29.07.2015
В улан-удэнских кинотеатрах идет прокат фильма "Решала-2"
Вот уже второй год в бурятском киноматографе наблюдается некий спад. Год назад сами режиссеры признавали проблему бурятского кино – его уровень не меняется, качество не растет, а падает. Определенные надежды возлагались на ряд фильмов, в особой степени на продолжение криминальной драмы «Решала».

Первый фильм впечатлил многих. После проката в кинотеатрах создатели выложили фильм в Интернет, и он набрал более 5 млн. просмотров. Вывел «Решала-2» бурятский кинематограф из застоя или нет – «Номер один» решил посмотреть бурятскую премьеру. 


Начнем с плюсов: бурятские актеры стали играть лучше, более естественно, исключая несколько особо острых, следовательно, наиболее сложных моментов. 

Еще один плюс – иллюзии о романтике криминального мира, которые питают некоторые, авторы фильма разбивают напрочь. Причины действий братков – это только злость, обиды, жажда власти. А результат на самом деле всегда один – пуля в лоб. На этом плюсы фильма заканчиваются.

Если жизнь криминальных авторитетов, действительно, такая, как в «Решале-2», то она до ужаса однообразная и монотонная. Все час и двадцать минут зрители наблюдают за тем, как братки едут, едят, пьют, бегут, избивают, простите за выражение, справляют нужду. Фон мало меняется, несмотря на то что действие картины разворачивается в трех городах – Улан-Удэ, Иркутске, Саратове.

По своей основополагающей идее фильм близок к культовому «Брату» Алексея Балабанова. Однако, если в известном фильме зритель пласт за пластом разбирает темы фильма, характеры персонажей отличаются глубиной, и в конечном итоге зритель сопереживает и пытается осмыслить режиссерскую идею, то в «Решале-2» разбирать нечего. Не научились наши режиссеры играть художественными приемами, создавать смысловые пласты, придавать многоплановость, многослойность, глубину своим героям.

Да, конечно, это не уровень Балабанова. Конечно, «Москва не сразу строилась». Но. Прошло достаточно много времени, а бурятский кинематограф как был в зачаточном состоянии, так и остался.

Если эту криминальную драму изобразить в виде линии, то это будет одна прямая линия с небольшим зигзагом в конце. Все, чему научились авторы фильма за пять лет существования бурятского кино, - это один-единственный художественный прием, который используется в конце фильма и длится около двух-трех минут. 

В целом «Решала-2» - это штамп на штампе. Братки из фильма, похоже, застряли в 90-х. Внешний вид, манера речи, понятия – те же, что в прошлом веке. Главная мысль – хорошая мысль – «то, что не сделали родители, вынуждено доделывать общество» тонет в этой однообразности и монотонности. Она не донесена до зрителя и остается гореть белым текстом на черном фоне монитора в качестве постскриптума, но не в сердцах зрителей.

Если говорить в целом о киноискусстве, то качество идеи в кинокартине напрямую зависит от внутреннего мира режиссера, от уровня его развития – духовного, интеллектуального и т.д. А это огромная работа над собой. Это анализ человеческих поступков путем прочтения качественной литературы. Это развитие художественного вкуса путем знакомства с изобразительным искусством, фотоискусством. Это анализ режиссерских ходов, поиск идей, концепций путем просмотра спектаклей, балета, фильмов признанных авторов, которые обладают своим неповторимым стилем. Это стремление к лучшему (в духовном плане). Это саморазвитие. Тогда режиссеру есть что сказать и он знает, как это сделать.

Перед тем как ставить перед собой цель – заставить зрителей задуматься о чем-либо, то есть провести внутреннюю работу, режиссер должен сам провести эту работу над собой. Тогда бурятский кинематограф выйдет из своего застойного состояния.

Соня Матвеева, «Номер один». 

^