08.02.2006
Темой номер один в средствах массовой информации на прошлой неделе стали неуставные отношения в российской армии и связанные с ними жертвы среди военнослужащих. "Номер один" решил выяснить, насколько остро эта проблема стоит в Бурятии.

Причины суицидов — неуставные отношения

"Привет, мама и папа. Как у вас дела? У меня все плохо. Заберите меня, пожалуйста, отсюда, а то я или убегу, или умру. Обратитесь в военкомат, пускай меня переведут к нам. Давайте побыстрее решайте, а то я, наверное, эту неделю не доживу. Быстрее!" Такие письма не редкость в Комитете солдатских родителей Бурятии. Их приносят родители с просьбой разобраться, что же на самом деле творится за высокими заборами воинских частей, куда попадают их сыновья.

— За последние полтора года в армии погибло 36 призывников из Бурятии, — рассказывает председатель комитета солдатских матерей Бурятии Ольга Ганичева. — Сюда входят и самоубийства, и несчастные случаи. Но так просто человек не может покончить с собой. Однозначно можно сказать, что в большинстве случаев причины суицидов кроются в неуставных отношениях между молодыми бойцами и так называемыми "дедами".

Чтобы не сказал лишнего, солдата морили голодом в подвале

За помощью в комитет идут не только матери, но и сами военнослужащие. Ольга Станиславовна показывает коллективное обращение, подписанное десятком солдат, служащих в одной из воинских частей нашего города: "По одному они обращаться боятся. Я всегда говорю: ребята, если есть какие-то негативные явления в части, соберите пять, десять подписей, тех, кому нужна помощь, мы приедем и конкретно разберемся по каждому из случаев".

В один из приездов в воинскую часть, дислоцирующуюся в Читинской области, Ольгой Ганичевой были не только подтверждены факты неуставных отношений среди военнослужащих, но и выявлены другие нарушения прав новобранцев. Двоих ребят, у которых умерли родители, вопреки закону не отпустили домой. Проверяя казармы и разговаривая с ребятами, Ольга Ганичева еще не знала, что по приезду в город к ней в комитет позвонит одна из матерей тех новобранцев, которая расскажет, что ее сын во время той проверки был пристегнут наручниками к трубе в подвале, потому как был сильно избит и мог рассказать то, чего говорить не следовало. Ему давали только пить и совсем не кормили.

По словам председателя, она сразу же позвонила в часть, и ситуацию смогли взять под контроль. Но сколько тех ребят, которые не могут позвать на помощь и не вернулись домой живыми?

"Это же не тюрьма, это армия"

— Если, не дай бог, родителям приходит извещение о том, чтобы они встречали "груз-200", они естественно впадают в шоковое состояние. Хорошо, если рядом есть родственники, которые звонят к нам и спрашивают, что нам делать? В первую очередь я всегда советую вскрывать гроб, хотя сопровождающие груз говорят, что этого делать нельзя. Никто не может запретить матери вскрыть гроб.

Некоторое время назад был у нас такой случай, родители гроб вскрыли, провели экспертизу, а в результате выяснилось, что на теле у мальчика множественные побои и ссадины. Стало ясно, что налицо доведение до самоубийства.

Игорь Борисов был убит в одной из воинских частей в Сосновом бору в октябре 2002 года. Работящий уроженец Тарбагатая служил в подсобном хозяйстве части. Его зверски убили двое сослуживцев, которые так размесили ему железным молотом голову, что лицо парня собирали по частям. Их осудили, дали по 6 и 7 лет лишения свободы. Но единственного сына родителям уже не вернешь.

Через некоторое время шумиха вокруг неуставных отношений в российских войсках поутихнет, и все вернется на круги своя. Кричащие о том, что в их части нет дедовщины полковники, успокоятся и продолжат смотреть сквозь пальцы на уже ставшее традиционным "воспитание" новобранцев более мудрыми старшими товарищами. Но не пора ли сделать воинские части более открытыми для глаз, как в Европе. Там новобранцы, как студенты, ежедневно в 8 часов утра приходят в часть, занимаются, учатся, а в 5 вечера покидают ее. По плану они выезжают на неделю на стрельбы, а потом вновь учатся. Кто-то все же живет в казармах, но после пяти вечера свободно может сходить в кино или к девушке.

— Это же не тюрьма, в конце концов, не зона, — говорит Ганичева. — Это армия, в которой парню должны дать специальность, научить. Многие ребята, которые обращаются за помощью, хотят служить, но служить почеловечески.

P.S. Телефон Комитета солдатских родителей: 21-52-41.

^