

— Что ты можешь сказать о культуре фотографии в Улан-Удэ?

— У нас культуры вообще нет. У нас полный упадок в этом плане. В нашем городе люди озабочены только добыванием денег на колбасу, хождением по улицам и мордобитием. Я мечтаю о том, чтобы в нашем городе открылся фотосалон, где выставлялись бы наши фотографы. Любой желающий мог бы прийти посмотреть и приобрести понравившуюся фотографию.

^